A сделали перепланировку дома как узаконить 2016

2020.10.30 09:40 SirLeilyn Икона Тихвинской Богородицы

Почаевская икона Божией Матери 5 августа (23 июля по старому стилю) православная церковь отмечает праздник Почаевской иконы Божией Матери. Эта икона, находящаяся в Почаевской лавре, относится к числу наиболее чтимых народных святынь Источник: Икона Почаевской Божией Матери
Безусловно, здесь сказывается еще и место нахождения иконы. Лавра стоит на рубеже православного и католического мира. В этих местах православные боролись за родную веру и молились о подкреплении их стойкости, а по множеству чудес своих икона прославилась на весь славянский мир. Ее почитают в Галиции, Боснии, Сербии и Болгарии.
Чудеса от этой иконы отличаются не только многочисленностью, но и своей необычайностью. В монастырских книгах сохраняют записи с подписью самих исцеленных, часто скрепленные печатями. По разным источникам икона пребывает в лавре около 300 лет. Но задолго до этого Почаевская гора была отмечена благодатью Богоматери. Свыше полутысячи лет тому назад, когда гора была совершенно необитаема, туда пришли и поселились в небольшой пещере два инока. Как сообщают некоторые источники, они и были свидетелями чудного явления Богоматери. Так в 1340 году один из иноков после молитвы захотел подняться на вершину горы. И вдруг он увидел Богоматерь, окруженную пламенем и стоящую на камне. Он немедленно позвал другого отшельника, который тоже увидел чудное видение. Все это видел и пастух по имени Иоанн Босой. Пастух взбежал на гору к инокам и они вместе прославили Бога. На камне же, в память о той встрече, навсегда остался след Богоматери – отпечаток правой стопы Богородицы.
Когда в 1559 году проезжал Волынью из Константинополя митрополит Неофит, он посетил жившую в имении Орля (ныне Урля, в 9 километрах от Почаева) Анну Гойскую и по ее просьбе прогостил там некоторое время. При отъезде благословил ее иконой Богоматери из Константинополя.
От иконы этой стали совершаться знамения – чудное сияние окружало образ. Гойская поставила перед ней неугасимую лампаду. После того, как от иконы исцелился хромой брат Филипп, Анна Гойская передала икону инокам, поселившимся на Почаевской горе в 1597 году. На скале поставили церковь в честь Успения Богоматери, а при ней создали монастырь, на содержание которого Гойская сделала пожертвование. С тех пор икона и стала называться Почаевской. Икону многие почитали, люди обращали к ней свои молитвы в трудный час.
Дивную помощь оказала Богоматерь защитникам своей обители. В 1675 году турки осадили Почаев. Монастырь состоял почти из одних деревянных зданий. Защищаться было трудно. Оставалось только молиться. Игумен велел петь акафист Богоматери. Когда запели, над храмом в воздухе встало видение: в лучезарном сиянии, блистая ярче солнца, Богоматерь в образе величавой жены держала над Почаевым свой омофор, как бы покрывая силой своей обитель. Вокруг богоматери было множество ангелов в воинских одеждах с молниеносными мечами в руках. Туркам показалось, что небесные воины гонят их, и они обратились в беспорядочное бегство, а защитники Почаева сделали вылазку и окончательно разбили их. Турки долго не могли забыть этого поражения. Полвека спустя, как утверждают некоторые источники, инок Гавриил был проездом в Константинополе и разговорился с одним турком. Услышав, что инок из Почаева, тот спросил:
- Жива ли ваша богиня?
- Жива и вечно будет жить, - отвечал инок, понимая о ком идет речь.
- Люта ваша богиня! – кричал турок. – Там погиб мой отец и много наших. Я был мал тогда, но не забуду этого бедствия.
Около 1721 года Почаев с иконой перешел к униатам. На месте разобранного ими Троицкого храма они воздвигли обширный Успенский собор.
Чудеса от иконы не прекращались. За 110 лет нахождения ее у униатов записано 539 чудес. В 1831 году, когда была уничтожена уния, Почаев перешел к православным и стал называться Почаевской лаврой. Верующие со всех уголков страны приезжали и приезжают к чудотворной иконе со своими нуждами. Безусловно, основное, что просят у Почаевской иконы Божией Матери, это здоровье.
В 1859 году император Александр Николаевич в память посещения Почаева пожертвовал Успенскому храму высокий иконостас. В третьем его ярусе и помещается в звездообразном киоте чудотворная икона, спускаемая на шнурах для того, чтоб верующие могли к ней приложиться .
При входе в Успенский собор за железной решеткой под особой сенью находится «Стопа Богоматери». Все желающие могут взять маслице и применять его дома в лечебных целях. Помнится, я и сама в детстве стояла за этим маслицем в очереди среди верующих.
В Успенском соборе хранится большая икона, носящая также название Почаевской. Она устроена киевлянами в память избавления Киева от холеры в 1848 году и считается чудотворной. На ней внизу изображена стопа Богоматери.
В Сибири, в десяти километрах от Тобольска, в Иоанно-Введенском женском монастыре есть список с Почаевской иконы, прославившийся исцелениями в холерный 1848 год. Ежегодно 8 июля эту икону с другой чудотворной Абалацкой иконой приносят крестным ходом в Тобольск, где они остаются две недели и затем возвращаются на свои места.
В Москве, в храме св. Дмитрия Солунского у Тверских ворот, также есть чудотворная Почаевская икона.
submitted by SirLeilyn to u/SirLeilyn [link] [comments]


2020.10.27 17:16 agu74 Узаконить сделали дома как a перепланировку 2016

Пред. часть: Часть 3
Доброго времени суток всем, я явно затянул с новым постом - но я исправляюсь, и пишу с ПК. Вероятно, будет более читабельно, и расскажу я здесь гораздо больше.

В первую очередь, вернемся в тот день, который закончился без Компьютерной Томографии, и я не знал, что будет дальше. Я уснул, и проснулся от привычных процедур в шесть утра - уколы в жопу, таблетки и пошел нахуй. Часов в 8:30 ко мне зашли и сказали собираться на КТ. Я выпендриваться не стал, и собрался. Одел халатик, и бригаду меня и бабушек повезли на бобике в соседнее здание. Видимо, не хотят, чтоб мы ускакали с ковидом в закат. Сделали все быстро, но результатов никто не услышал. Нас закинули обратно в хату, и оставили жрать овсянку и вариться в собственном соку.
Ближе к вечеру я начал искать врачей и санитаров доебаться, что со мной и что с КТ. Мне сказали, что будет врач на следующий день - она все и скажет. Опасность была в том, что это была пятница, и я прекрасно представляю, что будет с выполнением данных высказываний в выходные дни. Мой недолгий квест закончился молодой медсестрой, которая дала мне номер телефона врача. Врач была не сильно счастлива звонку на личный номер, но со мной все же поговорила и рассказала, что мои легкие - прекрасны и здоровы. Да, на снимке было 0%, и я был счастлив это услышать. Казалось бы - как так? Но вот так. И еще она мне сообщила, что в таком случае делать в больнице мне нечего, и на следующий день я отправлюсь домой.
Сделаю отступ на данном этапе истории. Получается, я попал в больницу, где лечат пневмонию и остальные симптомы данного заболевания. Лечат именно последствия, давая возможность организму побороть вирус, и иначе действительно никак, ведь вакцины еще нет. И получается, что если я был болен не КОВИД? Метаться и принимать другие решения уже поздно, и чуваки со мной в палате были ковидные на 40-50% их легких, я спрашивал. Почему меня положили сразу и без КТ? Хуй знает. Меня спрашивала врач позднее, "по блату я или как", но я никого не знаю и никакого "блата" не имею. В целом, "хуй знает" - девиз нашей системы. И я не хочу винить мед.работников - они герои, как ни банально это звучит - система такая.
На следующий день я дождался обеда, чувствовал я себя на 37 градусов тепла, и в целом - бодро. Ни слова о выписке, хотя я уже зарядился оптимизмом. Сидеть я не хотел, а легкие чистые - мне это прибавило знатного позитива и уверенности в завтрашнем дне. По стандарту, я пошел доебываться до всех, кого вижу. Спустя несколько часов вопросов и грубых ответов я получил звонок от доктора, которая подтвердила, что дежурные врачи "все забыли". Мне дали медсестру, которая дала мне роковой выбор - свалить прямо сейчас даже без расписок, или ждать 9+ вечера, получить документы и свалить тогда. Я хотел уйти прямо на месте, и так я и сделал. Я быстро собрался и удалился в закат. Мне сказали, что я могу приехать в воскресение за документами, так я и решил сделать.
На этом этапе история делится на две части: Больничная и Личная. Я начну с Личной, так как так будет понятнее.
Спустя двое суток меня вьебало. Другого слова я подобрать не могу, меня уничтожило болезнью. Словно лопатой по башке со всей дури. Температура не снижалась ниже 38,2 в течение пяти дней, я потерял все запахи и вкус. Все болело, я спал, жрал и спал. На второй день пришла та самая терапевт, как всегда недовольная жизнью и прописала антибиотики. И ушла, дав мне померять температуру. Да, она сказала проверить температуру, оделась и ушла, не ожидая результата. Следующие дни я пил все лекарства, за исключением препарата за 3к, который назначают тем, у кого КОВИД, ну и просто потому что у меня нет таких денег, откровенно говоря. Результат, напомню, на тот день так и не пришел. Спустя неделю мне стало лучше, я начал ходить в магазин и температура спала. Сил и на сегодня немного, и сплю я слишком дохуя, но чувствую себя гораздо лучше. Антибиотики кончились, хотя курс я допил не совсем до конца - бабло закончилось, но и самочувствие разительно лучше. Я решил, что бог с ним - вытерплю остатки на остальных лекарствах. Так я дожил до сегодняшнего вечера, сегодня я проклеил балкон и утеплил окна, приготовил пожрать и прибрался, наконец, потому что раньше жил в горе вещей и сумок, так как просто не было сил что-то двигать. Моей Жене стало лучше на несколько дней раньше меня, и она меня выручала, пока я лежал как красный бегемот с температурой и думал, что помру. Было хуево, прямо очень. Запах мы не чувствуем до сих пор, но вкус возвращается. Жене сегодня, правда, резко поплохело - надеюсь, временно, и быстро пройдет.
Возвращаясь к больнице: За день до свинга лопатой я ездил за документами - мне никто не открыл дверь, а по телефону - никто ничего не знает. Я планировал ехать на пару дней позже - но уже не было сил. Единственная причина, по которой я хотел туда добраться - услышать рекомендации врача и узнать результаты мазка на КОВИД. Я ездил туда опять в эту пятницу, когда уже были силы - никто нихуя не знал до сих пор. Я сказал, что выписался почти неделю назад - но они ничего не сделали. Мне дали распечатку моего результата КТ - и это все, что я видел. Да, еще мне дали номера телефонов, на которые никто не отвечает. А один из номеров - бабушка, хуй знает какая. Просто бабушка на какой-то хате в соседнем районе. Никакие документы я не получил и по сей день, и я чхать на них хотел, если честно. У меня нет никакого желания ехать туда опять, и они мне не нужны. Я хотел консультацию по здоровью и что, собственно, делать дальше, но в том формате это невозможно. Даже если они будут готовы, мне просто дадут отписку, что я там был, и на этом все. На текущий момент я планирую восстанавливаться дома дальше, и ждать, когда я смогу работать. Я пока не понял, окреп я или нет - но похудел точно, солидно и безповоротно. Деньги закончились от слова "пустой холодильник", и я думаю выйти на работу, но это уже философский вопрос - а вдруг я заразный до сих пор? Будет ли гуманно кормить нашу молодую семью и рисковать окружающими? Я хуй знает, но денег нет. Хватит ли сил? Не знаю. Работу я нашел в день, когда меня положили в больницу, и они обещали дождаться меня, как специалиста, поэтому документы я еще туда даже не оформлял, и по этой же причине мне не нужны документы из больницы. А вы как бы поступили на моем месте? Пока я сижу и жду, и я не знаю, будет ли какой-то сигнал или чудо, но почти уверен - не будет.

Какие я могу сделать выводы из этих приключений?

  1. Не болейте в Российской Федерации. Вы нахуй никому не нужны, и вас угробят просто так, если кто-то совершит ошибку из-за глупости или распиздяйства. И никто не будет в этом виноват, вы просто пойдете нахуй.
  2. КОВИД опасен и тяжел, и я не понимаю, почему многие это игнорируют. Да, кто-то отделается легко, но в целом - это тяжело, затратно и долго. Желаю всем здоровья.
  3. Что делать дальше? Тут я тоже совсем один, я не знаю, заразен я или нет на сегодня, и был ли у меня вообще КОВИД при самом поступлении и отдаче мазка - я до сих пор не получил никаких ответов, а я, поверьте уж, пытался. На текущий момент, я уверен, что пережил эту болезнь, так как из литературы все совпадает, и я контактировал с человеком, который слег от подтвержденного диагноза на пару дней раньше меня.
  4. Медицина работает из под кнута. Только так, и никак иначе. Звоните всем, пишите всем, вызывайте всех, и только тогда к вам приедут. Ругайтесь, простите госпитализацию - и вас положат. Со скрипом, но у вас выйдет. Когда вас будут лечить - ходите и напоминайте про все: уколы, еда и обход, или про вас забудут. Когда почувствуете себя здоровым - ходите, простите тесты и выписку, и тогда вас отпустят. Но не забывайте: медицина и профессионализм тут будут ни при чем, вы сами должны понимать, чем больны и что нужно делать. Кто-то забыл что-то важное? Всем похуй, помираешь - помирай дома, не мешай работать.

Я буду рад вашим вопросам, комментариям и так далее. Где-то в данном посте я мог указать что-то неточно или создать ложное впечатление своими высказываниями, лучше - переспросите. Я настаиваю на том, что работники учреждений - герои, и хорошо выполняют свою работу, не смотря на мои выводы и прочую информацию. Что-то я мог и забыть, но я порешил оставить лишнее и суммаризовать события, которые произошли со мной за данный период.

P.S. И вопрос не по теме, если я пишу художественные истории и что-то в этом духе в виде целого романа, куда я могу их кидать читать пиплам? Я никогда ничего не выкладывал, я вообще хз, как это работает. Денежку заработать было бы круто, но я бы и почитать дал, послушать комменты и людей порадовать был бы очень даже счастлив. Подскажите, кто шарит?

edit: ошибки подправил
submitted by agu74 to Pikabu [link] [comments]


2020.10.21 16:36 GazetaPravda США впервые с 1980х разместят ядерные ракеты в Европе

США впервые с 1980х разместят ядерные ракеты в Европе США намерены разместить в Европе ракеты средней и меньшей дальности, сообщил во вторник глава Пентагона Марк Эспер. По его словам, этот шаг станет ответом на действия России, которая уже имеет на вооружении аналогичные ракеты.
https://preview.redd.it/bpka8edq6hu51.jpg?width=260&format=pjpg&auto=webp&s=91409abace75d6d4b36d2a62eab5f5c5590d8f29
«Китай развернул большое количество ракет, намного больше тысячи ракет средней и меньшей дальности, в Индийско-Тихоокеанском регионе. И Россия тоже так сделала, и они сделали это в нарушение ДРСМД (Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности)», - заявил Экспер.
«Так что мы привержены тому, чтобы развернуть такие же силы на обоих театрах военных действий», - добавил он.
Также планируется развивать систему противоракетной обороны, которая бы «действовала в отношении такого рода систем, а также иных систем», цитирует Экспера ТАСС.
Американские ракеты средней дальности могут появиться в Европе впервые с конца 1980х, когда на излете холодной войны Рональд Рейган и Михаил Горбачев подписали договор об их ликвидации.
Заключенный в 1987 году ДРСМД запретил СССР и США испытывать, разрабатывать на вооружение ракеты с дальностью от 500 до 5,5 тысячи километров.
По его условиям Советский союз уничтожил 2,5 тысячи ракет, нацеленных на европейских членов НАТО, США вывезли с европейских баз ракеты «Першинг-2», способные долетать до Москвы в считанные минуты.
В 2018 году США обвинили Россию в нарушении ДРСМД и вышли из него в одностороннем порядке. Претензии американцев касались ракеты наземного базирования 9M729 (SSC-8 в классификации НАТО), которая, как считают в Вашингтоне, напрямую нарушала договор.
Всего, по американским данным, у России около 100 таких ракет, отмечает научный сотрудник RAND Corporation Люк Гриффит.
Москва выдвинула ответные обвинения, заявив, что пусковые установки систем ПРО в Румынии и Польше могут использоваться не только для противоракет, но и в ударных целях.
В сентябре 2019 года президент РФ Владимир Путин направил лидерам основных стран Европы и Азии, а также главам международных организаций, в котором призвал ввести мораторий на размещение в Европе ракет средней и меньшей дальности.
Но Путина встретил отказ. В ноябре 2019-го на пресс-конференции после переговоров с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом о решении отклонить идею Москвы объявил президент Франции Эмманюэль Макрон.
В июне 2020-го идею моратория отверг спецпредставитель Белого дома по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли. Россия «разрушила договор», создав, испытав и разместив на своей территории запрещенную ракету SSC-8 (9М729), тогда как США «на протяжении более 30 лет соблюдали этот договор», заявил Биллингсли «Коммерсанту».
Он добавил, что большим арсеналом ракет средней дальности обладает Китай, и он не связан никакими ограничениями.
«Я бы не стал тратить время на размышления о моратории: говоря по-простому, моратория не будет», - заявил Биллингсли.
отсюда
submitted by GazetaPravda to RussNews [link] [comments]


2020.10.11 20:53 rurrollbay A сделали перепланировку дома как узаконить 2016

Изготовление мебели на заказ — это как пошив одежды на заказ: вроде бы в итоге получается софа или кровать, которая ничем не отличается от серийных изделий, но она идеально интегрируется в стиль дома. Заказ по чертежам отличается как раз своими мелочами — подбором оттенка, материала корпуса и обивки, точными замерами. У заказчика оказывается сразу несколько рычагов для настройки того, что хотелось бы получить в итоге. Изготовление мебели https://www.стильарт.рф/ по индивидуальным меркам - это выход для хозяев нестандартных квартир или в случае, если в помещении мало места. В этом случае стандартная мебель с фабрик может не подойти. Но можно обратиться к тем, кто делает мебель по индивидуальным заказам. Тогда дизайнер замерит комнату, предложит стиль мебели и выберет различные материалы для покрытия. И в конце будет мебель, которая будет идеально соответствовать существующему стилю комнаты и размерам свободного пространства. Компания «Стиль Арт» в Новосибирске производит мебель на заказ с 2000 года. За это время накопили большой опыт, сделали каталог материалов для обивки, куда входит тысяча типов тканей, кожи и экокожи. Дизайнеры фирмы могут сделать реальной любую мысль клиента, даже самые причудливые конструкции. Такой подход приносит компании верность клиентов и много заказов. Поэтому нас и прозвали лучшими по изготовлению мебели в Новосибирске.
submitted by rurrollbay to u/rurrollbay [link] [comments]


2020.10.09 05:43 pil4uk Дома a перепланировку 2016 узаконить как сделали

Будут маты, злость и хэппи-энд.
Проснулся в пьяном угаре, помню что это были двадцатые числа августа. Понял, что пробухал и лето и весну и зиму, просто, блять, каждую неделю минимум один раз в хламину. Единственное что сделал, кроме как проебал кучу денег и здоровья, это окна в квартире. И то, потому что это быстро делается. Решил, что так дальше нельзя, пора продолжать ремонт, нанял строителей, всё закипело, класс. На работе пообещали поднять зп, вообще ахуенно думаю. Вчера узнаю, что зп не смоги поднять и плюс задерживают с выплатой те крупицы, а рабочие сделали какую-то поверхностную дрочь и даже развалили к хуям то, что просил не трогать (говорят оплатите работу). Что директор на работе, что прораб дома, просто наивно смотрят в пол, как так и надо. Ау, народ, нужно разговаривать, предупреждать, Я живой блять. Шёл домой ахуевший в край. Дома есть и сэм и коньяк и какая-то херь, по типу джин-тоника дешманского и одна сигарета. Короче выкурил эту сигарету, заел пельменями и забил на алкашку. Ворочался как червяк до четырёх утра (какой же адекват хавает пельмени на ночь?) но, вроде, разрулил как поступать дальше (не всё конечно). Но главное - без этого ебаного похмелья, которое просто затуманит и отложит все решения трудностей, с которыми нужно справиться только на трезвую голову.
Мораль : собрали свою силу воли и ебашим дальше, а там и солнце взойдёт.
Спасибо вашему сабу, не без вас, товарищи, эта победа.
submitted by pil4uk to brosaemvmeste [link] [comments]


2020.10.03 19:02 Russian_partisan Подборка интересных ссылок и фактов о COVID-19

Подборка интересных ссылок и фактов о COVID-19 Немного "потянул за хвост" живой журнал и нашел интересное.
Полезный блог, где аккуратно собираются доказательства государственного преступления: https://rue-frochot.livejournal.com/
Например, я там нашел подтверждение своего предположения, что маски нужны для скрытой рекламы ковидоистерии.
Там же приведен перевод забавного интервью с Илоном Маском, где он назвал Б. Гейтса придурком: Один чипизатор назвал другого придурком
И. Маск
Илон Маск не будет вакцинировать ни себя, ни своих детей, а Билла Гейтса назвал придурком. New York Times опубликовал интервью, где он чётко выразил свою позицию, выразив также разочарование в людях из-за их иррациональности.
Илон Маск Итак, по большому счету, у нас есть нечто с очень низким уровнем смертности и высоким уровнем заражения, с низким риском для молодых и высоким риском для пожилых. Правильнее было бы не блокировать всю страну, а лишь изолировать людей из группы риска до тех пор, пока шторм не пройдет.
Кара Свишер Хорошо, но этот шторм приближается снова. Вы знаете, вы много говорите о спасении человечества, но при этом умирают люди.
Илон Маск Все умирают.
Кара Свишер Я знаю это, Илон.
Илон Маск Вопрос в том, что в итоге служит большему благу.
Кара Свишер И вы считаете, что блокировки этого не сделали?
Илон Маск Нет (вздыхая) Это безвыигрышная ситуация. И она уменьшила мою веру в человечество.
Кара Свишер Потому как..?
Илон Маск Иррациональность людей в целом.
Кара Свишер Вы будете вакцинироваться, когда появится вакцина? Что вы сделаете с вашей семьей?
Илон Маск Нет.
Кара Свишер Вы не будете вакцинироваться? Это почему?
Илон Маск Я не подвержен риску заражения COVID, как и мои дети.
Кара Свишер Мм-хм. Итак, вы хотите это сделать?
Илон Маск Нет.
Кара Свишер И что вы будете делать? Просто пойдёте на работу? Это ваша позиция и вашей семьи?
Илон Маск Да.
Кара Свишер Да.
Илон Маск Все это время SpaceX работала. Мы не пропустили ни дня. Мы отправили космонавтов на космическую станцию ​​и обратно. Тесла была открыта, за исключением нескольких недель, когда нас закрыли власти округа Аламеда, что в действительности было лишь спектаклем. Всё это время мы делали автомобили. И это было здорово.
Кара Свишер Хорошо, позвольте мне задать вам еще один вопрос. Позвольте мне взглянуть на человека, который беспокоится о своей семье. Если у них есть пожилые люди и тому подобное. Как вы отвечаете своим сотрудникам, которые говорят: «Я думаю, вы подвергаете риску меня и мою семью». Что вы им тогда скажете?
Илон Маск Отлично, оставайся дома.
Кара Свишер Остаться дома. И всё?
Илон Маск Да.
Кара Свишер Их за это наказывают? Что они могут сделать, если чувствуют, что подвергаются риску?
Илон Маск Я хочу сказать, что если они действительно подвержены риску, они должны оставаться дома.
Кара Свишер Хорошо, т.е. когда они сами решат - это ваша политика? Когда эти работники обеспокоены, чувствуете ли вы то же самое? Если вы считаете, что у них есть веские причины для беспокойства, считаете ли вы своим долгом заплатить им и убедиться, что с ними все в порядке? Несмотря на то, что вы не согласны с тем, как они относятся к COVID.
Илон Маск Давайте сменим тему.
Кара Свишер Просто сменим тему?
Илон Маск Кара, я не хочу вдаваться в дискуссию о COVID.
Кара Свишер Хорошо, хорошо, хорошо.
Илон Маск Если вы хотите закончить интервью сейчас, мы можем это сделать.
Кара Свишер Ок. Нет. Я не хочу прекращать. Я просто хочу понять, где вы, но понимаю. Я чувствую, что понимаю...
Илон Маск И я должен сказать, что мы также провели довольно много времени с командой эпидемиологов Гарварда, занимающейся исследованиями антител. Tesla производит оборудование для создания вакцин CureVac. Гейтс как-то сказал обо мне, что я не знаю, что делаю. А я ему отвечу: эй, придурок, мы на самом деле производим оборудование для CureVac, той компании, в которую ты инвестировал.
Кара Свишер Похоже, вы очень увлечены этой темой. Как будто знаете более эффективные методы, как то было с Tesla или SpaceX, до появления которых ракеты не использовались повторно, машины не были электрическимим, а наши методы борьбы с вирусами иррациональны?
Илон Маск Это очень иррационально. Мне, наверное, следовало уделить этому больше 1% времени. Источник
_______________________________________
Если вы хотите узнать, как устроена вакцина "Спутник V" и какой опасности подвергаются ее испытатели, то вам желательно прочитать вот эту статью: https://botalex.livejournal.com/167299.html от 1 октября 2020 года
Я кратко процитирую:
1 и 2 фаза испытаний (на безопасность и иммуногенность) этой вакцины были проведены на очень небольшом количестве добровольцев: 9 получили только укол первого компонента, 9 - только второй компонент и 20 получили оба укола. Иммуногенность оценили по титру наработанных антител IgG к S-белку и нейтрализующих антител, а также по формированию долгоиграющего T-клеточного иммунитета в форме Т-хелперных (CD4+) и цитотоксических (CD8+) лимфоцитов. На 42 сутки все участники наработали нейтрализующих антител со средним титром 49,3, что шикарно. Клеточный иммунитет тоже сформировался (определяли и титры CD4 c CD8, и секрецию интерферона).
Надо понимать, что участников испытаний 1 и 2 фаз было действительно маловато и к публикации результатов исследования31866-3/fulltext) в авторитетнейшем медицинском журнале The Lancet у специалистов много вопросов. Тем не менее, сейчас уже разворачивается 3 фаза, в которую планируется рекрутировать 40 000 добровольцев не только в России, но и в Саудовской Аравии, в Эмиратах, на Филиппинах, в Индии и Бразилии. Сейчас крупные госкорпорации (Минтатом, Роскосмос и др.) в Москве привлекают к участию своих сотрудников. Все мы знаем, что члены правительства и всяческие наши нувориши привились Спутником еще летом. Всё исключительно по желанию и никто не жалуется (побочные эффекты пока что редки и незначительны).
Понятно, что долгосрочных эффектов мы пока не знаем. Есть опасения, что может развиться так называемое антителозависимое усиление инфекции (ADE), чего побаивается крупнейший в мире специалист по иммунопрофилактике Михаил Фаворов. Именно на ADE напоролись не так давно создатели вакцины против лихорадки Денге. Кроме того, сам аденовирус тропен к разным важным клеткам, имеющим рецептор CAR (коксаки-аденовирусный рецептор), типа не восстанавливающихся клеток миокарда сердца, так что теоретически можно представить, что миллионы аденовирусов из препарата могут вызвать миокардит (маловероятно, но всё же). Так или иначе, в инструкции к Спутнику V честно написано: "Защитный титр антител в настоящее время не известен (то есть вообще никто не знает, сколько должно быть антител, чтобы иметь защиту). Продолжительность защиты неизвестна. Клинические исследования по изучению эпидемиологической эффективности не проводились".
Что из себя представляет "Антителозависимое усиление инфекции" можно прочитать в википедии. Могу только пожелать здоровья отважным испытателям.
___________
Напоследок, немного конспирологии вам в ленту. Вы помните кадры из новостных СМИ с гробами в Бергамо?
Гробы
Оказалось, что эти кадры были сделаны в 2013 году, когда затонуло судно с беженцами.
Вот ссылка на статью от 2013 года, где вы можете увидеть этот кадр:
https://lenta.ru/news/2013/10/09/funeral/
Могу предположить, что хитрожопые журналисты в 2020 году просто взяли старые кадры, но возможно что-то серьезнее. Например, ранее уже были извинения, когда в США СМИ крутили видео с кадрами из испанского госпиталя. Авторы фейка спалились на содержании экранов медицинских мониторов (локализация).
Всем удачи, не психуйте!
submitted by Russian_partisan to Russian_forest [link] [comments]


2020.09.19 06:57 Alex_Jew A сделали перепланировку дома как узаконить 2016

Мария Певчих - самая непубличная сотрудница Фонда борьбы с коррупцией, при этом она занимает ключевую должность, возглавляя в ФБК отдел расследований. Певчих - автор или соавтор едва ли не всех расследований, выходивших в блоге политика с 2011 года.
https://preview.redd.it/5shx2kzrw1o51.jpg?width=976&format=pjpg&auto=webp&s=3cf169335b7650df783bc974b2f2b4de21292bbf
Она была вместе с Алексеем Навальным в Новосибирске и Томске, где политик был отравлен. Вместе с соратниками она нашла в томском номере отеля Навального ту самую пластиковую бутылку, которая затем позволила немецким экспертам установить: оппозиционера отравили веществом из группы "Новичок".
Корреспондент Би-би-си Андрей Козенко поговорил с Марией Певчих о том, как ФБК делает свои расследования, о дне, когда отравили Алексея Навального, и том, как тот чувствует себя сейчас.
Би-би-си: Расскажи о себе. Чем ты занималась до того, как пришла работать к Алексею Навальному.
Мария Певчих: Меня зовут Мария Певчих, я возглавляю отдел расследований в Фонде борьбы с коррупцией. Меня набрали по объявлению, как это принято говорить. Я училась на соцфаке МГУ, потом в Лондонской школе экономики - политологии. Жила обычной жизнью, работала.
ФБК уже почти месяц работает без Алексея Навального
Так как по специальности я политолог, то интерес к российской политической жизни у меня всегда был. Как любой образованный и следящий за новостями человек, конечно, в 2009-2010 году читала "Живой журнал" Алексея Навального. У него был классный ЖЖ - все его читали. Там было весело и круто написано про такие достаточно сложные вещи, как коррупция и другие такие преступления. Я его читала как публициста - вместе со всеми.
А потом он опубликовал у себя же в ЖЖ объявление о наборе юриста в новый проект "РосПил".
Би-би-си: Это когда у Навального появились первые сотрудники? Например, Любовь Соболь.
М.П.: Да, по этому объявлению и взяли Любу Соболь, а меня не взяли. Потому что никаким юристом я не являюсь и в госзакупках понимаю мало. Но мы с Алексеем познакомились и решили придумать что-то еще. И этим чем-то еще оказался отдел расследований.
Би-би-си: И с чего вы начали?
М.П.: В "РосПиле" были юристы, которые занимались госзакупками. Это абсолютно специфический, достаточно узкий навык, которого у меня нет, - сидеть и читать какую-нибудь закупочную документацию с какими-то техническими характеристиками и сравнивать: допустим, этот томограф больница купила за сто рублей, а сколько он стоит на самом деле? Можно ли было его купить за сорок рублей в каком-нибудь другом месте - и так далее. Дальше эти ребята направляли жалобы в ФАС, судились - закупки после этого отменяли или не отменяли.
Я начала работать по более классическим, именно расследовательским кейсам. Ну то есть, грубо говоря, вот какая-то очевидная махинация, что-то выглядит сильно не так или просто плохо - и нужно разобраться, кто на этом зарабатывает.
Би-би-си: Давай немного конкретизируем. Какой была первая махинация, которой ты занималась?
М.П.: Когда я только пришла, был уже знаменитый кейс про буровые установки и ВТБ. Мы этот кейс анализировали, доделывали, Алексей очень долго этим занимался. Его авторство я себе ни в коем случае не приписываю.
Би-би-си: Назови те расследования, в которых ты принимала непосредственное участие, и про которые тебе хочется вспомнить и сейчас.
М.П.: Ого! Ну, это как, я не знаю, выбрать любимого ребенка или что-то такое - это невозможно абсолютно. Если вы видели наши расследования на YouTube в канале Алексея Навального, то я имею к этому то или иное отношение.
Не могу выбрать любимое, но, естественно, конечно, просится 45-минутный фильм про Медведева "Он вам не Димон" - наш самый известный и большой фильм. Важный с точки зрения того, что он сделал для политики, общества и для людей.
Половина людей, которые сейчас работают в ФБК и штабах Навального, пришли и начали у нас работать, потому что они так впечатлились тем, что увидели - и не смогли остаться в стороне.
Фильм \"Он вам не Димон\" обернулся протестами в крупных российских городах
Но, если честно, это даже не самое любимое и не самое дорогое, что я когда-либо сделала. Мне, как правило, нравятся какие-то абсолютно дурацкие и глупые расследования типа Насти Рыбки из эскортных услуг, которая плавала на яхте, и у нее случайно в кадр попал чиновник Приходько. Непубличный чиновник, которого я узнала абсолютно случайным образом. Когда-то мы снимали кооператив "Сосны" в Подмосковье: там живут единороссы через забор друг от друга: дворец-дворец-дворец - и один из них был Приходько. Я тогда просто вырезала его фотографию и узнала на этой яхте.
Так что мне нравятся такие, достаточно неочевидные и необычные расследования, которые чуть-чуть выходят за рамки стандартных. Чтобы не только скучная документация, анализ отчетности и сравнения циферки с циферкой. Такое мы тоже делаем, но вот самые мои любимцы - они, как правило, такие.
Ради "эврики" я перелистываю документы Би-би-си: Мария, а скажи, пожалуйста, как вы выбираете героев для расследований? Условно сенатор N выступил с предложением запретить россиянам вообще все, вы сидите в ФБК и думаете: а давай-ка мы, сенатор N, посмотрим, что у тебя есть? Или же Алексей Навальный приходит с инициативой "давайте вот этого жулика разгромим" или же это ты приходишь с такой инициативой? Или же, как говорят конспирологи, вы расследуете одну крупную корпорацию, потому что ее заказала другая корпорация?
М.П.: Чаще всего это, конечно, Алексей, который фонтанирует идеями, кого мы должны срочно расследовать. Это бесконечный процесс: есть такая идея, другая, третья - и мы постоянно пытаемся за что-то зацепиться. Но мы все-таки очень давно вместе работаем и с коллегой моим Жорой Албуровым уже более-менее научились предугадывать желания, повестку и то, что понравится аудитории, а что не понравится. Хотелось бы верить, что у нас уже есть какая-то собственная интуиция, что мы сейчас уже сами понимаем, что сейчас правильный момент, чтобы посмотреть на этого человека, а завтра - на другого.
Би-би-си: Как выглядит работа отдела расследований, что ты там делаешь как руководитель?
М.П.: Отдел работает с помощью любого мессенджера - вставьте любое название, - где мы переписываемся и шлем друг другу скриншотики, когда каждый копается в какой-то своей независимой истории.
Моя работа заключается в том, что я несу ответственность за все, что называется расследованием Фонда борьбы с коррупцией, за фактологическую часть в первую очередь. Я непосредственно расследую сама, и самое большое удовольствие, которое я получаю от собственной работы, - оно в тот момент, когда я что-то долго ищу, а потом нахожу, и это, безусловно, моя самая-самая любимая часть. Если бы можно делать только это, я бы делала только это.
Ну а потом уже как руководитель отдела я отвечаю и за чужую работу: помогаю что-то доделывать, дорасследовать. Ну а потом ту фактуру, которую мы нашли, я аккуратненько складываю, причесываю и вместе с Алексеем пишу сценарий.
Би-би-си: Я могу себе представить, как работает следователь - я видел это в детективах.А как работаешь ты? То есть сидишь, перелистываешь тысячи страниц документов с тем, чтобы на тысяча первой сказать "эврика"?
М.П.: И я счастлива в этот момент, да. Ради этой "эврики" я и сижу и перелистываю документы, и это ужасно такая гиковская, наверное, черта, которая есть во мне, и я так думаю, что во всех журналистах-расследователях - абсолютно точно. Действительно, мне очень нравится работать с большими объемами данных, мне очень нравится копать истории, в которых сначала кажется, что ничего невозможно найти, а потом ты что-то находишь - и, конечно, вот он этот момент, вот он!
Би-би-си: А твое участие в расследованиях часто подразумевает поездки, с Навальным или без Навального, по России?
М.П.: Конечно. Если это не ролик, который записан в студии, а что-то чуть более сложное, снятое на улице или где-то еще, то с вероятностью, близкой к ста процентам, я на этих съемках присутствовала и непосредственно участвовала.
15 августа 2020 года Мария Певчих занималась расследованием о главных застройщиках - и кандидатах в депутаты - Новосибирска
Би-би-си: И с Навальным, получается, ты тоже ездила раньше часто?
М.П.: Да, конечно.
Би-би-си: Вы приехали в командировку на три дня. В Россию или нет. Твоя работа в эти три дня будет заключаться в чем?
М.П.: У меня есть сценарий будущего ролика, написанный и потом отредактированный Алексеем - разбитый на какие-то сцены. Моя работа заключается в том, чтобы найти симпатичное место, с которого это можно снять. В том, чтобы удостовериться, что все фрагменты записаны правильно, что все пролеты на дроне сняты, что мы потом это все можем сложить и смонтировать. Наверное, эту часть работы можно назвать продюсерской, но это не отменяет предыдущую расследовательскую часть, а потом ту часть, которая связана с монтажом и с финальной картинкой, которую видят все на YouTube.
Би-би-си: В Новосибирск и Томск ты поехала делать всю ту же самую работу?
М.П.: Да, свою работу в самом-самом чистом виде.
Би-би-си: Ты полетела туда из Москвы?
М.П.: Да.
"Нет сомнений, что сейчас этих бутылок и след бы простыл" Би-би-си: Давай вернемся к тому утру. Расскажи, как вы узнали, что Алексей был отравлен и что произошло сразу после этого - ваши первые действия. Вы не провожали его в аэропорт, он уехал сам?
М.П.: Нет, мы остались на день дольше с нашими коллегами, потому что надо было доделать то, что мы не успели в предыдущие три дня в Томске. Какие-то подсъемы, надо было полетать на дроне; надо было начинать работать над следующим кейсом, потому что мы должны были проехать еще по нескольким городам...
и-би-си: В которых проходило ваше "Умное голосование"?
М.П.: Даже не обязательно... Нам надо было проехать по нескольким городам, где были выборы и где есть какая-то интересная политическая история, которую можно рассказать. То есть не только "посмотрите, чиновник, а вот его дача, а вот его "Бентли", а вот его часы", а что-то такое... чуть больше контекста, чуть-чуть больше истории региона. Мы хотели показать, что настоящая политика - это не только Путин, Кремль и всякие московские министры, а еще и региональные думы, городские советы, и это все не менее интересно и важно.
13 сентября в российских регионах прошли местные выборы
Наш план был такой - это было как конвейер условно: мы забирали Алексея ровно на столько, на сколько он нужен для съемок, он уезжал, мы оставались, делали следующее расследование, ехали в следующий город, ждали его... Нам надо было выпустить очень много всего в очень короткие сроки.
Би-би-си: Итак, утро, Томск. Что там было?
М.П.: Мы завтракали внизу в ресторане, он прямо при гостинице. Печально известной гостинице Xander. У моего коллеги Жоры есть странное хобби - он очень увлекается самолетами.
Гостиница Xander в Томске
Би-би-си: То есть он просто отслеживал по FlightRadar то, как летел самолет с Алексеем?
М.П.: Да, без какой-либо причины на это. Он просто так делает. Он отслеживает мои самолеты, Алексея, вообще любые.
Он делал ровно это, заметил, что самолет приземлился в Омске и написал какую-то смешную смску Кире [Ярмыш], типа: "Ну че, пацаны, как там Омск?". Подозревая, видимо, что у них что-то сломалось - сработал какой-то датчик на аварийную посадку, ну как это периодически бывает.
Кира некоторое время не отвечала, а потом написала, что Алексею стало плохо в самолете, он потерял сознание… Я уже не помню содержание этого всего... В "Твиттере" все появилось приблизительно тогда же. Алексей, похоже, в коме, его на реанимобиле забрали прямо от трапа самолета и повезли в больницу.
Би-би-си: Как мы узнали в последующие несколько дней, было много опций, где Алексея Навального в теории могли бы отравить. Это и чай в кафе аэропорта, это прикосновения в большой толпе - ведь из Томска одновременно улетали три самолета в Москву, было много опций. Вы, как мы узнали из опубликованного 17 сентября видео, сразу бросились в номер Алексея в гостинице. Как было принято такое решение?
М.П.: Такое решение даже не нужно было принимать - оно абсолютно очевидное, и это единственное, что мы могли сделать в той ситуации. Есть Алексей, здоровый человек, за которым мы наблюдали еще и предыдущие несколько дней в Новосибирске и Томске. И есть очень неприятное видео из самолета, где видно только сидения и слышен его крик. Дальше объяснять было ничего не нужно. Здоровые люди не попадают в кому просто так, у него нет диабета, у него нет никаких заболеваний, которые могли бы привести к этому. Нам было понятно, что что-то сильно не так. И естественно, это Россия. Отравление здесь - это, к моему огромному ужасу, почти норма. С некоторыми людьми это случалось дважды. А если речь идет об отравлении, то значит, у этого могли остаться следы.
"Обернулся и увидел, что Алексей лежит". Рассказ летевшего с Навальным пассажира
Би-би-си: Что вы делали в этом номере, легко ли туда попали?
М.П.: Нас не то чтобы суперлегко пустили, но при этом мы не прорывались через кордоны или еще что-то такое. Мы объяснили ситуацию - и попали туда. С нами была администратор гостиницы. Какое-то время нас не пускали, мы устроили небольшое дежурство перед номером, чтобы туда не пускали никого - буквально в пустом коридоре поставили стул и сидели по очереди.
В итоге мы зашли, все это было достаточно буднично, мы не обсуждали: сейчас мы откроем дверь, ты пойдешь туда, а я пойду туда, и так далее, нет. Мы зашли, мы додумались взять перчатки, спасибо коронавирусу, теперь они есть у всех с собой всегда. Открыли дверь и стали снимать все, что попадает в кадр. Фрагмент этого сегодня был выложен в "Инстаграме".
Би-би-си: То есть вы собирали все, что потенциально может иметь какую-то ценность?
М.П.: Да, к чему человек мог притрагиваться.
Би-би-си: Я видел фрагмент ток-шоу на Первом канале, где ведущий сказал, что вы заблюрили часы на тумбочке, чтобы никто не смог увидеть, сколько времени, а это значит, что видео было сделано раньше, чем стало известно про отравление!
М.П.: Очевидно, что мы не блюрили эти часы. Я думаю, что "гениальные" продюсеры и отвратительный ведущий Первого канала, которые получают свои гигантские деньги совершенно непонятно за что, сами сделали этот смазанный скриншот, сами заблюрили, сами обсудили в студии и поохали. Достаточно просто зайти в "Инстаграм" и посмотреть следующий кадр этого видео, чтобы увидеть, что там ничего не заблюрено.
Отравление Навального: научный разбор (видео)
Ну и в 2020 году достаточно странно думать, что на видео можно что-то скрыть. У них есть исходные данные, метаданные. Можно посмотреть, когда было снято видео и сопоставить, что на часах то же самое время.
Би-би-си: В итоге вы из Томска направились в Омск. Каким способом и с какими мерами предосторожности?
М.П.: Из Томска в Омск не летают самолеты. Я это узнала совершенно недавно, это кажется крайне нелогичным, но это факт. Мы доехали на машине до Новосибирска, а оттуда уже полетели на самолете.
Би-би-си: Все эти бутылки из-под воды - всё, что вы собрали в номере - оно было с вами? В ручной клади, в багаже или как?
М.П.: Оно было стратегически расфасовано в разных местах, потому что мы понимали, что, несмотря ни на что, эти бутылки - просто бутылки, ничего значимого. Но есть микроскопический шанс, что они окажутся ценными. Не забери мы их из Томска, они стали бы мусором. Нет никаких сомнений, что сейчас этих бутылок и след бы простыл.
Но мы понимали: есть микроскопические шансы, что они окажутся полезными. А еще более микроскопические, что мы их привезем, покажем и передадим.
"Не мы должны это расследовать!" Би-би-си: Вы изначально планировали делиться этими материалами с российскими врачами? Или нет?
М.П.: У российских врачей 48 часов был сам Алексей, у которого, насколько мы знаем из их бесконечных пресс-релизов, выступлений, постов в "Фейсбуке" и выступлений на радио, были все анализы, которые нужны. Одна-другая бутылка не играет для российских врачей никакой роли, когда у них есть человек, у которого эти анализы можно взять и с гораздо большей степенью точности все определить.
Я не понимаю всего этого хайпа вокруг этой бутылки, потому что ее смысловая нагрузка достаточно маленькая. На ней нашли остаточные частицы "Новичка" - боевого отравляющего вещества. И это же вещество нашли в организме Алексея Навального три независимые друг от друга лаборатории.
Instagram пост , автор: navalny
Насколько я понимаю, единственная польза от этой бутылки - она позволяет приблизительно понять, когда он был отравлен. И это произошло раньше, чем он приехал в аэропорт.
Я очень надеюсь, что когда-то мы узнаем, как был отравлен Алексей. Но сейчас у нас нет даже малейшего представления об этом. Не мы должны это расследовать!
Би-би-си: Две обсуждавшиеся конспирологические теории: улетела ли ты с Алексеем на частном самолете сразу сюда в Германию? И каким способом ты передала немецким специалистам биоматериалы - ту самую бутылку?
М.П.: Про самолет - это правда. Я действительно улетела на том самом медицинском борте, который увез Алексея. И эти бутылки злосчастные улетели вместе с нами.
Алексея Навального доставили в берлинскую больницу \"Шарите\" в коме
На этом самолете была Юля Навальная. Семье требовалось некое сопровождающее лицо, этим лицом оказалась я. Вот и все.
"Для спецслужб я родной человек" Би-би-си: Прошло несколько дней, наверное, больше недели. В издании "Правда.ру" появляется довольно подробный текст, и первое, что бросается в глаза - это твое имя. Я точно знаю, что ты предпочитала его не афишировать. Как ты думаешь, как они тебя вычислили и сконцентрировались именно на тебе?
М.П.: Хочу поправить тебя. Я себя скрывала не очень усиленно. Сам факт нашего знакомства с тобой и с твоими коллегами несколько подрывает теорию о моей огромной таинственности.
Меня знали абсолютно все в офисе. Меня знало огромное количество людей из журналистской среды. Когда я в Москве - я хожу каждый день на работу в офис. В тот самый офис, где проходят обыски. У меня есть карточка, на которой написаны мои имя и фамилия, я ее каждый день прикладываю к турникету и прохожу через него. Поэтому тот факт, что я как-то связана с ФБК, являлся секретом только для очень широкой публики - и этот секрет не стоил выеденного яйца. Это был мой личный выбор и желание избежать какой-либо публичности.
Ну а плохие люди, которые следят за ФБК - представители всяких там спецслужб, люди, которые ставят нам в офис прослушку, которые, как наружка, непрерывно за нами ходят - ну я для них родной человек. Можно посмотреть все эти помоечные телеграмм-каналы или RT: когда началась вся эта эпопея со мной, было очень мало моих фотографий. Ну а наполнять-то видео чем-то нужно, поэтому все и выкладывали фотографии с наружного наблюдения. Очень странные снимки, они выглядят довольно крипово - все сделаны на улице: я всегда не смотрела в кадр и двигалась как-то странно. Это было наружное наблюдение.
Я узнавала и совсем старые видео, и более свежие - прошлогодние, когда приезжала в отпуск в Москву со своими подружками. Мы ходили там в Кремль, мавзолей и в баню, а наружное наблюдение ходило за нами!
То есть существовали какие-то кадровые сотрудники, которые занимались тем, что снимали, как я просто выхожу из дома или захожу в метро. Они накопили эту папочку, расчехлили и отдали в те мусорные СМИ, которые и публиковали их.
Би-би-си: Там писали, что у тебя есть сеть книжных магазинов в Англии и Австралии, что ты проходишь подготовку вместе с "морскими котиками". Хочешь как-то прокомментировать это?
М.П.: Ну, я могу это прокомментировать, только это абсолютно смешно. Там не было ни слова правды. Я прочитала и подумала: блин, какая я офигенная. Там совпадают какие-то микроскопические детали из пресс-релиза МГУ, а все остальное просто удивительное, я хотела бы посмотреть на человека, который все это писал. Сеть книжных магазинов в Австралии! Но я даже никогда не была в Австралии. Как вы это придумали, объясните мне, пожалуйста!
Би-би-си: Но надо признать: началось все со СМИ, чью репутацию сложно назвать однозначной, но теперь твое имя упоминают чиновники МИДа, а Следственный комитет, если я правильно понял, пока ехал на интервью, хотел бы опросить тебя.
М.П.: Ты неправильно понял, со мной не хочет поговорить Следственный комитет. Со мной хочет поговорить томская транспортная полиция. Да и то, "хотят говорить" - это очень условно. Томская транспортная полиция действительно опрашивала тех, кто был в этой поездке, но происходило это через день после того, как мы улетели. Коллеги, с которыми успели поговорить, потом рассказывали, что это было смешно. Их спрашивали: "Вы заметили что-нибудь подозрительное? Нет? Ну, вы свободны".
Омские врачи не сразу дали согласие на транспортировку Навального в Германию - соратники политика считают, что российские власти таким образом пытались скрыть следы отравления
И сейчас то, что происходит с моим якобы уклонением от общения со Следственным комитетом - это уже перевранная много раз информация. Во-первых, не СК, а томская полиция, во-вторых, не допрос, а опрос - это две огромные разницы. Для допроса требуется дело, которого нет уже почти месяц. А юридических последствий от ухода от опроса никаких, окурок бросить на улице - это и то более серьезное правонарушение.
Би-би-си: Не было такого, что тебе позвонили и сказали: мы из СК, хотим поговорить с вами, Мария?
М.П.: Нет, из СК нет.
Би-би-си: А ты допускаешь возможность взаимодействовать с ними?
М.П.: Зависит от формата взаимодействия, пока все выглядит достаточно паршиво. Опираясь на то, как дело подается в СМИ, ничего хорошего я от них не жду. Если бы у меня была малейшая надежда на то, что Следственный комитет вдруг каким-то чудом проснется, вместо Бастрыкина появится чудесный честный человек, который хочет докопаться до правды, а не кого-то прикрыть, я бы, конечно, с ним взаимодействовала.
Но первоочередная задача все равно остается: найти того, кто хотел убить Алексея Навального. Проблема только в том, что мы все понимаем: это не то, что они пытаются сделать, они делают что-то противоположное.
"За моей семьей в России идет целенаправленная охота" Би-би-си: Твои семья, родственники, друзья столкнулись с каким-то вниманием со стороны правоохранительных органов или кого-то еще?
М.П.: Да, хорошо, что ты задал этот вопрос - с моей семьей происходят ужасные и мерзкие вещи, которые, я считаю, нужно проговорить вслух, чтобы такого больше не произошло.
За моей семьей в России идет целенаправленная охота. За моими 85-летними бабушками гоняются какие-то пригожинские гопники, они скребутся под дверь, разговаривают с соседями в местах, где я никогда не жила, ходят за мамой. Выдумана какая-то жуткая, сумасшедшая история про моего отца, с которым я 15 лет не общаюсь - у меня родители в разводе. А его рисуют чуть ли не ключевой фигурой всего произошедшего.
https://preview.redd.it/j847segfy1o51.jpg?width=976&format=pjpg&auto=webp&s=ffe5f732dc68c2b0190edb8ba188ab4ab70d7018
То, что сейчас делают пригожинские и государственные СМИ с моими родственниками, - отвратительно, и я каждый день переполняюсь ненавистью от того, что они даже думают в этом направлении. То, что они втягивают людей, с которыми я не живу с 14 или 15-ти лет. То, что они выкладывают расшифровки переговоров с моими бабушками, - это отвратительно. Уж лучше пишите про "мои" книжные магазины, а от родственников отстаньте.
Би-би-си: Ты в обозримом будущем собираешься вернуться в Россию?
М.П.: Я, конечно, посмотрю, что и как будет развиваться, но я хочу и буду приезжать в Россию, как я постоянно делала до этого. Часть времени я провожу в Великобритании, часть в России, это комфортная для меня схема, которую я себе выстроила. Я приезжаю в Москву и на выходные, и на большие отрезки времени. Я планирую сохранить эту возможность. И меня даже задевает, что кто-то может говорить: может быть, тебе это не надо, это небезопасно. Это решаю я, у меня есть дела, которые я хочу там делать.
Я не сделала ничего плохого, ничего противозаконного, даже того, что можно было бы наказать административным штрафом. С какой стати я должна менять свою жизнь.
Би-би-си: Несколько лет назад я бы сам посмеялся над этим вопросом, но сейчас все же спрошу: ты не боишься уголовного преследования? Ведь твой сотрудник Георгий Албуров вряд ли хоть когда-то думал, что станет обвиняемым в краже. Или же ваш Руслан Шаведдинов вроде бы не планировал сделать карьеру в вооруженных силах, но он сейчас в армии - против своей воли.
М.П.: Я же не в бессознательном состоянии пришла в ФБК, я их знаю, я с ними дружу. Я видела, что происходило с Любой Соболь прошлым летом, пальцев не хватит перечислять, сколько обысков и неприятностей произошло с каждым из наших сотрудников. Будет неправильно это сказать, но все же: какая-то форма иммунитета к этому вырабатывается.
Любовь Соболь задерживают на московском протесте в августе 2019 года
Би-би-си: Сейчас ты уже видела Навального?
М.П.: Периодически хожу навещать его. Он чувствует себя достаточно хорошо, чтобы передать тебе привет - когда узнал об этом интервью. Он еще очень далеко от полного выздоровления, очень много работы впереди. Он, безусловно, понимает, что происходит. Но любой человек даже в прекрасном и добром здоровье будет долго переваривать события такого масштаба. Я думаю, это еще займет какое-то время, чтобы даже самой светлой головой это осознать, не говоря уж о том, чтобы перечитать новости за такое количество дней. Он это делает, и я надеюсь, что в ближайшее время он вернется в свое нормальное состояние.
15 сентября в \"Инстаграме\" Навального появилось его первое после отравления фото с семьей
Он провел три недели в коме. Даже обычный человек после этого переучивается многим вещам. А последствия отравления таким боевым химоружием на себе испытали только три-четыре человека в мире. Давай так: он выглядит хорошо и замечательно - по сравнению с тем, как это было в Омске.
Би-би-си: Огромный международный резонанс что-то значит для вас?
М.П.: У меня даже не было возможности подумать об этом в последний месяц. Я просто не читала новости, потому что все новости происходили прямо у меня на глазах.
В плане международного восприятия реакция сейчас беспрецедентная, но, простите, какие события, такая и реакция - человека попытались убить боевым отравляющим веществом. Где-то посреди Сибири он почти умер, и, скорее всего, умер бы в Омске, если бы его не выпустили оттуда, где какие-то непонятные люди в серых пиджаках шныряли по больнице и делали все, что угодно, кроме спасения его жизни.
отсюда
submitted by Alex_Jew to CIS_Politics [link] [comments]


2020.09.11 23:15 DarkRedFist Фашизм в Беларуси. Девушки, которых задержали 11 августа рассказали свою историю. «Он упивался своей властью. Были фразы про то, что «я ваши (половые органы) в узел завяжу», «теперь вы поняли, что такое власть?»

Фашизм в Беларуси Fascism in Belarus
Девушки, которых задержали 11 августа рассказали свою историю. «Он упивался своей властью. Были фразы про то, что «я ваши (половые органы) в узел завяжу», «теперь вы поняли, что такое власть?»
Истории
«Нам стыдно, что нас не били». Девушки, которые были задержаны 11 августа, решили рассказать свою историю
Аня и Оля все время повторяют, как будто оправдываясь: «Нас даже не били». И тем не менее вздрагивают от резких звуков, просят подержать за руку во время разговора и до сих пор плачут, вспоминая ночь в одном из столичных РУВД. Девушки долго размышляли, стоит ли рассказывать свою историю («мы не чувствуем себя в безопасности ни минуты»), но в итоге решили, что об этом важно говорить.
«Я сразу улетела в какой-то астрал и слышала эти крики как будто через завесу»

— Знаете, я никогда не могла понять, почему молчат жертвы изнасилования, — говорит одна из героинь. — А теперь, наверное, поняла. Ты не можешь себе представить, что люди, которые через это не прошли, поймут тебя. Но со мной была Оля, и она переживала то же самое. Значит, это действительно было и я могу об этом рассказать.
Это Аня. Мы встретились с девушками, когда они пришли в салон красоты L’Atelier De L’Image, который сразу объявил о том, что бесплатно примет всех, кто был задержан в ходе мирных протестов, чтобы хоть немного поднять им настроение.

Одиннадцатого числа подруги расклеивали в своем районе листовки о мирных забастовках (девушки показывают фото, которые подтверждают их слова о содержании объявлений. — Прим. редакции)

— Прежде чем делать это, мы перечитали соответствующие статьи законодательства, убедились в том, что забастовки не противоречат конституции. Мы были уверены, что не нарушаем закон. Такие все продуманные и юридически подкованные, — грустно улыбается Оля.

Уверенность в законности своих действий и понимании происходящего пошатнулась, когда сзади раздался крик: «Стоять!».

— Мы дико испугались, — делится Аня. — Я не знаю, кто именно нас задерживал. Когда мы просили представиться и объяснить, куда нас ведут, отвечали, что это не наше дело и мы сами все скоро поймем. Нас посадили в легковую машину без опознавательных знаков и повезли в РУВД (героини текста сообщили, в какое именно РУВД были доставлены, однако попросили не указывать это в материале. — Прим. редакции)

— Когда мы приехали, я по привычке здоровалась со всеми сотрудниками, которых видела. Реакция была такой: «А ты культурная что ли?». Ну вообще-то, да. Со мной никогда не происходило подобного, и я даже не представляла, что нас ждет. Продолжала себя вести также, как в обычной жизни, а обычная жизнь закончилась, — вспоминает Оля.
Оля

Девушек привели во внутренний дворик, и первое, что они услышали, — это «ужасные крики, стоны, мольбы остановиться и такие вздохи прерывистые, как будто люди уже задыхаются».

— Там был парень со сломанными ребрами, которому не разрешали даже присесть. Если он стонал, угрожали: «Еще один звук — и тебе конец». Я сразу улетела в какой-то астрал и слышала эти крики как будто через завесу, — говорит Оля. — Наверное, психика пыталась себя защитить, потому что я никогда не слышала раньше, как бьют людей. Такой звук… как будто дети кричат. Старалась убеждать себя: «Не слушай. Сосредоточься на дыхании». Пришли, подготовленные психотерапевтами и йогами девочки… С одной стороны, это так глупо. А с другой, возможно, в тот момент это и помогало чувствовать себя живой.

— Били парней, а нас — нет, — обозначает Аня. — И, знаете, норма так сместилась, что теперь за это стыдно. Стыдно, что не били. И даже разрешали иногда поприседать, обнять друг друга, чтобы стало теплее. Все остальное время нужно было стоять лицом к стене, подняв высоко руки и поставив ноги на ширину плеч.

Холодно было так, что стучали не только зубы, но и коленки друг о друга — со мной такого еще не было.

И это мы были в свитерах, а многие девочки — в платьицах на тонких лямках, в майках-алкоголичках. Я все время просила передать кому-то мой шарф, который лежал в рюкзаке — нет, нельзя. И любой твой вопрос сопровождается криком, матом, унизительными комментариями. Ты чувствуешь себя ничтожеством.

— И даже стыдно попроситься в туалет, — добавляет Оля. — У меня были месячные, когда меня задержали, и мне это было необходимо. Но было очень страшно, что после моей просьбы меня поставят в центр этого двора, разденут и будут надо мной насмехаться. Я понимаю, как это дико звучит, но в тех обстоятельствах мне казалось, что это вполне может случиться.

На практике же Олину просьбу о туалете просто долгое время игнорировали, а когда она наконец туда попала, увидела, что дело плохо.

— Все было в крови, руки тоже. Помыть их негде, вытереть нечем… Я вышла из кабинки этого биотуалета, умирая от стыда, в состоянии прострации. Аня увидела мое состояние и взяла меня за эту грязную руку. Простите (плачет. — Прим. редакции), я думала, что слез уже не осталось, а вот что…


Понимаете, я всегда старалась жить так, чтобы развиваться: литература, духовные практики, путешествия. Ты все время хочешь подняться на уровень повыше в моральном плане, а тут оказываешься в ситуации, где невозможно удовлетворить низшие пункты в пирамиде потребностей. Где ты не человек. Где тебя пытаются сломать всеми способами: смотри в стену, быстро отвечай «да» на вопрос «все понятно?!», не смей поднимать голову.

Это невероятно унизительно. Но понимать, что люди живут по таким законам изо дня в день, что для них это норма, — еще хуже.
«Мечтаю, чтобы он ответил по закону за то, что делал»

Оле и Ане особенно запомнились две истории людей, которые оказались вместе с ними во внутреннем дворике в ту ночь.

— Там был дедушка-полковник, совсем седой, — вспоминает Оля. — Всю ночь мужчин били по ногам и заставляли приседать. Если ты не мог, били сильнее. Его тоже. Он просил позвонить сыну, сказать, что дома закрыты собаки. Сын живет в другом городе, дедушка боялся, что пока он узнает обо всем и доедет, животные умрут. Очень переживал. А «злой омоновец» начал на него орать матом, мол, ты, дед, опозорил погоны, закрой рот. Полковник этот сказал, что просто шел домой, что ничего не сделал. А тот в ответ: «Ты опозорил погоны тем, что здесь сидишь». Это было страшно. Я видела человека, который не слышит, что ему говорят, он захлебывается от ненависти и уверен, что во всем прав.

Девочки все время упоминают про «плохого омоновца» и «хорошего омоновца», который «все понимал, но ничего не мог сделать».


— Одной из задержанных женщин было 52 года, — рассказывает Аня. — Она плакала всю ночь, потому что ей не переставая звонила дочка. Просила ответить ей, сказать, что мама жива. «Злой омоновец» орал на нее: «Че ты ходишь по этим улицам! Я тебя научу ходить по улицам! Сидеть дома надо».

Знаете, я вспоминаю это сейчас и понимаю: у меня не случилось тогда нервного срыва только потому, что я была с подругой и это страдание как-то разделилось на двоих. А эта женщина была совсем одна.

Правда, другой, «добрый омоновец» этого злого от нас отгонял. Говорил: «Хватит-хватит, иди к мужикам».

Вспоминая омоновца, которого приходилось «отгонять», Аня отрицает версию о том, что он мог не отдавать себе отчет в своих действиях. Девушка говорит, что, по ее ощущениям, человек понимал, что он делает, и получал от этого удовольствие.

— Он упивался своей властью. Были фразы про то, что «я ваши (половые органы) в узел завяжу», «теперь вы поняли, что такое власть?», «поняли, что вы никто?».

Мне все время нужно было себе напоминать, что Бог смотрит на меня по-другому, что я человек.

Я верующая и знаю, что в каждом должен быть Божий образ. Хоть чуть-чуть, но что-то светлое во всех можно найти. Но в этом человеке я не увидела ничего светлого.

Мечтаю, чтобы он ответил по закону за то, что делал. Не потому что хочу отомстить за все, что я слышала. А потому что я увидела, сколько в нем зла, и представляю, сколько страданий он еще причинит людям. Я молюсь о том, чтобы это зло остановили.

Один раз я подняла на него глаза. А это запрещено. Я запомнила этот взгляд навсегда, он был очень страшным. И эта ярость, с которой он заорал: «Че ты вылупилась на меня?!»… Мне показалась странной такая реакция на взгляд девушки. Как будто он что-то всё-таки почувствовал и тоже испугался.
«У них нет представлений о том, что возможна другая жизнь. И они не ищут этой другой жизни»

Аня признается, что, за исключением этого человека, пыталась разговаривать со всеми сотрудниками силовых структур, которых видела в эту ночь. После нескольких попыток построить диалог почувствовала, по собственным словам, полное опустошение и бессилие.

— Сначала в ответ на любую реплику я слышала только крик: «Лицом к стене». Но так как я не сопротивлялась и стояла вся в слезах, а им, видимо, стало скучно, они начали разговаривать.

И, понимаете, силовики верят в то, что они нас защищают, что без их действий страна развалится.

— Например, они рассказывали какую-то жуткую историю про таджиков, которые якобы караулили девушек в подъездах, открытых неравнодушными жителями домов для протестующих. Ну, караулили и насиловали, — вспоминает Оля. — Говорят: «Вы этого добиваетесь? Вы хотите, чтоб так всегда было?». Они думают, что как «папочки» спасают народ от анархии.


У них настолько перепутано черное и белое, что они сначала избивают парней, а потом подходят к нам и с гордостью говорят: «Вот видите, а вас мы не бьем». Как будто ждут похвалы и благодарности за это.

Ты слушаешь и не веришь в то, что у людей действительно может быть такое мышление. Наверное, когда-то их поломали, я верю, что они могли быть другими, просто так сложились обстоятельства.

— Еще они верят, что мы ненавидим их только за то, что они в форме, и готовы убить каждого, дай нам волю, — говорит Аня. — Они думают, что если бы не их работа на мирных протестах, нас бы подорвали к чертям, а потом и всю страну разнесли. Агрессии — море.

И мы с Олей, зареванные в хлам, пытались объяснять им, что это неправда. Говорили: «Вы же видите, кто мы. Обычные девушки. Мы просто хотим честных выборов. Почему нас настраивают друг против друга?»

Они уверены, что мы видим одну сторону медали, а они — две. Они верят, что нами манипулируют, что нам дают задания «с Запада», что нам платят. Очень смеялись над тем, что «нас бросила наша Тихановская».

Такой абсурд…

Только после того, как я начинала говорить о, видимо, понятных им вещах, агрессия и крики утихали. Я говорила про них самих: «Посмотрите, как устроена ваша система. Как вы нагибаете друг друга! У вас ведь все построено на агрессии и страхе. Разве вы хотите так жить всегда?». Говорила про коронавирус: «Посмотрите, что происходит в здравоохранении: какой была реакция власти на ковид, сколько людей заболело из-за того, что ситуацию пустили на самотек. У моей мамы была двусторонняя пневмония, температура, пропало обоняние. Но она вынуждена была солгать, что стала контактом первого уровня, чтобы ей сделали тест и назначили нормальное лечение, а до этого от нее просто отмахивались».

Вот тут они притихли, стали слушать и прекратили нас прессовать. Видимо, у каждого есть родные, друзья, которых это коснулось.

Но как только разговор возвращается к государственному строю, к социуму — все снова заходит в тупик.

Даже «добрый омоновец» сказал, что система может работать только так: на деньгах, силе, унижении друг друга. Говорит: «Я ни за кого. Но я выбрал такую работу, и тут уже ничего не поменяешь. Если я попробую что-то сделать, будет трибунал».

Пыталась рассказывать про инициативы айти-сферы, про то, что можно получить новые навыки и финансовую поддержку, если уйдешь из структуры… Не верят. Сказали, что айтишников очень мало и денег в любом случае на всех не хватит.

У них нет представлений о том, что возможна другая жизнь. И они не ищут этой другой жизни. Смотрят на тебя как на девочку в розовых очках, которая рассказывает про мир, дружбу, жвачку, а сама дура дурой.
«Только дойдя до края, мы смогли сплотиться, почувствовать чужую боль»

На утро девушек ждало подписание протокола, которое проходило в своеобразной форме:

— Нас всех сгоняли подписывать бумаги на коленях. Это, наверное, какой-то прощальный ритуал унижения, — делится Аня. — Прочесть его толком не дают, но мельком я увидела, что выкрикивала лозунги, вела себя буйно. Я читала этот ужас и заливалась слезами. Говорила, что не могу такое подписать, потому что все это неправда. А «добрый омоновец» сказал: «Не усугубляй, пожалуйста, просто подпиши, так будет лучше».

Ты подписываешь, понимая, что больше вообще не влияешь на свою судьбу, ты — дело случая. Ты никто.

Параллельно перетряхивают твои вещи, и это отдельная история. Оттуда выпало две книжки: одна меня сильно подвела, а вторая — спасла. Сначала они увидели блокнот, в котором был расписан список дел на неделю. Среди прочего было написано — meeting. Помню, что я имела в виду видеосозвон по работе, но что тут началось…
Снова крики… Что я организатор протестов, что я профессиональная забастовщица, что я попалась…

В этот поток мата невозможно было слово вставить. Да и понятно, что их уже не разубедить. Думала, меня приговорят к сроку по какой-нибудь уголовной статье.
Но, к счастью, они отвлеклись, потому что нашли в рюкзаке Новый Завет, и это их очень удивило. Спросили, зачем он мне.

Я сказала, что верующая.

И они были так поражены, что забыли про «митинг». Я им рассказала про 10 заповедей — они со всеми согласились. Сказали: «В этом что-то есть».

Без комментариев. (Улыбается.)

Девушки вспоминают еще один момент, который шокировал их перед выходом из РУВД:

— Аню выпустили первой, а она попросила подождать меня, — говорит Оля. — Ее спросили, какая у меня фамилия. И оказалось, что в списках меня просто нет. Пошли проверять лично…

Я не знаю, что было бы, если б Ани не было рядом и она не задала этот вопрос. Не хочу строить догадки. Но это страшно, что о тебе могут просто забыть. Что системы нет, что никакие правила и законы не работают.

Девочки признаются, что, когда вышли, расплакались.

Аня — сразу же: «От счастья сделать три шага в сторону, потому что тебе этого хочется. А потом от ужаса, что теперь меня радуют такие вот вещи». (Улыбается.)

Оля — позже.

Когда увидела родителей и представила, что на месте любого из мужчин, которых избивали в эту ночь, мог оказаться ее отец.

Девочки признаются, что сидят на антидепрессантах и спят только благодаря таблеткам. Когда они слышат, что кто-то смотрит видео, где звучит «голос из рупора», все внутри замирает, «хочется закрыть двери на все замки и занавесить окна». На женские марши смотрят с ужасом — от того, что девочки «как белые мишени», их «в любой момент могут схватить и сделать с ними все что угодно». Ходить в одиночку им страшно. Если видят человека в форме, переходят на другую сторону улицы, повторяя про себя «все будет хорошо, все будет хорошо». Это Оля. Аня еще молится.

На вопрос, не изменила ли эта история ее отношений с верой, она отвечает с уверенностью:

— Нет конечно. Это только кажется, наверное, что Бог закрывает глаза на весь этот ужас. Если так, то только лишь потому, что мы сами долго закрывали глаза на беззаконие, что мы допускали это по отношению к другим. И только дойдя до края, мы смогли сплотиться, почувствовать чужую боль. Стать не теми белорусами, у которых выученная беспомощность, а теми, которые хотят «людзьмі звацца».

Да, это больно и сложно, но, к сожалению, только этот уровень страданий смог нас разбудить. До этого ведь был дикий индивидуализм: каждый сам за себя, лишний раз не улыбнется, лишний раз не пожалеет никого — самому плохо. И я вижу волю Бога в том, что у нас появился шанс стать другими.

Это исключительно моя теория, но я думаю, это происходит с нами еще и потому, что в свое время мы не покаялись за Куропаты. Не осудили это публично, не признали эту боль. Не сделали работу над ошибками — и вот результат. Но теперь-то можно все признать, исправить и жить иначе.
— И у меня есть ощущение, что это возможно, — добавляет Оля. — Мы как будто выходим из зависимых отношений с властью, забываем о том, что кто-то нам что-то должен, и всего добиваемся сами. Объединяемся, поддерживаем и вдохновляем друг друга.

Это помогает держаться на плаву и верить в то, что пережитое было дано нам не просто так.

Многие из наших знакомых говорили после этого: «Девочки, вы такие сильные». Я поначалу не понимала, в чем сила. А потом заметила ее — сначала в Ане, потом в себе, потом во всех белорусах. Сила в том, что в любой ситуации мы можем думать о чем-то, кроме собственной боли. Мы можем находить добро, свет и смысл там, где их, казалось бы, и быть не может.

истории из жизнинасилие выборы история Беларус милиция правоправовая информация
https://lady.tut.by/news/mylife/699485.html
8 сентября 2020 в 9:00 TUT.BY
Полина Кузьмицкая / Фото: Ольга Шукайло

***
Вступайте в наши сообщества - Join Us:

https://www.reddit.com/Self_Defense_Security/ Самооборона, Безопасность - Руководства
и
https://www.reddit.com/True_Russia/ Сопротивление, Протест - Руководства
и
https://www.reddit.com/1_News/ Новости

Делитесь со всеми, распространяйте информацию!


***
Революция в России и Беларуси.
Фашизм в России и Беларуси. Власть в России и Беларуси оккупационная! Пора менять власть!

Что делать, как сменить власть в России на народную? Читайте Руководства по сопротивлению и Советы по протестам в нашем сообществе.
Как организовать сопротивление и мирные протесты.
Теория и практика революции, сопротивления и протестов. Рекомендации как бороться с преступной властью. Как защищаться.
ПРОТЕСТЫ на УЛИЦЕ и МАССОВОСТЬ + ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ДАВЛЕНИЕ на власть (забастовки и пр.) - это ГЛАВНОЕ для эффективного сопротивления и смены власти !
Поведение на митинге. Как вести себя на акции протеста. Что делать на акции протеста, на митинге.

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам - Часть №1":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/cjeply/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №2":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/fk5d2p/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №3":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/hs1dhi/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №4":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/i7doue/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №5":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/iembag/

ВСЕ Руководства и советы по сопротивлению, протестам, митингам - читать тут
в Коллекции № 1:
https://www.reddit.com/True_Russia/collection/932a8f94-b44a-4737-ac25-fcb1428831a2/
и
в Коллекции № 2:
https://www.reddit.com/True_Russia/collection/78d163e1-cf30-4dbb-a153-053f71bede10/


Изменить ситуацию в России и сменить преступную власть мировых хозяев денег, путина и его банды из ФСБ, Совета безопасности и олигархов могут только протесты на улице:
постоянные массовые многотысячные протесты народа во многих городах и населенных пунктах России - забастовки и уличные протесты каждый день, протесты без уведомлений власти !

Организуйте забастовки, митинги, шествия, марши по улицам, протест в виде уличной вечеринки.
Организуйте протесты каждый день в вашем районе! Мирный протест.
Сохраните себе текст статьи - пригодится!
Распространяйте информацию. Поделитесь ссылкой. Поделитесь этой информацией с другими людьми. И просите друзей распространять информацию.

***
Для администрации сайта reddit : в нашем сообществе мы не призываем к каким-либо действиям, мы лишь теоретически рассматривам возможные варианты. Мы - за мирный протест.
***

True Russia - Истинная Россия.
Сопротивление. Мирный протест. Протесты на улице. Протестные Марши Шествие Митинги.
Борьба за народ России и Беларуси, за справедливость.
Resistance. Peaceful protest. Street protest. Protest Marches. Meeting Demonstrations

Фашизм в России Fascism in Russia. Фашизм в Беларуси Fascism in Belarus.
Social Justice Социальная Справедливость. Revolution in Russia Революция в России
Global News. IT Cybersecurity Privacy cybercrime Security and Surveillance. Top and breaking news, pictures and videos. International Journal business politics science economics видео video
Новости РФ и мира. Политика Наука Экономика. IT Информационная безопасность Защита данных. Руководства Советы Анонимность Защита от слежки. Обход блокировок сайтов и цензуры в России. Как защищаться от слежки. интернет Internet СОРМ Cybersecurity cybercrime privacy safety security anonymity and surveillance Тотальный контроль Total Control
сообщество сабреддит реддит на русском языке in Russian русский язык Russian language по-русски student студент студентка школа школьник школьница мем мэм мемы финансы силовики news resist protest социализм социалист солидарность сопротивление протест свобода единство борьба socialism socialist solidarity resistance protest freedom unity fighting видео video Кризис в России Мировой Кризис .
Self-Defense Guidelines Security Liberation. Руководства по самообороне. Самооборона Безопасность Освобождение Энциклопедия безопасности Encyclopedia of Security Encyclopedia of Safety Гражданская оборона
Беларусь Belarus Minsk Минск join nation-wide strike общенациональная забастовка Анархизм Anarchism анархист anarchist Anarcho-syndicalism Анархо-синдикализм Либертарный социализм Libertarian socialism
***
submitted by DarkRedFist to True_Russia [link] [comments]


2020.09.08 04:48 Alex_Jew A сделали перепланировку дома как узаконить 2016

Зима без локдаунов: Европа решила взять пример с Швеции и не запираться от вируса Европа готовится к первой полной зиме с коронавирусом и второй волне пандемии, но твердо намерена избежать нового локдауна, подобного тому, что парализовал жизнь на континенте минувшей весной. Всеобщий карантин слишком дорого обошелся обществу и экономике, поэтому политики ищут аргументы в пользу жизни с вирусом, а не полной изоляции от него.
Шведы даже в марте ничего не закрывали, но соблюдали дистанцию и санитарные правила. Теперь и остальная Европа хочет так
И все чаще находят их.
Летний выход из локдауна обернулся ростом числа заражений, однако сейчас нет ни всплеска смертности, ни волны госпитализаций. Люди устали, число недовольных и протестующих против карантина растет. Доходы бизнеса, населения и государства падают, а расходы на поддержание экономики в искусственной коме становятся неподъемными.
Все это дает европейцам надежду на зиму без локдауна, особенно с учетом того, что и медицина, и граждане, и бизнес постепенно адаптируются к жизни с вирусом: носят маски, моют руки, держат дистанцию, работают из дома. Эмоциональные итальянцы с испанцами ведут себя, как сдержанные скандинавы, и рассчитывают пройти вторую волну шведским путём - не закрывая магазины, кафе, офисы и границы.
Против нового локдауна уже высказались самые влиятельные политики на континенте: немецкий канцлер Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон.
"Мы не можем позволить себе остановить жизнь в стране, поскольку у локдауна масса вредных побочных эффектов", - сказал Макрон в интервью журналу Paris Match перед встречей с Меркель в своей резиденции на Лазурном берегу. - Так не бывает, чтобы риски в обществе были сведены к нулю".
Побеседовав с Макроном в форте Брегансон, Меркель сказала, что никто в ЕС не хочет повторения весеннего кошмара, когда 450 млн жителей крупнейшего на планете политического и торгового союза вдруг оказались разделены и отрезаны друг от друга.
"Как политики мы любой ценой стремимся избежать нового закрытия границ, - сказала она. - Но для этого нам нужно действовать сообща".
Макрон и Меркель обошлись без поцелуев и рукопожатий: долой привычки, только бы не было нового локдауна
Из-за вируса 27 стран Евросоюза не только закрылись от мира, опечатав Шенгенскую зону, но и отгородились друг от друга шлагбаумами на внутренних границах, о которых не вспоминали десятилетиями.
Люди перестали ездить по делам и в отпуск, что вкупе с другими последствиями локдауна нанесло гигантский урон экономике ЕС. Своим размером - 14 трлн евро в год - она уступает только американской, и в последние годы богатство прирастало, пусть и вяло. Коронавирус положил этому конец: в этом году спад превысит 8%, и экономика недосчитается более 1 трлн евро.
За время первой волны (с февраля по июнь) ключевой сектор услуг сократился на 16,4% в целом, а вот обвал туристических услуг составил аж 75%.
К середине лета оживление наметилось только в ресторанном бизнесе, но и там оборот восстановился едва наполовину. Гостиницы и авиакомпании остаются в глубоком кризисе с показателями на 70% ниже доковидных.
Обойтись без локдауна Такими темпами бизнес не только не переживет вторую волну, но и рискует не дожить до нее.
Конечно, не факт, что вирус вернется с новой силой, но предчувствие второй волны обострилось в Европе с возвращением школьников и студентов в классы и в общественный транспорт после полугодового перерыва. И в связи с грядущим похолоданием, которое впервые за время относительной вольности загонит людей в помещения, где риск заразиться выше, чем на террасах и лужайках.
А вот что факт - так это жгучее желание Европы найти способ справиться с любым обострением пандемии, не запирая людей по домам на несколько недель, как это было в большинстве крупнейших стран ЕС - Франции, Италии, Испании. И в соседней Великобритании.
"Я сейчас исключаю возможность нового локдауна в нашей стране", - сказал министр здравоохранения Италии Роберто Сперанца.
"Общий локдаун Италии не грозит", - сказал он в интервью агентству Bloomberg и объяснил свою уверенность тем, что сейчас больницы лучше подготовлены, анализы делаются быстро, средний возраст заразившихся - 30 лет, у большинства нет даже симптомов, а по всей стране в конце августа в реанимации лежало 66 пациентов по сравнению с 4068 на весеннем пике пандемии.
Туристическая отрасль не переживет еще один мертвый сезон. Италия, Австрия и Франция надеются вернуть лыжников на склоны
Его немецкий коллега выразился в том же духе: зимой и осенью Германия обойдется без большого локдауна.
"Уж точно не понадобится вводить его в масштабах всей страны. Мы с уверенностью входим в осенне-зимний период", - сказал глава немецкого минздрава Йенс Шпан.
В основном потому, добавил он, что за последние полгода медики и чиновники научились точечно бороться с эпидемией, выделять и изолировать очаги, не прибегая к ковровым бомбардировкам.
Научиться жить с вирусом Чем дальше в прошлое уходит первый приступ страха перед смертельным вирусом и чем четче очертания экономического и социального кризиса, тем больше критиков у тактики выжженной земли, к которой прибегли власти многих стран мира в первые месяцы пандемии.
И тем меньше у политиков желания повторять эксперимент над избирателями.
"Мы должны любой ценой избежать крайних мер, на которые мы вынужденно пошли в марте и апреле, поскольку и с социальной, и с экономической точки зрения они невыносимы", - сказал в понедельник португальский премьер Антониу Кошта.
Возможно, власти перегнули палку, но иного выхода не было, уверен немецкий министр Шпан.
"В марте была не такая ситуация, как сейчас, в сентябре. Мы меньше знали, и динамика была другая. Тогда единственным верным и нужным решением было принять меры, и мы сделали это, чтобы защитить людей", - сказал он.
За это время врачи разобрались с тем, как эффективнее лечить больных Covid-19, ученые создали несколько вакцин и сейчас тестируют их, а власти укрепили систему здравоохранения, погасили смертельную вспышку в домах престарелых, наладили массовое тестирование, научились отслеживать контакты заболевших и вводить локальные локдауны.
Смертность в Азии и Европе сошла на нет, а с ней исчез и страх новой пандемии масштаба "испанки" столетней давности или чумы в средневековой Европе.
Каждый десятый немец против санитарных ограничений. Некоторые выходят на протесты с конституцией в руках
Пора возвращаться к нормальной жизни, говорят недовольные, а то борьба с вирусом нанесет больший ущерб, чем сам вирус. Санитарные бунты прокатились по Европе, и самыми шумными по традиции оказались немцы.
Власти ответили: всему свое время, сначала вернем экономику к жизни, детей - в школы, работников - на работу. Если для этого всем придется носить маски и отказаться от тусовок, значит, так тому и быть, будем штрафовать нарушителей.
"Нам предстоит еще долго жить с этим вирусом", - сказала немецкий канцлер Меркель и напомнила, что сдерживать эпидемию осенью и зимой сложнее, чем летом.
"Проблема по-прежнему серьезная. Пожалуйста, относитесь к ней все так же серьезно", - сказала Меркель на пресс-конференции, объясняя недавнее решение ужесточить правила и штрафы.
Ее австрийский коллега Себастьян Курц считает, что жизнь вернется в прежнее русло не раньше лета.
"Исходя из того, как сейчас развивается ситуация, очень вероятно, что следующее лето будет уже нормальным", - сказал канцлер Австрии и не исключил ужесточения некоторых санитарных норм уже на этой неделе.
С одной целью - обуздать пандемию, не прибегая к карантину мартовских масштабов, сказал Курц.
Его горячо поддержал президент Франции, которая, как и Австрия, славится горнолыжными курортами и не хочет терять еще один зимний туристический сезон.
"Наша главная задача - вернуть людей на работу, - сказал Макрон. - Все наши усилия направлены на то, чтобы избежать еще одного локдауна, особенно общенационального. Мы научены опытом и знаем, что ничего нельзя исключать. Но мы делаем все возможное, чтобы этого не случилось".
отсюда
submitted by Alex_Jew to CIS_Politics [link] [comments]


2020.08.30 19:10 5igorsk Это проекция ада на земле

Это проекция ада на земле
https://i.redd.it/y1k5d01xu6k51.gif
Белорусский IT–предприниматель с иракскими корнями Амир Аль–Хайдар рассказал в Facebook историю своего задержания и нахождения в тюрьме на Окрестина.
«Друзья, хочу извиниться, что так долго тянул с опубликованием истории нашего с Настей задержания и нахождения в тюрьме, а точнее концлагере, на Окрестина – иначе это место не назовешь. Все это время после выхода я занимался срочными делами – обратился к травматологу в районной поликлинике, подал заявление в Следственный Комитет, прошел освидетельствование побоев в судмедэкспертизе, был на приеме у невролога в частном медицинском центре.
Теперь, когда все эти неотложные меры приняты, собрался с мыслями и решил написать обо всем, что произошло. Сразу хочу предупредить, это действительно будет лонгрид: я постараюсь изложить не просто сухие факты, но добавить мысли, размышления и инсайты, которые пришли ко мне в основном там – я очень много всего передумал, а также после выхода. В той мере, в какой это возможно, постараюсь снабдить свой рассказ смешными историями, ибо юмор помогал нам держаться и отвлечься от навязчивых мыслей о безысходности.
Нас задержали Минске в ночь с 11 на 12 августа на пересечение улиц Куйбышева и Богдана Хмельницкого в 500 метрах от нашей квартиры по ул. Якуба Коласа. Мы ехали в машине вместе с медиками–добровольцами, которые любезно согласились подвезти нас домой – в городе перестал ходить транспорт, хотя табло на остановке вот уже как полчаса показывало, что через 3 минуты придет троллейбус. Поворачивая на улицу Богдана Хмельницкого, мы заметили, что сотрудник ОМОН вяжут парня, а ближе к универсаму «Рига» увидели большое количество сотрудников внутренних дел и людей, лежащих на земле. Водитель нашей машины приостановился и мы – о это была большая глупость – спросили у сотрудников ОМОН, не нужна ли медицинская помощь. ОМОНовец что–то рявкнул в нашу сторону, но видимо, наш водитель на расслышал и пытался переспросить. В этот момент ОМОНОвец подбежал к автомобилю, бросил в сторону машины гранату, наставил на нас винтовку, приказал выйти из машины и лечь на пол. Все развивалось очень стремительно: было недостаточно времени, чтобы все осознать. Я услышал взрыв под колесами, потом увидел ствол винтовки перед своим лицом и в следующую секунду я уже нырял руками вперед в асфальт – это не такая простая задача выскочить из минивэна и быстро лечь на землю.
Нам приказали лечь и взять руки в замок над головой. В первые секунды я почувствовал огромное чувство обиды, что нас схватили в пустом городе, рядом с домом. Следующим чувством был страх, что будут бить ногами, а ты не можешь защититься. Мне приказали вытащить из кармана телефон и показать приложение «Галерея». Я достал телефон из кармана, он был разряжен. Продемонстрировав это, я извинился перед сотрудниками ОМОН. Они приказали вернуть телефон в карман. Забрезжила надежда, что нас могут отпустить. Я услышал, что Насте приказали подняться и она стоит возле автомобиля милиции. Ее спрашивают, кто мы, что делали и почему здесь оказались. Судя по разговору, она почти убедила сотрудников, что мы тут живем и что оказались тут совершенно случайно – мы не имеем отношения к ребятам–медикам (позже я узнал, что в эту ночь они лютовали против медиков, мол, как это так медики помогают протестующим? Тут, дескать, не война, чтоб красный крест участвовал). Пока я лежал и внимательно слушал разговор с Настей неожиданно почувствовал хлопок и жжение в области ягодиц – это был первый удар резиновой палкой за ночь. Поскольку я не ожидал этого, боли в момент удара практически не почувствовал, лишь после. Поймал себя на мысли, что если это и есть эффект от удара дубинкой, то не все так плохо — не так уж больно. Через пару минут я получил удар по спине, и сотрудник ОМОН задал мне вопрос: «А сейчас почувствовал боль?». Я решил подыграть ему и ответил: “Да”. Он схватил за шнурок с крестиком на моей шее, хотел вырвать и спросил: «Сколько мне заплатили за это?». Я ответил, что это крестик, я православный. На что сотрудник сказал: «Ок, крестик можно». Видимо, он думал, что у меня есть какая–то символика на шее. Рядом сильно били медиков, и я подумал, что, наверно, Насте удалось доказать им, что мы случайные люди. С одной стороны, очень надеялся, что нас отпустят домой, с другой – решил, что, даже если не отпустят, все не так уж плохо — пройдем все это, раз нас уже приняли, — увидим как все происходит изнутри (я и догадываться не мог, что нас на самом деле ожидало в ту ночь)! Затем подошли еще сотрудники ОМОН. Видимо, среди них был какой–то командир, который принимает решение, забирать нас или нет. Он быстро решил, что мы их клиенты, что нас надо паковать. Руки нам не связывали, так как у них закончились стяжки. Нам приказали встать и бежать в милицейский микроавтобус. По пути нас били – я запомнил удар кулаком в левый висок. На секунду я был оглушен этим ударом. Но осознал, что удар был короткий, так что никакого сотрясения быть не должно. Я лег на двух людей, которые были в салоне автомобиля. На меня лег один из медиков – они оба были очень крепкого телосложения. От веса тела мужчины болела спина, зато меня не били — били того, кто лежал сверху, так что в чем–то повезло.
Мы ехали в машине с минуту. Как только машина остановилась, нас начали по одному выпускать. Из машины меня вывел сотрудник ОМОНа, по голосу молодой парень. Он сказал мне дословно: “Братан, на бойся, все будет хорошо!”. Он положил меня на траву и попросил показать мое лицо. Я посмотрел на него. Он сказал лежать спокойно, руки взять за голову в замок. Подошел какой–то другой сотрудник, по голосу мужчина лет за тридцать. Он обзывал нас и избивал медиков. Грозился, что будет массажировать им простату дубинкой. Меня обзывал петушарой и бил ногой по рукам, которые были за головой. Я несколько раз ударялся лицом об землю и думал лишь о том, чтобы он мне не разломал череп. Потом он подошел сзади меня и начал давить на стопы ног, будто угрожая мне, что переломает лодыжки. Я лежал и не двигался. Меня спросили, где меня задержали. Я ответил, что возле дома. А где мой дом — улица Я Коласа. А где задержали – я ответил Куйбышева. Сложилось впечатлении, что эти ребята плохо знают Минск. Наверно, они из других городов, подумал я.
Нам приказали лечь набок, ноги под себя, встать на колени – это не так просто сделать из такого положения – и повели в автозак. Нужно было держать голову ниже, а я держал ее прямо, за это меня на пороге автозака много били. Мне пришлось симулировать, что у меня сердце заболело, я начал дрожать. Они спросили, что с тобой? Я ответил: сердце. – «А когда на улицу выходил сердце не болело?» Но бить перестали. Когда запихивали в автозак, заставили достать из карманов все вещи и бросить внутрь машины. Увидев мой мобильник один из сотрудников ОМОНа совершенно нормальным голосом спросил: “Что это за телефон, Xiaomi?” – “Нет, iPhone XR”, ответил я. “Ааа, понятно”, услышал в ответ. Запихнули меня в камеру в автозаке – там было еще два человека. Я сидел у них на коленях. Так мы ехали минут 10–15.
Машина остановилась и я услышал голос Насти. У нее спросили, все ли вещи с собой, на что она ответила утвердительно. Затем ее выпустили. Также я слышал женский голос надзирательниц тюрьмы. Я почему–то тогда поверил в то, что Настю выпустят сразу же из автозака и скажут идти домой, раз вещи при ней. Это предположение было ошибочно – она провела там на 1 сутки меньше, чем я. Но это ошибочная догадка дала мне силы верить, что с ней все в порядке и ее нет в этом ужасном месте.
Мы несколько минут сидели в камере в автозаке, ожидая что нас начнут выпускать. Сотрудники ОМОН смеялись, говорили о чем–то своем, предупредили нас, чтобы при выходе мы бежали очень быстро. Я понял, что издевательства и побои не закончатся.
Вот нас уже выводят, руки за спиной голова вниз – я не вижу ничего кроме асфальта и земли. Нам приказывают встать на колени на траву вдоль металлического забора тюрьмы, голову положить на землю, а колени поджать под грудь – так. наз. “поза эмбриона”. В такой позе мы провели 5 часов. Стоять так очень сложно, ноги затекают, а если попробуешь выпрямить ноги – сразу бьют дубинкой. Я перекладывал вес тела попеременно с одного колена на другое, потом переносил вес тела на голову. В один момент я почувствовал хруст в шейном отделе позвоночника. Я испугался, что могу сломать шею, поэтому начал больше нагружать ноги. Справа от меня были парни, которые знали друг друга, может быть братья, а может друзья. Я советовал им двигаться и менять положения, насколько это возможно, чтоб ноги не затекали. Охранял нас надзиратель тюрьмы, не ОМОНовец. Он бил дубинками по ягодицам, но без остервенения. Хуже всех били ОМОНовцы. Очень крепко били медиков, парня, у которого был нож, парня, который был с дредами – его не только били, но еще состригли волосы – им не понравилась его прическа. Где–то справа от меня очень сильно избивали человека. Он много говорил с избивающими, умолял их не бить больше, а потом от отчаяния встал и пытался защитить себя от ударов. За это сотрудник со словами: «На что ты рассчитывал, когда пытался кинуться на меня” нещадно стал избивать его дубинкой. По голосу сотрудника я определил, что он взрослый – ему точно за тридцать и более менее развитый, так как смог сформулировать такой сложный речевой оборот – «на что ты рассчитывал)».
Но самое страшное, что творилось в том дворике – это избиение людей поодаль от нас. Где–то в глубине двора людей избивали бесчеловечно, их били так часто и с таким остервенением, что я никогда не слышал ни таких стонов и криков, ни таких звуков от ударов по телу. Было такое ощущение, что бьют по какой–то наполненной пластмассовой бочке или канистре. Несколько человек били одного, и я не могу поверить, что один человек может вынести столько ударов. Я лежал, прислушивался, молился Господу Богу, чтоб меня не сделали инвалидом и одновременно морально готовился достойно стерпеть все эти удары. Думаю, что каждый из нас вновь привезенных туда, готовился стать следующим. Парни, которых избивали, умоляли не бить больше, уважительно просили ОМОНовцев: “братцы”, “мужики”, “товарищ командир”, не бейте больше». Но те не унимались, более того – зверели и били с большим остервенением, вкладывая в удары весь вес своего тела, наносили удары с криками и кряхтя на выдохе. Угрожали, что убьют людей, спрашивали риторически: перемен захотел, воевать захотел и тд. Один парень от отчаяния начал кричать “Позор”, и те его просто забивали как поросенка. Другой сказал: “Мужики, лучше застрелите меня. Я больше не могу!”.
Я задумался над тем, что это все же не тюрьма, это не концлагерь, — это проекция ада на земле. Как будто недра земли разверзлись и кусочек ада вылез из породы наружу. И мы все здесь должны пройти 9 кругов ада согласно тем ‘грехам’, которые совершили. У кого–то был нож, кто–то был в камуфляжных штанах, кто–то в берцах, у кого–то при себе были рации, противогаз, у кого–то якобы обнаружили взрывпакет, кто–то, не дай Бог, оказывал сопротивление, кто–то стоял в сцепке, кто–то был медик, у кого–то на руке была белая лента, у кого–то БЧБ–флаг, кто–то был одет в белое. Всех они классифицировали, помечали баллончиком с краской, на майках, байках писали нож или рисовали крест. Соответственно, каждого из нас ждала кара соразмерно его “греху”. У меня ничего не было, каким–то образом нам с Настей, видимо, удалось убедить их, что мы не медики, так что меня не избивали очень сильно.
Я прислушивался, о чем говорили между собой сотрудники между всеми этими зверствами. Обычный разговор: кто–то просит сигарету, кто–то воды, кто–то смеется, обсуждали что надо ввести комендантский час и проч. Потом у нас спросили ФИО и дату рождения. При этом били. Меня ударили 2 раза дубинкой. При втором ударе сотрудник МВД сказал: ”Хач е..аный”. В эти моменты словесные оскорбления никак не действовали на психику, мне было все равно кем и чем меня обзовут – лишь бы сохранить здоровье. Также спросили: “Гражданин чего?”. Я побоялся тогда сказать, что у меня есть второе гражданство Республики Ирак, потому что мой паспорт истек еще 10 лет назад, для его продления нужно было ехать в Ирак, а там было не менее опасно, чем сейчас в Беларуси. Быть может, меня отведут, начнут наводить справки по базе иностранцев, обнаружат, что я числюсь как гражданином РБ, уличат во лжи и изобьют до смерти. Также я не знал степень их юридического образования. Возможно, они не поверят, что у гражданина РБ может быть второе гражданство и они, как некоторые несведущие люди, считают, что это невозможно, — будут избивать.
В “положении эмбриона” мы провели не менее 5 часов. Затем нам велели подняться и бежать по диагонали в помещение тюрьмы. Пока мы бежали, нас били. Мне прилетело как минимум 3 удара дубиной по разным местам. Мы забежали внутрь помещения, нас заставили встать на колени вдоль стены и раздеться. Пока раздевались, вещи обыскивали. сзади нас я видел 2 пакета: один большой холщевый, второй маленький целлофановый. Я подумал, неужели нас здесь убьют, а пакеты для трупов?. У меня во внутреннем кармане джинсовой куртки нашли браслет с фестиваля Lolapolooza в Берлина. Сразу спросили – это что (видимо думал, что какая–то символика? Ответил. Дальше реплика – Круто. Там был Рамштайн? Я сказал, не было, а были Imagine Dragons. “Класс” слышу в ответ. От любого человеческого отношения и общения там сердце радуется и наполняется надеждой, что не все потеряно, раз там могут быть нормальные ребята. После этого разговора отогнал мысли о гибели. Нам приказали все ценности и шнурки сложить в маленький пакетик. Я решил спросить, что делать с крестиком – очень не хотелось с ним расставаться. В ответ получили какую–то угрозу. В общем, решил, что безопаснее все же будет снять крестик и сложить в пакет.
Далее нам приказали взять нашу одежду и голыми бежать вереницей по коридору. Мы прибежали в помещение 10x10 на улице, где было много парней, стоящих на коленях и локтях головой вниз. Так, голые мы тоже стали, ожидая, что же с нами будет дальше. Откуда–то из застенков доносились ужасные звуки избиений, стоны и адские крики. У нас спросили, хотим ли мы туда, в кровавую баню. – «Никак нет, товарищ командир!”. Нам приказали, стоя на коленях, одеться. Зачет по последнему. Кто оденется последним из 10ти, тот получает. Начал быстро одеваться, у меня была куртка – как минимум на одну вещь больше, чем у тех, кто был легко одет. Одев всю верхнюю одежду, понял, что остались носки. Было желание не надевать носки, но потом я подумал, что это будет нечестно по отношению к другим, а также, что носки будут скомканные в кроссовках под ногами – это неудобно и холодно. Я оделся последним. Охранник сказал: «Можешь уже не спешить, прими достойно!”. Я подготовился, продышался и получил один сильный удар по спине. Был очень рад, что не последовала серия ударов. Кстати, это был последний удар, который я получил. Охранник с периодичностью в несколько минут бил других парней, задавал вопросы, проводил лекцию политинформации для нас: «Зачем вам это надо? Вам что плохо живется? Зачем Вам эта Тихановская, она же домохозяйка! Посмотрите на Ваши крутые шмотки! У вас же у всех айфоны! (про айфоны уже второй раз за ночь услышал) 26 лет жили спокойно, стабильно, сыто! Вы хотите воевать с нами? Мы не хотим с Вами воевать! Мы хотим Вас защищать! Вы думаете, мне нравится то, что я делаю сейчас? Мы боремся с убийцами, насильниками, ворами, почему мы должны бороться с Вами!» Что я заметил из этого разговора. Мне показалось, что политическая часть напоминала какое–то шоу, будто охранник говорил на публику. И не был заметен какой — то энтузиазм и искренность в его словах. Когда же он говорил, что это не его работа с нами разбираться, что он хочет нас охранять, его клиенты — это убийцы и проч. – я почувствовал, что человек говорит искренне. В общем, сложилось ощущение, что они там соревнуются, кто больше охваливает власть, чтоб показать лояльность перед своим и смежным ведомствами.
К часам 8–9 утра нам разрешили встать. На этой площадке, не знаю, что это карцер или прогулочная, мы простояли до вечера. Слава Богу, у меня была куртка, мне не было холодно. С нами был парень без майки, он замерзал. Я ему периодически давал надеть куртку, чтобы согреться. Казалось, что все пытки позади, выглянуло солнце и мы расслабились. Начали знакомиться, общаться. Обсуждали и гадали, что нас ждет дальше. Надеялись, что нас отпустят в виду того, что тюрьмы, должно быть, уже переполнены, и силовики попросту не знают, куда нас девать. Много было разных разговоров, не буду описывать их подробно, да уже и не помню всего, что говорилось. Помню, что гадали, куда мы попали. Бывалые правонарушители и манифестанты зорким глазом сразу определили, что мы на Окрестина. Сверху на террасе за нами следил сотрудник ВД в маске, ни на какие вопросы не отвечал. Слава Богу появилось ведро, и впервые за 12 часов я смогу справить нужду. Нам сбросили несколько бутылок воды, но до меня она не дошла. Воды давали мало и редко. Поскольку я стоял далеко от террасы, я так и ни разу не попил до вечера. Те кто ловил, выпивали всю воду и делились только с рядом стоящими. Это такой показатель заключённых – в этих условиях все думают лишь о себе, о своем выживании. Начались небольшие перепалки между заключёнными из–за воды. Помню еще, что, когда человек в очередной раз попросил воды у стоящего сверху надзирателя, последний ответил: “Посцать бы на тебя!”.
Некоторые люди стучали в дверь, звали сотрудников ВД, просили еды, жаловались на холод. Мы осуждали такое поведение. Я понимал, что с нами нарочно обращаются как со скотом, чтоб дать понять, что мы самые недостойные люди в стране в данный момент. Мы опасались, что из — за недовольства отдельных личностей, нас изобьют или не выпустят. Мы слышали, что возле здания на Окрестина образовался пикет и девушки скандируют “Позор”, “Выпускай”, другие кричалки. Это нас раздражало, так как мы опасались возмездия за это. В соседнем карцере были задержанные девушки. Они возмущались, спорили. Я в чем–то завидовал их отваге. Все же девушек не должны бить так как нас, и они могут себе позволить возмущаться.
Пока мы там стояли, я думал: как так происходит, что люди c образованием и интеллектом ниже среднего избивают и глумятся надо мной, человеком с высшим образованием, с 11–летним опытом работы юристом и на руководящих должностях, говорящего на 4 языках. Такое государство просто недостойно меня. Как так вышло? Ко мне пришла мысль и я высказал ее ребятам вслух, что сейчас для власти мы хуже бандитов, убийц и самых отъявленных злодеев. Поэтому лучше ничего не требовать, не возмущаться, а достойно молча ожидать свою судьбу.
Нам сказали, что сейчас приедет судья и будут суды. Постепенно начали вызывать людей на суды. Из 127 человек, которые были на площадке вместе со мной вызвали максимум 30–40 человек. Люди возвращались. Кто–то признался, что он нарушал ст. 23.34 КоАП «Нарушения порядка организации или проведения массовых мероприятий», кто–то отказывался. Мы сразу окружали вернувшихся с судов, чтоб расспросить, что там происходит и как лучше себя вести на судах. Те, кто признавался получали по 10–11 суток ареста. Те, кто спорил – 15 суток – максимальное наказание. Заключенные разделились на 2 лагеря: те, кто хотел признаться лишь бы выйти поскорее и лишь бы не били; и те, кто не соглашался. Поскольку большинство людей, как и я, участие в митинге не принимали, этот выбор был мучителен для нас. Поступиться своей совестью ради здоровья, либо рискнуть здоровьем ради правды. Я сказал, что я юрист с большим опытом. Начал консультировать людей. По закону, конечно, я должен был всем советовать не признаваться. Но в этот день в этом месте в этих обстоятельствах закона не было, он не работал и был жестоко попран грубой силой и безнравственностью силовиков. Я много думал и переживал, как поступить в моей ситуации, что посоветовать другим. Самое лучшее, что мне пришло на ум, это выжидать и надеяться, что нас выпустят без суда, так как тюрьмы переполнены. А уже если дойдет до суда, то поступать по ситуации и попробовать поговорить с судьей, спросить, дадут ли меньший срок, если согласишься или нет. Также с прагматической точки зрения я понимал, что никакой возможности привлечь свидетелей, истребовать доказательства, заявлять жалобы, ходатайства, отвод судье, а уж тем более потребовать записи видеокамеры на улицах в месте задержания, нам не дадут. Я отрезвил некоторых ребят, раскрутив им сценарий того, что будет. Я видел перед собой вопрошающие глаза людей. И советовал им соглашаться, так как сутки или штрафы дадут в любом случае. Сказал, какая у нас цель? Наша цель, выйти отсюда как можно скорее, сохранив здоровье, а не добиваться правды. Поэтому лучше согласится и не бесить этих чертей. Это было тяжело, но я решил для себя, что так будет лучше. К счастью, судов против остальных людей кроме тех 30–40 не было, и этот моральный выбор отпал сам собой.
Целые сутки я не спал. Место для того, чтобы расположиться для сна всем 127 человека, не было. Мы придумали ложиться на пол на спину и каждый следующий человек ложился между ног лежащего сзади – выстроили такие шеренги вагончиков людей вдоль стен помещения. Лежать на полу было холодно, но зато мне удалось подремать минут 30–40. Сон придал сил ждать. Погода резко портилась, намечался дождь. Мы молили небеса, чтобы не полило. К счастью, небо в тот день к нам было благосклонно. Где–то через час наши вагончики развалились, затекали ноги, в таком положении проспать долго было невозможно. И к лучшему: это нас спасло от переохлаждения.
Мы встали и простояли еще несколько часов, пока нас не начали отводить по камерам. Это тоже была пытка, так как начиная с обеда привозили новых заключенных, и они проходили круги ада: мы слышали из–за стены как черти в черном кричали, избивали и издевались над людьми. На нас гаркнули стать к стене и по 10 человек со словами: “Вы жаловались на холод, сейчас мы вам сделаем погорячее” стали куда–то угонять. Мы запомнили, что на экзекуцию ночью и рано утром тоже гнали по 10 человек со словами: «Этих я уже отработал. Давай еще десяточку на отработку”. Мы стояли лицом к стене и прислушивались, последуют ли крики. Криков не было. Выводили по 10 человек достаточно быстро, а также мы слышали, как гремят двери в камерах, на основании чего я сделал вывод, что скорее всего нас сортируют по камерам. Когда же охранник сказал: «Вам тут было тесно. Сейчас будете гулять по хатам”, на сердце отлегло, так как я понял, что действительно нас ведут в камеры. Забегание в камеру это еще та история. Ты держишь руки за спиной, голову вниз, твое тело согнуто почти под углом 45 градусов, шея повернута влево. И в таком положении, словно овца, ты бежишь в свой загон. Я видел по телевизору, что так конвоируют людей в колониях строгого режима, осужденных за совершение особые тяжких преступлений, но никак не мирных манифестантов.
В камере мы встретили трех парней, они были бодры, смеялись. Они были задержаны во время протестов 9–10 числа. Двое из них было осуждены на сутки административного ареста, один парень еще ожидал суда. В двухместной камере нас оказалось 22 человека. Никакого негатива постояльцы камере в связи с пополнением не высказывали, а напротив угостили нас хлебом, объяснили правила, помогли расположиться. Места было очень мало, первую ночь спать было невозможно – я спал сидя. Вдруг вспомнил про нашу кошку – Клепу, она осталась дома одна без еды. Так как мы с женой оба оказались тут, очень разнервничался, что нам дадут по 15 суток, а кошка умрет от голода. Потом я вспомнил, что предусмотрительно оставил ключ под передним амортизатором своей машины и сказал маме и сестре, где лежит ключ. Но я боялся, что на стрессе они забудут про это и не покормят нашего любимого зверька. Спросил у ребят, сколько кошка может прожить без еды. Они ответили, что 10 дней может прожить, она будет есть обои, цветы и тд. На сердце немного отлегло, но я решил, что буду признаваться, чтобы дали меньше суток. Окно нашей камеры выходило на улицу прямо напротив ворот ЦИП Окрестина. Я лежал на Пальме (на фене так называемое верхнее лежачее место на нарах) и смотрел в окно. Вдруг сквозь решетку в окне я увидел, что на улице напротив окна сидит девушка с русыми волосами в джинсовой куртке и светит какими–то фонариками. Присмотревшись, я понял, что она держит какого–то зверька под курткой, похоже, кошку. Долго присматривался сквозь решетку, потом позвал сокамерника посмотреть. Он подтвердил, что видит девушку с кошкой. Около часа я смотрел в окно, но лица девушки рассмотреть не мог. В общем, мне удалось убедить себя, что с 90% вероятностью – это была Настя с нашей любимой кошкой. Удалось отогнать дурные мысли, и стало легче. Забегая вперед, скажу, что ошибся.
В камере мы много общались, шутили. Из смешного запомнилась демонстрация друг другу синяков и гематом от дубинок на спине, плечах и задницах. Мы смотрели на форму синяков и угадывали в них очертания различных вещей, контуров карты Беларуси и других стран. Также бодрились, что Ленин сидел, Сталин сидел, Якуб Колас сидел, Пушкин был в ссылке – каждый нормальный мужик должен отсидеть хотя бы раз. В ту ночь я смог поспать совсем немного, так как спать можно было только сидя.
Утром нам дали чай, 3 буханки черного и 2 – белого хлеба, а также сечку. Помню момент, когда один парень решил попросить у кухарки мобильный телефон, чтоб сделать звонок маме. Она ответила: “E..нулся?” Некоторые ребята не ели или не доели кашу. Возвращая тарелки у кухарки спросили, а что делать с оставшейся едой, может вернуть ее Вам, чтоб не выбрасывать? На что получили ответ от рядом стоящего охранника тюрьма, что–то вроде: “Щас я тебе въе..у – быстро вымыл!”. Постепенно наша камеру пустела – кого–то отпустили, кого–то вызывали на суды, кого–то, как мы решили, перевезли отбывать сутки в Жодино. На протяжении целого дня к нам каждые полчаса–час приходили сотрудники тюрьмы и называли фамилии людей, а также заставляли нас писать список нашей камере не листке бумаги. Какая–то неразбериха у них была. К часам 5–6 дня нас осталось 11 человек в камере.
Днем нас вызвал наш охранник – мы узнали, что его зовут Сергей – и повел на третий этаж помещений изолятора. Он сказал, что мы можем уже идти нормально, не сгибая головы. Также использовал к нам слова: “мужики”, мне показалось, что на второй день к нам уже улучшилось отношение. Там нас вызвали к какому–то важному офицеру на допрос. Я шел вторым. Первым вышeл мой сокамерник cо словами: “Свобода! Cегодня нас выпускают!”. Я зашел в кабинет, там был приятной наружности офицер лет 45. Он мне сказал: я вправе решать, кто отморозок, а кто вменяемый человек. После 15–20 минут беседы, он сказал, что меня отпустят. Я подписал бумагу, что нарушал закон, раскаиваюсь и если меня еще раз задержат на митинге, то будет уголовная ответственность. Подождав остальных парней, мы вернулись назад в камере в полном воодушевлении. Обращение с нами по пути назад было нормальное.
Мы убрали камеру и приготовились, что с минуты на минуту нас могут выпустить. Разделили и доели остатки черного хлеба. Прошел час, второй, третий, но никто к нам не пришел. Часть ребят начали засыпать. Ночью раздался грозный голос: “Встать! Лицом к стене!”. Мы встали, но к нам никто не зашел. Заметили, что это не голос Сергея. Хоть бы не ОМОН, подумали мы. Простояв с полчаса, некоторые опять вернулись спать на кровати и на пол. Я стоял возле окна и с сокамерниками смотрел, что происходит за территорией изолятора. Там образовался большой пикет. Кто–то сказал, посмотрите сколько там людей: стоят с котами, собаками, шашлыки жарят. Потом мы узнали, что это волонтерский лагерь и родственник заключенных. Начинали отпускать людей, и мы смотрели в окна. Когда выходили заключенные, люди аплодировали. Но людей выходило немного. Потом вместо людей начали выезжать скорые, я насчитал штук 5–6, а может и больше. Также выезжали милицейские грузовики и машины. Люди на улице начали возмущаться, требовали показать людей, кричали имена. Обстановка была очень нервозная. Это было, наверно в 2–3 часа ночи.
Вся наша камера спала, я был единственный, кто не мог заснуть. Слышал в коридоре беготню ОМОНовцев, лязг ключей и дверей, шум где–то в глубине здания. Людей из соседних камер выводили, куда–то гнали. Я начал думать и соотносить выезжающие скорые, весь этот шум, и стал опасаться, что они дополнительно избивают людей до того, как выпустить (я не знал тогда, что некоторым тяжело избитым не вызывали медицинскую помощь своевременно). Из соседней камеры вывели людей. Я слышал, как один заключенный сказал, что не может встать, так как ему сломали позвоночник. Сотрудник ОМОНа крикнул ему: “Встать!”. Люди побежали куда–то вправо, через кормушку в двери камеры я видел бегущих “космонавтов”, потом через некоторое время слышал, как заключенные бежали из правой стороны влево. Далее я услышал, как кого–то тащат по полу. Видимо, тащили того человека, который не мог встать. Потом тащить перестали. Видимо он сел, опираясь на стену между дверьми двух соседних камер. Я слышал его дыхание. Он дышал, словно у него была дырка в груди, как будто через трубку. Мороз по коже был от этих звуков. Думал, не дай Бог нас отправят домой на скорой. Открылась наша дверь, нас спросили, когда задержаны. Мы ответили, что 12 и что нас должны выпустить. На что сотрудник милиции спросил, почему это он должен нас выпустить? Мы пояснили. Он сказал: ”Ну раз подполковник из центрального аппарата сказал, то отпустим”. Где–то через час нас вывели и построили вдоль стены. Был один сотрудник в милицейских штанах и черной байке, без маски, не ОМОНовец. Он спросил, кто задержан 11 числа, подозвал к себе несколько человек по одному и запихнул их в другую камеру. Затем он спросил, кто задержан 12 числа. Подозвал к себе 1 человека чтобы запихнуть в другую камеру. Следующим должен был идти я. Пока мой товарищ шел в камеру, я уловил взгляд сотрудника тюрьмы и посмотрел ему в глаза просящим взглядом, мол, не калечь меня. Он подозвал меня, спросил гражданство и кем работаю. Я сказал, что у меня гражданство Беларуси, но еще Ирака, и что у меня ИП и я директор собственной фирмы. Он сказал мне вернуться в строй со словами: “Судьба тебе дала второй шанс”. Нам приказали бежать вниз. Внизу было больше сотни людей. А также сотрудники тюрьмы и военные с автоматами в защитной форме. Был также тот сотрудник, который сортировал нас на выход, еще одного я запомнил – он вызывал нас на суды. Мы стояли вдоль стены, а напротив другой стены лежали наши вещи, разбросанные, как на барахолке. Военный сказал, что есть минута осмотреться вокруг и найти взглядом свои вещи. Я понял, что это невозможно, да и было одно желание быстрее выйти отсюда и попытаться спасти ребят, которых, как я предполагал, сейчас избивали. Нас заставили еще раз подписать признание и предупреждение об уголовной ответственности, назвать анкетные данные для включения в базу. Кто–то вперед меня залупался с военными по поводу вещей. Я не понимал этого: “Убегай скорее, а то заберут в камеру и искалечат”, мысленно я давал совет тому человеку. По пути я спросил у двух разных сотрудников насчет Насти, отпустили ли ее, и как это узнать. Мне сказали, что девушек всех отпустили. У второго сотрудника, молодого мента, я спросил, били ли девушек. Он мне ответил, что здесь никого не бьют. В тот момент на секунду злость резко вскипела в жилах, но рационализм взял верх – мне оставалось несколько шагов до выхода.
Как только я переступил порог тюрьмы, моя мама обняла меня (позже я узнал, что Настя прислала ее встретить меня). Следом я увидел давнюю знакомую и подругу жены. Удивился, зачем они тут. Оказалось, их родственники тоже на Окрестина. Я взял телефон у мамы и позвонил Насте, спросил били ли ее, как там кошка и что надо срочно спасать людей. Попросил свою знакомую написать другу, у которого есть связи в силовых ведомствах, чтобы спасти ребят. Но было около 6 утра – люди спят в это время. Мой выход затянулся на добрые полчаса. Я ходил взад–вперед по волонтерскому лагерю и начал плакать от отчаяния. Стрельнул у кого–то сигарету, выкурил и почувствовал себя плохо. У меня было давление 190/100 – это мой рекорд на сегодняшний день. Мне вкололи магнезию в скорой, давление нормализовалось. Волонтеры опросили указать свои ФИО в списках, что я сделал. Давать интервью отказался. В некоторых людях усматривал признаки тихарей. Ко мне подошел человек, он оказался доктором, но до знакомства с ним я сразу спросил, Вы не силовик?:)
Еще не знал, что происходит в стране, что включили интернет, рабочие бастуют, а люди массово выходят на митинги. Когда я выходил, думал, что все страдания зря. Еще в камере решил, что пусть его хоть коронуют, но ни одна человеческая жизнь не должна быть отнята или искалечена. Как только узнал все, что произошло за эти 3 дня, воодушевился – понял: все было не зря. В волонтерском лагере было очень много добрых людей: я поел, выпил воды, предлагали чай, кофе, сигареты, мед помощь, психологи, транспорт. Прям попал с корабля на бал. Приехала Настя. Мы побыли еще какое–то время в лагере, а затем парень волонтер довез нас до дома моих родителей. Там я еще раз вызвал скорую, давление уже было 155/100, что в принципе достаточно норм. Мне сказали мониторить и выпить каптоприл, если повысится. Я не мог уснуть, все время беспокоился о ребятах, которые там остались. Нашел в fb профиль и связался с племянницей моего сокамерника – известного художника, который там остался. Рассказал ей все, но без подробностей. Информации о нем не было ни в больнице, ни в списках. Это был хороший знак. Как только увидел новость в 10 утра о том, что его выпустили, сразу успокоился. Потом я узнал, что их не избивали, а продержали еще несколько часов в камерах и выпустили. Моя догадка, что скорые увозят только что покалеченных людей не оправдалась. Я и допустить не мог, что силовики додумаются до того, чтобы вообще людям не вызывать скорые и держать их покалеченных в камерах. Когда я лежал головой в пол с согнутыми ногами, то подсматривал между ног, что происходит. Видел, что во дворике тюрьмы были скорые прямо во время избиений. Один раз слышал, что “отработав” человека по–полной ОМОНовец кричал: “Скорую!”. Эта дикость еще укладывалась в моей голове, но не вызывать людям скорую в принципе – моя фантазия здесь оказалась бессильна.
Наверно, можно было всю эту историю существенно сократить, уместив в 2 буквы – АД. Короче слово вряд ли можно придумать. Я читал «Записки из мертвого дома» Достоевского, «Архипелаг Гулаг» Солженицына, «Другой мир» Герлинга–Грудзинского. Там описаны быт и испытания узников лагерей, в том числе политических заключенных. В этих произведениях свидетельства пыток, унижений, суровых условий труда заключенных. Наверно, что–то близкое к этому, но интенсивом, выпало испытать нам. Однако у меня сразу появилась другая аналогия, еще там, когда головой в пол на коленях сидел во дворике изолятора – это монолог Князя Мышкина из романа Достоевского «Идиот» о ценности времени и жизни перед казнью. Меня этот монолог сильно тронул, и когда читал книгу, и в исполнении Евгения Миронова просто талантливо сыграно. Так вот, я испытал что–то похожее, когда был там в ожидании своей участи. Я думал очень четко и планировал, что буду делать при различных исходах. А также слушал и анализировал по поведению и словам ОМОНовцев, чего стоит ожидать. Кого, как бьют и за что. Все было очень четко и ясно в сознании. Понятно, если убьют, то и планировать нечего. Страх смерти был пару раз и исчезал быстро – все–таки не верилось, что будут убивать. Страха физической боли не было, так как уже испытал ее. Самый большой страх был – остаться инвалидом. И вот это ожидание и подготовка к неминуемой своей участи, это самое страшное. Эти часы и минуты тянулись очень долго. А на утро, когда вся эта вакханалия прекратилась, было действительно облегчение и осознание того, что жить хорошо. И что постоять 12 часов на ногах на открытом воздухе без еды и питья не так уж плохо
В заключение одна важная мысль. Когда я слышу обвинения каких–то чиновников в адрес «провокаторов», наркоманов, алкоголиков, ранее судимых, что, оказывается, их можно бить до полусмерти, что их жизнь за половину идет жизни человеческой, не могу понять, где росли, учились люди, которые это все говорят, какая мать их воспитала. Мне как юристу — это вообще непонятно.
Несколько слов про провокаторов и тех, кто сопротивлялся сотрудникам ОМОН. ОМОН вышел с оружием, техникой, гранатами, щитами, дубинками, водометами, газом против мирных людей в шортах и майках, навязал им бойню, в которой люди не хотели участвовать. Кто–то из демонстрантов не смог терпеть насилие, начал защищаться. Это нормальная реакция людей на угрозу жизни – защищаться. Мы социальные животные, так или иначе ведомые инстинктами. Не все готовы как поросята лежать и выносить удары, когда есть хоть малейший шанс этих ударов избежать. В итоге ОМОН победил человека в неравном бою. В бою, который ОМОН развязал сам. Но потом, после боя, уже побежденного и беззащитного человека они калечили и мстили лишь за саму попытку защититься. Это вдвойне подло.
Про наркоманов, алкоголиков, безработных – это просто какая–то классовая вражда, сродни кулакам, врагам народа и контрреволюционерам. Как достижение Лукашенко приводят то, что он в 1994 разобрался с бандитами и “ворами в законе”. Мол, дали им 24 часа, а кто не уехал, расстреляли. Об этом слагают легенды и поют ему дифирамбы. Даже сам на недавнем выступлении сказал про это. Так вот, я думаю, что тогда, c первого дня мы и начали свой путь к тому, что имеем сейчас. Нельзя грязными и незаконными методами установить мир и законность. Нельзя проливать кровь сейчас во имя того, чтоб не пролилась кровь в будущем. Попирать закон чьими–то понятиями, суждениями и представлениями о справедливости тоже никому не позволено».
https://charter97.org/ru/news/2020/8/28/391242/
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


https://bit.ly/2AopN0R