Перенос мокрой зоны в квартире согласование 2018

2020.07.29 20:15 postmaster_ru В 2018 согласование перенос мокрой зоны квартире

Марс, туда и обратно Какова роль марсохода «Персеверанс» в плане по доставке марсианского грунта на Землю
30 июля с космодрома на мысе Канаверал к Марсу отправится ракета «Атлас-5» с марсоходом «Персеверанс». И это не просто очередной марсианский ровер. Это — первый шаг в фантастически сложном, дорогом и долгом проекте по доставке на Землю образцов марсианской породы. Разберемся, зачем нужны все эти усилия, и как именно марсианский грунт американцы собираются доставить в земные лаборатории.
Примерно раз в 780 суток Земля и Марс оказываются в наиболее удобном положении для запуска космических аппаратов с Земли на Красную планету: в 2020 году «окно на Марс» открыто с 15 июля по 13 августа. В него должны были лететь четыре межпланетные миссии, но полетело три: орбитальный аппарат Объединенных Арабских Эмиратов «Аль-Амаль» (Al Amal) и китайская миссия «Тяньвэнь-1» (Китай запустил сразу орбитальный зонд и спускаемый модуль с марсоходом) уже отправились в путь, замыкают «марсианский караван» 2020 года американский «Марс-2020». Российско-европейскую миссию «Экзомарс-2020» «Роскосмос» и Европейское космическое агентство перенесли — вмешалась пандемия COVID-19, и организации не смогли обеспечить совместное удаленное управление проектом.
Американская программа предполагает отправку на Марс марсохода «Персеверанс» (Perseverance, «настойчивость»). Во многом этот аппарат похож на своего предшественника, марсоход «Кьюриосити», который работает на планете почти восемь лет. Но у него есть и существенные отличия в составе научных приборов, а кроме того, новый ровер отправится в путь не один, а в сопровождении первого внеземного вертолета. Однако главное отличие состоит в том, что этот космический аппарат станет первым этапом миссии по доставке марсианского грунта на Землю, MSR (Mars Sample Return Mission). Решение этой задачи займет 11 лет и станет первой в истории попыткой доставить с Марса образцы песка и камней.
Набор инструментов Научные инструменты на «Персеверансе» ASA/JPL
Для исследования грунта прямо на поверхности Красной планеты «Персеверанс» оснащен следующие инструментами: PIXL, RIMFAX, SuperCam и SHERLOC. Кроме этого, для осмотра местности «Персеверанс» использует Mastcam-Z, блок из двух камер, практический такой же как и на «Кьюриосити».
По инструментам «Персеверанс» напоминает ровер «Кьюриосити» — в его арсенале тоже в основном спектрометры различных типов. Главное отличие в том, что «Кьюриосити» обладает механической рукой, оснащенной ударным буром для взятия проб марсианского грунта с глубины, а анализ образцов производится внутри корпуса. У «Персеверанс» бур гораздо меньше и является частью прибора SHERLOC. Он прячется прямо в механической «руке» марсохода, а внутреннее пространство ровера используется для хранения образцов.
PIXL (планетарный инструмент для рентгеновской литохимии) — это рентгенофлуоресцентный спектрометр, способный определять состав грунта и работающий даже с мелкодисперсным песком. Образец облучается источником высокоэнергетического излучения, отраженное грунтом излучение улавливается детектором и при помощи специальных методов математического моделирования компьютер определяет состав образца. Плюс такого анализа в его скорости — он требует всего несколько секунд.
Похожим образом работает и SHERLOC, рамановский спектрометр, который вместо рентгеновского излучения использует ультрафиолетовое. Его основная задача — определять состав мелкодисперсных образцов и искать в них органические соединения, которые, возможно, подскажут нам, была ли на Марсе жизнь.
SuperCam оснащен двумя лазерами и четырьмя спектрометрами, а его задача — анализ химического и минерального состава горных пород и реголита на расстоянии. Метод, заложенный в его основу, называется лазерно-искровая эмиссионная спектрометрия — лазер фокусируется на поверхности вещества, а специальные датчики изучают факел возникающей плазмы и анализируют его. Предполагается, что и он может определять биосигнатуры — следы проявлений жизни как в прошлом, так и в настоящем.
Новшеством на борту «Персеверанс» является прибор RIMFAX, предоставленный для миссии Норвежским центром оборонных исследований (FFI). Это георадар, способный изучать слои грунта с разными характеристиками, искать пустоты или подземный лед под колесами марсохода.
Испанские ученые, которые создавали для ровера «Кьюриосити» метеорологические приборы, сделали метеостанцию и для нового марсохода, но теперь их ассортимент существенно богаче. Набор датчиков MEDA, созданный Испанским центром астробиологии, будет измерять температуру воздуха, скорость и направление ветра, атмосферное давление, влажность, уровень радиации, размер и форму частиц пыли, поднимаемой ветром или колесами «Персеверанса». Получается, что в основном грунт исследуется на месте лишь различными спектрометрами, без других типов анализа.
Прибор MOXIE на борту ровера будет прокладывать путь будущим пилотируемым экспедициями. Его главной задачей будет получение кислорода из марсианского воздуха. Если MOXIE будет исправно выполнять свою работу, то и у будущих покорителей Марса будет достаточно кислорода для дыхания, а также окислителя для ракетного топлива.
Помимо камер, на «Персеверансе» стоят еще и микрофоны. С их помощью ученые смогут послушать Марс (это впервые начал делать InSight), да и сам марсоход.
Первый в истории марсианский (и вообще внеземной) вертолет «Инженити» (Ingenuity, «изобретательность»), станет спутником марсохода. Дрон выполнен по соосной схеме с двумя винтами диаметром 1,2 метра. Они будут вращаться со скоростью 2400 оборотов в минуту, что гораздо быстрее, чем у земных вертолетов. Аппарат массой около 1,8 килограммов оснащен аккумуляторами на солнечных панелях, камерой и системой навигации. Главные проблемы дрона — низкие температуры и разряженная атмосфера Марса. Специалисты NASA говорят, что запустить вертолет в атмосфере Марса — это все равно что поднять его на 30-километровую высоту на Земле.
Предполагается, что дрон будет заниматься разведкой на местности: совершать небольшие полеты длительностью всего несколько минут, подниматься лишь на несколько десятков метров, делать фото и возвращаться обратно для подзарядки. Но главная задача дрона — хотя бы просто взлететь, это покажет, возможен ли управляемый полет в атмосфере Марса.
«Инженити» и «Персеверанс», иллюстрация. NASA/JPL-Caltech
Зачем собирать камни Зачем ученые пытаются собирать по всей Солнечной системе различные образцы вещества? Собирают камни на Луне, обстреливают и сбрасывают бомбы на астероиды, отправляют аппараты в пролет сквозь хвост кометы и ловят) частицы солнечного ветра в ловушки из аэрогеля. Казалось бы, внеземное вещество само падает на Землю тоннами в виде метеоритов, и в распоряжении ученых есть даже метеориты, попавшие на Землю с Марса.
Один из ответов могут дать археологи: они хорошо знают, что старинный предмет, который нашел «черный копатель» и продал в антикварную лавку, практически бесполезен для исследователей, потому что для них критически важен контекст. Без ответа на вопрос, в каком слое лежал артефакт, рядом с какими предметами, находка становится немой.
По словам Марины Ивановой из лаборатории метеоритики Института геохимии и аналитической химии имени Вернадского РАН (ГЕОХИ), грунт, доставленный с Марса поможет точно атрибутировать марсианские метеориты. Сейчас ученых интересуют глубинные, коренные породы на Марсе. «Кьюриосити» уже дал достаточно информации об осадочных породах на самой поверхности. А вот получить керн, колонку марсианского грунта, было бы гораздо важнее. Полученное вещество можно будет сравнить с марсианскими метеоритами, как это было уже сделано с лунным грунтом. «Только тогда можно будет подтвердить, что метеориты, которые сейчас считаются марсианскими, попали на Землю именно оттуда», — сказала Иванова в беседе с N+1.
Второй ответ могут дать геохимики: они хорошо знают, что только крайне сложные, дорогие и капризные приборы, которые никак нельзя отправить на Марс, могут дать ответы на многие важные вопросы об истории этой планеты. В частности, по словам Эрика Галимова, научного руководителя ГЕОХИ, на марсоход нельзя поставить часть приборов, которые были бы очень важны для исследования грунта, например циклотронный масс-спектрометр, ионный зонд. Именно поэтому, несмотря на все инструменты «Персеверанса», ученым так важно доставить грунт на Землю и изучить его уже в лаборатории. «Именно там можно было бы построить изотопную диаграмму по кислороду, это не самое сложное из возможных исследований, но очень нужное и при этом требующее именно лаборатории», — говорит Галимов, добавив, что изотопный состав может дать информацию о биогенности вешества, то есть о связи его происхождения с работой живых организмов.
Подобные исследования — процесс небыстрый. Лунный грунт, добытый в прошлом веке Советским Союзом и США, изучается до сих пор: проводятся научные симпозиумы, выдвигаются новые теории. Анализ вещества, доставленного космическим аппаратом «Луна-20», поставил крест на теории о составе лунных «материков» и гипотезе, что они состоят из первичного, недифференцированного вещества, каким оно было непосредственно после образования Луны из протопланетного облака. Более того, присутствие анортозитов на поверхности лунных «материков», по-видимому, свидетельствует о значительной дифференциации первичной Луны уже на очень ранней стадии ее существования.
Получив лунный реголит, ученые смогли исследовать в лабораторных условиях химический состав различных образований в поверхностном слое спутника Земли, в том числе отдельных камней и фрагментов. Порой эти фрагменты имели размер нескольких микронов. Были изучены кристаллы различных минералов, слагающих лунные породы. Отдельно удалось проанализировать и обнаруженные в лунном грунте стеклообразные шарики, по-видимому, образовавшиеся при частичном расплавлении грунта в момент удара микрометеоритов.
Марс гораздо интереснее и перспективнее, чем Луна. Именно с Марсом связаны надежды специалистов найти первую инопланетную жизнь, пусть и простейшие бактерии. И именно изучение грунта в земной лаборатории способно поставить окончательную точку в этом вопросе.
Кроме чисто научного, тут еще присутствует и технологический интерес — возможность доставить грунт с другой планеты это очень сложная технологическая задача, настоящий вызов для современной космонавтики.
Коллекционер Программа «Марс-2020» станет первым шагом миссии по доставке марсианского грунта на Землю. О дальнейших шагах этой программы известно не так много, ее продолжение существует пока лишь в виде планов и черновых разработок, и может полностью изменится, например, в случае проблем у миссии «Марс-2020» или ее переноса. Основная информация о доставке марсианского грунта стала известна в апреле 2020 года, после онлайн-совещания группы по анализу программы исследования Марса (MEPAG), в которую входят специалисты NASA и Европейского космического агентства (ЕКА).
Первая и самая важная стадия операции возложена на марсоход «Персеверанс». Во время своей работы на поверхности Марса он будет брать образцы марсианского грунта в разных точках и помещать их в специальные герметичные металлические «пробирки». Раньше предполагалось, что «Персеверанс» будет оставлять их на своем пути, подобно мальчику-с-пальчик, оставлявшему за собой хлебные крошки, а затем их должен был бы подобрать следующий марсоход, однако новый вариант миссии предполагает, что все они будут собраны в одной точке. Очень важно будет собрать образцы с разных мест прохождения марсохода. Марсоход специально отправляют в кратер Езеро: ученые считают, что раньше на его месте существовало озеро, а значит там много отложений богатых глиной. Если там была вода, то, вполне возможно, была и жизнь.
Кратер Езеро, с подкрашенными регионами, где, по мнению ученых, «Персеверанс» сможет набрать образцы марсианского грунта, богатые глиной
Александр Базилевский, заведующий лабораторией сравнительной планетологии ГЕОХИ РАН, считает, что наиболее важно попробовать взять образцы не с поверхности, где «все окислено», а из глубины породы — ученому хотелось бы увидеть филлосиликаты (марсианские глины), которые формировались при участии воды, и, возможно, могут содержать следы бактерий. Геологу интересно посмотреть и на магматические породы, они позволят больше узнать о процессах образования Марса, а про историю климата могут рассказать осадочные породы. Определять наиболее перспективные места нахождения таких пород как раз может помочь дрон, говорит Базилевский.
«Персеверанс» довезет образцы до условленного места в кратере Езеро. Кратер имеет диаметр 49 километров, вся миссия «Персеверанса» будет проходить внутри него. Прибыв на место, он организует специальную площадку, куда будет сгружать все собранное. Предполагается что после отправки образцов, если у «Персеверанс» будут силы, он продолжит работу, а в действие вступит вторая часть плана, которая сейчас называется «26-26-31».
Снимок части кратера Езеро, который ученые считают бывшей дельтой реки. (а) Цветные части соответствуют зонам, где спектральные свойства поверхности указывают на наличие смектитов и карбонатов; (b) Снимок наиболее насыщенной этими материалами зоны; (c) Еще более увеличенный снимок, показывающий, что в этом месте на поверхность выходит сразу множество горизонтальных слоев грунта
В 2026 году, в очередное пусковое окно к Марсу, американцы запустят к планете еще один аппарат, чтобы отправить собранные «Персеверансом» пробы на Землю. Спускаемый аппарат второй миссии должен будет приземлиться в кратере Езеро в 2028 году. Ровер, судя по иллюстрациям, будет меньше «Персеверанса» в несколько раз. Главной его задачей станет сбор капсул с грунтом и перенос их в ракету. Это должно занять около 13 месяцев, около половины марсианского года. На работу у «Лэндера» будет несколько летних месяцев, следом за которым начнется сезон пыльных бурь. Посадка в этот период позволит марсоходу, скорее всего, обойтись только солнечными панелями, не используя в конструкции марсохода второго этапа тяжелый радиоизотопный термоэлектрический генератор (РИТЭГ), который установлен на «Персеверанс».
Ориентировочный маршрут марсохода в рамках основной и расширенной программы
Ровер погрузит пробы на ракету, та взлетит с поверхности Марса и направится к ожидающему ее на низкой орбите космическому аппарату для возврата образцов. Этот орбитальный аппарат тоже стартует в октябре 2026 года. Используя электрическую двигательную систему, он выйдет на низкую орбиту как раз к тому времени, когда туда же прибудет «подъемник».
При доставке образцов с Марса впервые в истории человечества будет использоваться протокол «обратной» планетарной защиты от возможных чужеземных микроорганизмов. Поэтому проектироваться возврат образцов будет с учетом того, чтобы они не контактировали с земной атмосферой до момента доставки на планету.
Пока общего бюджета миссии еще нет, как нет и выполненных в металле космических аппаратов, посадочного модуля и ровера для второй фазы. Все дело в том, что дальнейшая работа над миссией очень сильно зависит от начала успешной работы «Персеверанс», именно поэтому так важен этот запуск и безопасная посадка. Именно после нее может начаться одна из самых сложных и удивительных космических миссий настоящего времени — возврат марсианского грунта.
Источник
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]


2020.07.04 20:34 postmaster_ru Перенос мокрой зоны в квартире согласование 2018

Первые звезды во Вселенной погасли уже через 500 млн лет после Большого взрыва Задача поиска следов самых первых звезд, которые зажглись во Вселенной, — одна из основных в современной астрофизике. Проблема в том, что эти звезды существовали очень небольшое время после Большого взрыва, а возможностей современных телескопов едва хватает, чтобы заглядывать в те далекие времена.
Рис. 1. Скопление галактик Abell 370, сфотографированное телескопом «Хаббл». Эта область — одна из площадок, выбранных для исследования в рамках обзора Hubble Frontier Fields, проводившегося в 2013–2017 годах. Голубые дуги — наиболее явный результат гравитационного линзирования более далеких галактик этим скоплением. Фото с сайта frontierfields.org
Недавно появилась статья, авторы которой пишут о своем подходе к работе с данными обзора Hubble Frontier Fields, дополненными наблюдениями космического инфракрасного телескопа «Спитцер» и наземного Очень большого телескопа в Чили. Ученые использовали сложное моделирование и нетривиальные алгоритмы обработки снимков далеких галактик, свет от которых был усилен гравитационными линзами. И хотя следов первых звезд им найти не удалось, эта работа всё равно дала важные результаты. Во-первых, из нее следует, что всего через 500 млн лет после Большого взрыва самых первых звезд уже не осталось. Во-вторых, применение методов, описанных в этой работе, к данным телескопа им. Джеймса Уэбба, запуск которого намечен на будущий год, наверняка приведет астрономов к долгожданному обнаружению первых звезд.
Во Вселенной много загадок, но один из самых важных нерешенных вопросов относится к первым звездам: когда они сформировались и как сильно условия во Вселенной в то время отличалась от сегодняшних? По данным современной физической космологии, первые звёзды начали формироваться спустя несколько сотен миллионов лет после Большого взрыва, когда Вселенная достаточно остыла для того, чтобы облака водорода смогли нарушить установившееся гидростатическое равновесие и начать сжиматься в протозвёзды. Сформировавшиеся таким образом звёзды стали первыми источниками света во Вселенной, приняли участие в процессе реионизации и обогатили космос первыми тяжелыми элементами. Но это всё в теории. Чтобы проверить эти предположения, первые звёзды необходимо обнаружить.
За последние сто лет астрономы пришли к выводу, что звёзды не образовались в какой-то один момент: и в каждой галактике, и во Вселенной в целом процесс образования звезд идет миллиарды лет, и, например, в Млечном Пути он еще не закончился. Естественно, из-за изменения химического состава Вселенной (которое в основном происходит благодаря нуклеосинтезу в недрах звезд и при вспышках сверхновых) вновь образованные звёзды отличаются от тех, что появились раньше. Для классификации звезд с точки зрения времени их образования используется понятие звездное население (или звездное поколение).
Как и многие термины в астрономии, поколения звезд называются (точнее, нумеруются) не в хронологическом (относительно возраста Вселенной) порядке, а в порядке, в котором их открывали ученые. Поэтому звёзды, которые образовались позже всего (например, наше Солнце), относят к населению I (см. Population I stars) — они сформировались из остатков более ранних звезд, и в их внешних слоях относительно много тяжелых элементов (то есть элементов тяжелее гелия, которые в астрономии принято называть металлами), которые сами там образоваться не могли. Так, например, на поверхности Солнца более 1% от массы составляют кислород, углерод и неон. Эти более ранние звёзды тоже образовались не только из водорода или гелия — хотя большая часть их прогорела и взорвалась, но самые холодные из них (а значит, маломассивные и потому способные существовать очень долго) были найдены в звездных скоплениях, разбросанных по нашей Галактике. Их называют звездами населения II (см. Population II stars). В них намного меньше элементов тяжелее гелия, но они всё же там есть. И только в исходных ингредиентах самых первых звезд — звезд населения III (см. Population III stars) — должны быть только водород и гелий, то есть элементы, которые были во Вселенной сразу после Большого взрыва. Звёзды населения III до сих пор не найдены.
Сразу нужно оговориться, что напрямую увидеть отдельные звёзды населения III мы, скорее всего, не сможем никогда. Разрешение лучших телескопов — существующих, проектируемых и даже еще только планируемых — позволит видеть отдельные звёзды разве что в самых близких галактиках (а, например, часть звезд нашего Млечного Пути скрыта от нас облаками газа и пыли, и мы их не увидим никогда). Поэтому астрономы пытаются найти галактики в молодой Вселенной, в которых есть хотя бы косвенные признаки наличия звёзд населения III.
Один из признаков — следы, оставленные взрывами сверхновых. Первые звёзды были крайне массивными и прожигали весь свой водород всего за несколько миллионов лет, взрываясь сверхновыми. Поэтому в галактиках молодой Вселенной должен быть сильный избыток рентгеновского излучения, возникающего в таких процессах. Поиски этих рентгеновских следов идут в галактиках на больших красных смещениях — то есть эти галактики очень далекие, и мы их видим в то время, когда Вселенная была молода. Недостаток этого метода в том, что он позволяет найти галактики, где звёзды населения III еще «недавно» были, но уже исчезли. Это означает, что можно только примерно предположить время их появления, а получить информацию об их массе, составе и распределении по объему родительской галактики, увы, не получится.
Обнаружить следы присутствия звезд населения III во время их жизни можно по особенностям излучения галактик в ультрафиолетовом диапазоне (о том, почему это так, рассказано ниже). Именно этот УФ-след и ищет группа астрономов во главе с исследователем из Европейского космического агентства Рачаной Бхатавдекар (Rachana Bhatawdekar). Первая статья группы, посвященная этой теме, вышла в прошлом году (R. Bhatawdekar et al., 2019. Evolution of the galaxy stellar mass functions and UV luminosity functions at z = 6−9 in the Hubble Frontier Fields). Сейчас к печати в журнале MNRAS готовится их вторая статья, доступная пока в виде препринта. О ней и пойдет речь дальше.
Все работы по первым звездам ведутся на пределе технических возможностей современных телескопов, и измерения проводятся, увы, с большими погрешностями. Поэтому важно иметь статистически большую выборку максимально далеких от нас галактик, в которых уже можно будет искать признаки (или следы) первых звезд. А далекие галактики, как ни странно, лучше всего искать там, где, на первый взгляд, ничего нет, — то есть нет близких и ярких объектов, которые бы засвечивали снимок, пока телескоп «всматривается» в космические дали. Одно из таких мест на небосводе называется Hubble Ultra Deep Field (см. картинку дня Hubble Legacy Field). Площадь этого казавшегося темным и ничем не примечательным участка неба в 160 раз меньше лунного диска. Но в 2003 году, после того как телескоп «Хаббл» пронаблюдал его в течение 11 суток, оказалось, что на нем находятся более 10 тысяч галактик, большинство из которых очень молодые — они находятся красных смещениях z = 6–9. То есть мы их видим в первый миллиард жизни Вселенной.
Долгие попытки использовать эти данные для поиска звезд населения III дали крайне противоречивые результаты. Некоторые научные группы заявляли о том, что наклон спектра в УФ-диапазоне указывает на присутствие первых звезд, но последующие наблюдения показали, что разброс величин слишком большой, а ошибки измерений не позволяют построить точный график (точнее, позволяют построить какой угодно график).
Но удача сопутствует храбрым. Оказалось, что есть еще более удачное поле для поиска первых звезд. Оно называется Hubble Frontier Fields (HFF) и состоит из шести небольших площадок (каждая размером около 1/1000 лунного диска), расположенных в направлении на гигантские скопления галактик, которые находятся от нас примерно в 4 миллиардах световых лет (примеры таких скоплений — Abell 370 в созвездии Кит и Abell 2744 в созвездии Скульптор). Скопления эти примечательны тем, что своей гравитацией они собирают свет от намного более далеких галактик и направляют его к нам, — то есть они являются гравитационными линзами (рис. 2) и позволяют нам при помощи телескопа «Хаббл» увидеть галактики такими, какими они были всего через 500 миллионов лет после Большого взрыва, когда возраст Вселенной составлял всего 3,6% от нынешнего.

Рис. 2. Принцип действия гравитационной линзы. Скопление галактик, расположенное между Землей и удаленной галактикой, собирает идущий от нее в разных направлениях свет в пучок, который попадает на зеркало телескопа. Масса скопления, искривляющая пространство и поэтому заставляющая свет менять направление, работает подобно собирающей линзе. Рисунок с сайта spacetelescope.org
Еще важнее, что увидеть можно далекие галактики средних размеров — вплоть до тех, что в 1000 раз тусклее (то есть менее массивные), чем наш Млечный Путь. Такие тусклые галактики особенно подходят для поиска признаков звезд населения III: обычное звездообразование в них идет не так активно, а значит проще выловить искомый сигнал от первых звезд, ведь он не «размазывается» по многим сотням их новорожденных соседей.
Для наблюдения за этими площадками в 2013–2017 годах решением директора телескопа «Хаббл» из его личного резерва было выделено полторы тысячи часов. Потом данные «Хаббла» были дополнены наблюдениями космического телескопа «Спитцер» в инфракрасной (ИК) области. Сейчас HFF используется астрономами разных стран для изучения всех аспектов формирования и эволюции галактик в ранней Вселенной. В обсуждаемой работе изучалась одна из площадок HFF, она называется MACSJ0416.1-2403 и содержит около трех тысяч галактик.
Сразу скажем, что признаков первых звезд обнаружить не удалось. Отсутствие результата в научном исследовании — это тоже результат. Но значение этой работы еще и в том, как астрономы подошли к двум вечным проблемам, возникающим при работе с далекими галактиками, — учету засветки от линзирующего скопления и стыковке данных, полученных от принципиально разных телескопов. Давайте это обсудим.
Свет от скопления линзирующего галактик и свет, идущий от более далеких галактик, усиленный этим скоплением, ничем принципиально не отличаются друг от друга: на изображении, полученном телескопом, будут видны разбросанные по полю зрения галактики разных цветов, форм и размеров, но некоторые из них принадлежат линзирующему скоплению, а некоторые являются далекими фоновыми галактиками, в которых ищут первые звёзды. Световые профили галактик будут накладываться друг на друга, мешая определить их точные границы и полную светимость. В обсуждаемой работе предложен следующий выход из этой ситуации. Сначала по уже имеющимся данным телескопа «Хаббл» для каждой галактики было измерено красное смещение, которое позволило надежно установить, какие из них принадлежат более близкому скоплению, а какие находятся далеко за ним. Затем, используя закон распределения поверхностной яркости галактик, известный также как закон Серсика, ученые построили модельные профили всех массивных галактик линзирующего скопления и затем вычли их из изображений реальных галактик. Таким образом, на снимках остались только те галактики, которые не принадлежат линзирующему скоплению (рис. 3).

Рис. 3. Скопление галактик MACSJ0416. Слева — снимок телескопа «Хаббл» на длине волны 1,6 мкм. Светло-голубым выделены критические линии — области, где усиление света далеких галактик особенно сильно. Справа показан тот же участок, но без галактик линзирующего скопления, которые были убраны с помощью модельных профилей, построенных на основании закона Серсика. Рисунок из обсуждаемой статьи
Следующим этапом поиска звезд населения III стало изучение УФ-излучения оставшихся на снимке источников (ультрафиолетовым оно является в системе отсчета далекой галактики — до нас оно доходит уже в оптическом диапазоне из-за красного смещения). Стандартный подход здесь — представить форму усредненного спектра в виде степенного закона f(λ)=λ(−β)f(λ)=λ(−β) (где λλ — длина волны) и измерить коэффициент завала УФ-спектра ββ: в нормальных галактиках с продолжающимся звездообразованием коэффициент ββ обычно равен −2 (то есть чем дальше мы уходим в УФ-область, тем сильнее поток излучения), но у галактик со звездами населения III УФ-излучение еще сильнее, и ββ должна достигать −3 (рис. 4).

Рис. 4. Пример спектра молодой галактики с активным звездообразованием. Показаны дальний и ближний УФ-диапазоны (участки выделены синим и голубым), а также видимый свет (правая часть графика). Молодые звезды дают существенный вклад в коротковолновую часть спектра, который обрывается из-за недостатка чувствительности камеры на этих длинах волн. Серым цветом показана кривая наклона спектра с рассчитанным коэффициентом ββ. Рисунок из статьи S. M. Wilkins et al., 2012. Predictions for the intrinsic UV continuum properties of star forming galaxies and the implications for inferring dust extinction
Физика здесь довольно простая: чем звезда массивнее, тем ярче она горит. Максимум излучения самых больших звезд классов O и B приходится на жесткий ультрафиолет и спадает по мере приближения к оптическому диапазону. Самые первые звёзды формировались в условиях практически неограниченных запасов водорода и скорее всего были еще массивнее (вероятно, они были самыми массивными звездами в истории), а значит, их УФ-излучение должно быть еще сильнее, а ββ — еще отрицательнее. И если таких звезд много, то в интегральном спектре галактики (напомним, что отдельные звёзды на таком расстоянии не видны) тоже будет избыток УФ-излучения, спадающий по мере увеличения длины волны. Таким образом, поиск первых звезд сводится к поиску галактик с максимально отрицательными значениями коэффициента ββ, что соответствует самому крутому наклону (или, как говорят, завалу) спектра.
Сам процесс поиска — это тоже сложная задача. Когда в 1994 году знаменитый астроном Даниэла Кальцетти (Daniela Calzetti; кстати, в мае этого года ее выбрали в Национальную академию наук США за большой вклад в изучение молодой Вселенной) впервые предложила изучать свойства галактик путем измерения завала спектра, этот метод предполагалось использовать для учета количества пыли в галактиках (D. Calzetti et al., 1994. Dust Extinction of the Stellar Continua in Starburst Galaxies: The Ultraviolet and Optical Extinction Law). Суть в том, что методом наименьших квадратов можно посчитать наклон графика потока в зависимости от длины волны в пределах от 125 до 260 нм. Сравнивая получившийся наклон с наклоном ближних и хорошо изученных галактик вроде Млечного Пути или Магеллановых облаков, можно оценить количество пыли в различных галактиках. Со временем астрономы поняли, что на форму завала спектра помимо количества пыли внутри галактики также влияет металличность ее звезд (чем меньше в водородной звезде примесей тяжелых элементов, тем она голубее) и общее количество молодых массивных звезд. Логично, что в ранней Вселенной, где мало элементов тяжелее водорода и гелия, и металличность звезд, и влияние пыли будут минимальными (и потому практически не увеличат значение ββ), а вот яркие и горячие звёзды населения III, наоборот, будут делать наклон спектра более крутым.
Проблема, однако, в том, что спектр и 25 лет назад, и сейчас можно получать только для ярких галактик: будучи разложен призмой, поток излучения должен быть всё еще достаточно сильным, чтобы его зафиксировала матрица приемника. А что делать, когда галактики сами еле видны даже в мощнейшие телескопы? Стандартным приемом является упрощение метода: галактика снимается в двух УФ-фильтрах, которые дают две точки на границах УФ-диапазона. Через эти точки, как мы знаем еще со времен Евклида, можно провести только одну прямую, которая и даст наклон. Не нужно объяснять, сколько ошибок может вкрасться в величину наклона, измеренную таким образом...
Новаторский подход авторов обсуждаемой статьи заключается именно в способе измерения параметра ββ. Раз нельзя напрямую получить спектр этих далеких галактик, решили они, его надо смоделировать, используя все имеющиеся данные от разных телескопов, а также существующие модели развития и эволюции галактик.
И снова немного физики. Разные процессы в галактиках проявляются в виде характерных особенностей на разных участках спектра. Как мы уже знаем, текущее звездообразование наиболее ярко проявляется в УФ-диапазоне. Уже сформировавшиеся звёзды главной последовательности ярче всего светят в оптическом диапазоне. Тусклые звёзды, пыль и газ хорошо видны в ИК-диапазоне. Чтобы построить модельный спектр галактики (то есть узнать относительное количество звезд всех масс, количество газа, пыли и других источников излучения, найти их эталонные спектры и сложить их вместе, получив интегральный спектр галактики), надо постараться учесть все эти детали, не забывая, что на красном смещении z = 9 длина всех участков спектра увеличилась ровно в 10 раз, и теперь даже верхняя граница УФ-диапазона будет нам видна на длине волны 1,25 мкм, а это уже ИК.
Как уже говорилось, телескопы «Хаббл» и «Спитцер» получили глубокие изображения скопления MACSJ0416. Проблема в том, что они работают в несмежных участках спектра: камеры «Хаббла» снимают в диапазоне 0,4–1,6 мкм, в то время как самый коротковолновый фильтр «Спитцера» принимает свет на длине волны 3,6 мкм. Чтобы построить более точное распределение энергии по длине волны, было бы неплохо получить хотя бы одну точку в незакрытой области электромагнитного диапазона между зонами чувствительности обоих телескопов. Для этого были использованы данные камеры HAWK-I, установленной на Очень большом телескопе в Чили, — с ее помощью были получен снимок в фильтре K, а это ближний участок ИК-диапазона.

Рис. 5. Расположение фильтров телескопа «Хаббл» и двух каналов телескопа «Спитцер» на шкале длин ЭМ-волн. Большой разрыв между областями чувствительности этих телескопов останется не заполнен до запуска космического телескопа им. Джеймса Уэбба, который запланирован на 2021 год. Частично это можно компенсировать длительными наблюдениями на наземных телескопах с помощью фильтра K, середина зоны пропускания которого приходится на длину волны 2,2 мкм. Рисунок с сайта ned.ipac.caltech.edu
Важным (и самым трудоемким) этапом научной работы было сопоставление снимков, полученных разными телескопами. Дело в том, что качество изображения, угловое разрешение и чувствительность матриц настолько разнятся, что порой совершенно непонятно, где на ИК-снимках находится маленькая галактика, отчетливо видная на снимках «Хаббла»: ее может быть вообще не видно, или она могла слиться с изображением близкой соседки, а то и нескольких галактик разом. Чем-то это похоже на задачу из детективных фильмов, когда из нескольких размытых пикселей на старой камере слежения нужно получить не только номер автомобиля преступника, но и отпечатки грязи на заднем бампере. Эта же проблема обыграна в одном из эпизодов мультсериала «Футурама».
Оказывается, в астрономии подобные детективные трюки возможны. Прием называется Template Fitting, что можно перевести как «поиск эталонных изображений». Его суть в том, что изображение галактики в более качественном телескопе (в нашем случае это «Хаббл») используется для создания модели изображения этой же галактики в телескопе с менее качественным изображением (VLT и «Спитцер»). Для этого используется математическая операция свертки), которую можно представить как перемножение интегралов, описывающих распределение потока по площади (рис. 6). Получившееся эталонное изображение масштабируется и центрируется, чтобы оно совпало с настоящей галактикой на снимке. Как только это произошло, то поток излучения этой эталонной галактики заносится в каталог. Получается, что из низкокачественного изображения ИК-телескопа удалось вытащить гораздо больше информации, чем там изначально было, — как и в фантастическом примере с восстановлением мельчайших деталей автомобильного номера из нескольких пикселей. Этот относительно новый, очень времязатратный и требующий больших вычислительных ресурсов метод позволяет получать точную фотометрию галактик в самых трудных участках электромагнитного спектра — ИК и субмиллиметровом. Благодаря применению этого приема обсуждаемая статья даже без финальных выводов о поиске первых звезд заслуживает высокой оценки — в ней опубликованы самые точные на сегодняшний день характеристики наиболее удаленных и тусклых галактик, наблюдаемых на площадках HFF.
Рис. 6. Анимация операции свертки, производимой над двумя простыми функциями, обозначенными красным и синим. Черная линия, получаемая, когда графики функций накладываются друг на друга, и является результатом этой операции. Математически нет никакой разницы между этой анимацией и тем, как операция свертки изображений, полученных «Хабблом» и «Спитцером», позволяет получить точные размеры и яркость галактик в ИК-диапазоне. Кроме того, что на это требуется уйма времени и вычислительных ресурсов. Анимация с сайта ru.wikipedia.org
В итоге, получив для каждой галактики точные и выверенные данные в десяти различных фильтрах в диапазоне от 0,4 до 4,5 мкм, ученые приступили к последнему этапу работы — моделированию спектра каждой галактики из тех, что расположены в поле HFF на красном смещении z = 6–9 (то есть мы их видим такими, какими они были спустя 500–900 миллионов лет после Большого взрыва). В этом моделировании перебираются различные варианты возраста звезд, их металличности, концентрации, а также функции масс и количества пыли в галактике и строится модельный спектр, который сравнивается с десятью значениями потока излучения, измеренного телескопами. Спектр, который подошел точнее всего, позволяет не только определить точное значение коэффициента ββ, но и узнать физические характеристики галактики — ее массу, темп звездообразования, звездное население и так далее. Этот метод не лишен недостатков. Например, используемые модели строятся на основе нашего понимания эволюции звезд и галактик, а значит, если первые звёзды имеют необычные спектральные характеристики, они останутся необнаруженными или, наоборот, исказят выводы. Однако этот метод на сегодня является самым надежным, если есть возможность использовать достаточное количество изображений, полученных в разных фильтрах.
По итогам измерений ученые пришли к выводу, что результаты предыдущих работ, указывавшие на обнаружение галактик, где ββ доходила до −3,0, скорее всего не соответствуют действительности — даже в этих уникальных молодых маломассивных галактиках УФ-спектр спадает не быстрее, чем с β=−2,63β=−2,63. А это значит, что следов первых звезд обнаружить не удалось. Из этого следует, что они появились — и скорее всего успели закончить свой жизненный цикл — быстрее, чем за 500 миллионов лет после Большого взрыва. Прежде чем перейти к стандартному окончанию подобных новостей и выразить надежду на скорейший запуск телескопа им. Джеймса Уэбба), нужно добавить, что отрицательный результат поиска звезд населения III — это не единственный результат обсуждаемой статьи.

Рис. 7. Сравнение средних значений наклона спектра ββ, полученных в обсуждаемой статье (оранжевые точки), с данными предыдущих исследований. Обращают на себя внимание намного меньшие погрешности в новых данных, а также то, что они просчитаны для самые далеких на сегодняшний день красных смещений — вплоть до z = 9. Несмотря на тенденцию к уменьшению значения ββ с возрастанием красного смещения, до сих пор нет данных о галактиках со значениями β∼−3,0β∼−3,0, что указывало бы на первые звезды. Рисунок из обсуждаемой статьи
Например, зная характеристики галактик по построенным модельным спектрам, астрономы установили зависимость скорости звездообразования от массы галактики. Эта зависимость называется «основной последовательностью» и в ближней Вселенной имеет линейный характер: чем массивнее галактика с активным звездообразованием, тем больше звезд она формирует каждый год (см. The SFR main sequence and starburst galaxies и статью P. Popesso et al., 2018. The main sequence of star-forming galaxies — I. The local relation and its bending). Универсальность этой последовательности на больших красных смещениях неоднократно ставилась под сомнение, но всегда не хватало данных для галактик малой и средней массы. Обсуждаемая статья ставит достаточно жесткие ограничения: спустя 500 миллионов лет после Большого взрыва галактики из широкого диапазона масс хорошо ложатся на основную последовательность, а значит, для их изучения оправданно применять модели, откалиброванные по хорошо изученным ближним галактикам.

Рис. 8. По данным, полученным за последние 15 лет, известно, что масса дисковых и карликовых галактик (то есть количество звезд в них) прямо пропорциональна темпу звездообразования (количеству появляющихся каждый год новых звезд). Эта зависимость называется «основной последовательностью» и хорошо выполняется на разных этапах жизни Вселенной
В завершение — пара слов про телескоп им. Джеймса Уэбба. Несмотря на очередной перенос запуска, это по-прежнему самый ожидаемый телескоп в научном сообществе. Размеров его зеркала с лихвой хватит, чтобы разложить свет от фоновых галактик скопления MACSJ0416 (и многих других, еще не открытых) в спектр и по характеристикам этого спектра наконец обнаружить признаки самых первых звезд — неуловимых светил населения III. Осталось лишь дождаться запуска и надеяться, что он пройдет успешно.
Источник: Rachana Bhatawdekar, Christopher J. Conselice. UV Spectral-Slopes at z = 6−9 in the Hubble Frontier Fields: Lack of Evidence for Unusual or Pop III Stellar Populations // Препринт arXiv:2006.00013 [astro-ph.GA]. (Статья принята к публикации в журнале MNRAS.)
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]


2018.07.09 10:14 RomanKhorzov Перенос мокрой зоны в квартире согласование 2018

КАК МЫ ВОПЛОТИЛИ ПРОЕКТ РЕКОНСТРУКЦИИ ПИЩЕБЛОКА НА 4000 ЧЕЛОВЕК ПРИ ЗАВОДЕ «КРОМБЕРГ ЭНД ШУБЕРТ» (г.ЛУЦК)
ЗАДАЧИ РЕКОНСТРУКЦИИ Еще совсем недавно я не представлял себе гастрономический бизнес с наценкой менее 150%… не представлял, потому что не работал для такой большой и стабильной аудитории как завод, а еще и на 4000 человек! А здесь нужно научиться зарабатывать с наценкой 30%! Но это возможно, когда есть для кого! Как организовать и продумать этот бизнес до мелочей – в этом и был мой новый опыт.
Месяца за 3 до создания проекта ко мне обратились представители действующего оператора, который обслуживал столовую при заводе «Кромберг энд Шуберт» вот уже на протяжении 8 лет. Оператор являлся довольно успешным, имел хорошую репутацию среди работников, готовили они тоже вкусно, но испытывали организационно-творческие потребности для нового проекта. Руководство завода, наравне с профкомами, желало реконструкции проекта, поскольку за вышеупомянутых 8 лет количество работников завода выросло с 1000 до 4000. Работа (а с ней и питание) была построена уже в 3 смены практически без выходных! Естественно, изначальный функционал бизнеса не выдерживал, проект получил свой максимальный износ и реконструкция (не только самого помещения, а и мысли) была как раз актуальной.
Мы быстро нашли общий язык с моими новыми партнерами в этой отрасли, поскольку мыслили практически едиными критериями, основанными на обоюдном более чем 10-летнем опыте в сфере питания и ресторанов. Так появилась наша новая компания «Волиньспецхарчінвесттехнології» или сокращенно — «Волиньспецхіт». Основной приоритет нашей деятельности – именно организация общественных пищеблоков, а также кейтеринговые и ряд клининговых услуг.
Благодаря четкой позиции и задачам от руководства завода в лице Славомира Качмарека и Александра Шаварского, мы установили основные проблемы, которые предстояло решить в рамках нового проекта:

Кроме этого, мы совместно с моими новыми партнерами провели внутренний аудит и стратегия реконструкции коснулась абсолютно всех направлений: бухгалтерия, программное обеспечение, персонал, меню, оборудование, замена коммуникаций (вода, электрика, вентиляция), видеонаблюдение и т.д. Всего не перечислить, но нам предстояла настоящая революция проекта и самой мысли!
И поскольку затратная часть на организацию временного места питания и простой основного зала для нас была высока, нам нужно было уложиться в более короткие сроки, потому мы и решили – справимся за 1 месяц!
ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП Но сначала поэтапно подготовились к старту:
  1. Согласовали с руководством завода новый функционал помещения, который позволил организовать потоки, больше посадочных мест, скорость выдачи пищи и скорость расчета. На это у нас ушло до 10 дней и понадобилось всего 3 встречи. Мы переместили буфет в одну линию с горячей раздачей, снабдив новую линию сразу 4 кассами, вместо 2-х. Также, мы использовали принцип «Братских столов», что позволило более компактно разместить посадочные места. Кроме того (кажется, мелочь, но это в итоге сработало!) благодаря меню на экранах мы сократили время изучения ценников около самой раздачи.
Мы также поменяли аппараты горячих напитков на более быстрые и современные, что повысило не только вкус напитков, но и скорость выдачи. Часть из них (растворимый кофе, чай) мы вообще вынесли за пределы касс и линии в зал, а работник покупал только «заготовку»: пакетик чая, стики с сахаром, мешалку и стаканчик. Как было подмечено, процесс приготовления горячего напитка занимал около 1 минуты, а это 33% от планируемого времени пребывания человека в зоне обслуживания! В общем, подошли очень скрупулёзно, даже имитировали очереди и как кто в той или иной схеме зала двигается!
«Досталось» и рабоче-производственным помещениям. Запроектировали установку фильтров обратной очистки на всю столовую (что позволило не только улучшить качество пищи, но и сократить износ оборудования), полное обновление цехов вплоть до стеллажей, перепроектирование перестенков, перенос зоны приема грязной посуды в зал, а также перепроектирование мойки с дополнительной посудомоечной машиной.
В результате, такая план-схема и легла в основу технического и дизайнерского проектов.
  1. Благодаря круглосуточной связи с подрядчиками (спасибо им за терпение и профессионализм!) технические решения удалось получить всего на протяжении 3-4 дней, а это:
Во время проектирования мы полагались не только на личный опыт, но и ловили инсайды: получили критические замечания по прошлой столовой как от руководства завода, так и от линейных работников. Также благодаря дельным замечаниям наших сотрудников и моему «свежему глазу» существенно изменили «внутрянку» по кухне, внутренним перестенкам, планировке и складам, что помогло облегчить и ускорить нашу работу!
  1. Далее предстояло всю эту идею «одеть в красивую одежку», то есть 3D-дизайн. Справились мы с этим тоже быстро (до 10 дней) и на выбор руководству мы предоставили 2 дизайнерских решения: в строгом технологическом стиле и в более теплом с деревянной отделкой. В основу обоих проектов легли фиолетово-белые тона бренда «Кромберг энд Шуберт». Выбор руководства моментально был сделан в пользу более теплого решения с деревом и зеленью.
И так мы перешли к этапу подготовки самой реконструкции, а также организации временного пункта питания.
Сложность еще была и в том, что «переключиться» с одной точки на вторую, равно как и назад, нужно было без потери рабочего ритма и питания работников. Поэтому, работать приходилось иногда и ночью, и на выходных, чтобы все успеть.
ВРЕМЕННЫЙ ПУНКТ ПИТАНИЯ Временное питание мы организовали в летних шатрах размером 6х12 м, которые установили на заднем дворе завода. Удалось разместить до 80 посадочных мест внутри шатров, а также импровизированных кейтеринговых столов-бочек в зоне для курящих.
Процесс приготовления меню мы организовали извне, на другом предприятии, и обеспечили хорошую логистику и частые доставки, что позволило иметь в наличии всегда свежие позиции.
Вся сложность заключалась еще и в том, что это был февраль месяц. На улице лютовал мороз до -20 градусов. В шатрах мы подключили мощные тепловые пушки (по 9 кВт), сделали хорошую изоляцию, организовали тамбур с УФО-отоплением, что позволило работникам переходить из помещения завода и пребывать в залах питания без верхней одежды. На протяжении всего периода работы этого пункта питания нам удавалось поддерживать температуру воздуха не менее 24 градусов, ликвидировать сквозняки, потому комфортно было не только работникам завода, но и нашим сотрудникам.
В меню мы предлагали буфетную линию закусок, снеков, сладостей, а также горячие напитки и компот. «Основными» блюдами на этот месяц стали для нас сендвичи. Мы предоставили ассортимент из 12 позиций багет-сендвичей, холодных бургеров, лаваш-роллов, круасан-сендвичей, 4 из которых регулярно ежедневно были в наличии в меню. Были у нас даже постные лаваш-роллы.
Признаюсь, из-за нашего принципа «Ничего вчерашнего, все только самое свежее» было тяжело просчитать вкусовые предпочтения работников и поначалу много сендвичей просто списали. Но этим мы приобрели новый опыт, сохранили хорошую репутацию и у нас никогда не было пустых витрин.
Поначалу мы предлагали готовые комплексные решения в ланч-боксах, в которое входил сендвич, яблоко и большой компот, но мнения работников разделились: кому-то не нужно было яблоко, а кому-то наоборот, кого-то смущал ланч-бокс и компот…
Буквально после 1 дня работы мы оперативно отреагировали на жалобы и «распаковали» наборы, сформировав свободное меню с ассортиментом сендвичей, яблок, напитков и буфктной продукции по отдельности.
Работали с одноразовой посудой, много сил и средств потратили на клининг и связанные с этим расходники, логистику и прочие доплаты. И пусть и мы, и работники завода провели этот месяц в определенных издержках, но цель стояла одна – новая качественная столовая! И мы к ней в это время шли.
ВОПЛОЩЕНИЕ ПРОЕКТА 25 февраля 2018 года мы за полдня перенесли точку питания из основного зала в шатры и уже 26 числа началась сама реконструкция, а в шатрах – кейтеринговое питание. Перед этим мы очень тщательно спланировали тайминг, продолжая пока работать в основном зале старой столовой. Были проведены переговоры со всеми подрядчиками и поставщиками, кровью подписаны обязательства. Шучу! Подобралась серьезная команда, с которой я работаю не первый год и которая знает мой темп, понимая требования скорости и качества! И что тут темнить? Все хотели заработать, и чем быстрее это сделать, тем быстрее расчет!
Итак, срок стоял на 2-3 апреля. То есть, 34 календарных дня, из которых 5 воскресений, 2 больших церковных праздника, да еще и 7,8 марта! Итак, в распоряжении осталось всего 25 рабочих дней.
Мы составили список и объем работ и распределили с партнерами зоны ответственности. Так правильно делать. Всегда говорю: «За что отвечают хотя бы двое – не отвечает никто». Каждому – по задаче. Вот правильная организация, как по мне.
Нам удалось просчитать и предвидеть каждую деталь строительно-организационного процесса так, что параллельно с демонтажем шел уже новый монтаж, а с прокладкой сетей – чистовая отделка. Многие вещи делались извне, в цехах и монтировались уже прямо в зале.
Справедливости ради стоит отметить, что предложенное и одобренное решение по технологическому «голому» потолку вместо подвесного «армстронга» существенно оптимизировало работу по сетям, кабелям, светильникам и покраске.
В ногу со строительной работой шел процесс дополнительного подбора и обучения персонала, пошива формы, закупки новой посуды и инвентаря, переход на новое программное бухгалтерское обеспечение и систему учета.
Параллельно с этими процессами, пришлось еще и контролировать качество и нюансы работы временного пункта питания, заниматься юридической частью сотрудничества с заводом, анализом базы поставщиков и переговорами с новыми.
Еще одним нашим с руководством завода совместным достижением считаю разработку прозрачной, объективной и всем понятной схемы изменения цен на меню. Мы согласовали с ними рекомендуемую наценку на основную группу позиций меню и заложили понятие «Продовольственный индекс» (среднее сборное понятие от стоимости основной группы меню, которое основывается на официальных данных МинФина). Именно изменение этого индекса и дает нам или другой стороне право говорить об изменении цен меню в ту или иную сторону.
На основе этих договоренностей по новой наценке и «Индексу» мы провели аудит нашего старого меню и разработали новые позиции и «комплексы».
В меню завода теперь ежедневно есть так называемое «комплексное меню» на 1000 кКал ассортиментом минимум из 2 позиций по каждому блюду, позволяющее работнику собрать набор из салата, супа, горячего, гарнира, хлеба и компота всего за 1Евро (36 гривен). Причем компенсация на питание каждому сотруднику в смену составляет практически эту сумму (30 гривен)!
К чести руководства завода, они не остановились на этом и взяли курс оптимизации своих затрат с целью полной компенсации работнику стоимости комплекса уже в этом году!
Те, кто предпочитают альтернативное питание (другие горячие блюда, буфет) могут набрать на сумму своей компенсации продукцию по своему желанию.
Мы ежедневно обеспечиваем вариативность меню линии в 12-16 позиций и буфета в 40-50 позиций.
«ЛЯПЫ» В процессе стройки и ускоренной работы, как всегда, вылезли непредвиденные обстоятельства:
Да и много чего еще, уже все не вспомнить.
Но как-то легко все прошло, на опыте, на позитиве! Глобально никто не подвел!
ОТКРЫТИЕ И 3 апреля 2018 года мы представили работникам и общественности города новую столовую, в которой функционально был использован каждый квадратный сантиметр, воплощены трендовые дизайнерские решения, а также установлено новое современное оборудование и предоставляется вкусное, питательное и не дорогое меню!
На открытии вместе с веселой командой «Be Happy» Agency устроили праздничное перерезание ленточки, праздничную фотозону, дегустацию меню, а также оригинальный флэш-моб: каждый сотрудник мог оставить на контурах карт Украины и Германии отпечаток своего пальца с акварельной краской! Получились такие импровизированные картины, символизирующие дружбу между нашими странами, которые украшают теперь стену нашей столовой!
Спасибо всем, кто участвовал в воплощении проекта: вдохновлял, мотивировал, терпел, ругал, хвалил, подсказывал, тупил, верил или не верил, но все-таки дождался! Приятного всем аппетита и вдохновения двигаться вперед и брать от жизни по-максимуму!
P.S. Спасибо отдельное нашему коллективу и сотрудникам завода за то, что стойко перенесли временные неудобства, а также нашим надежным подрядчикам: Артем, Виталик и компания, Саня, Леша, Валик, Рома, Андрей, Сергей, Миша и его друзья, Вова, Паша, снова Сергей, Игорь, Женя… специально не называю ваших фамилий и контактов, ведь если все узнают, то кто же тогда будет делать мои следующие проекты? Источник: https://blog.khorzov.com/2018/07/04/stolovaya-za-34-dnya/
submitted by RomanKhorzov to u/RomanKhorzov [link] [comments]


https://bit.ly/2AopN0R