Сколько стоит перепланировка дверного проема

17 октября во время заседания в Люблинском районном суде Москвы обвиняемые по делу "Нового величия" Костыленков и Крюков вскрыли себе вены. Обвиняемый по делу «Нового величия» Руслан Костыленков вскрыл вены во время судебного заседания. Об этом ОВД-Инфо сообщил адвокат Максим Пашков. 18:14 По словам Пашкова, вены вскрыл также Вячеслав… Четверых обвиняемых по делу "Нового величия" оставили в СИЗО до марта 10 декабря 2018 Вячеслав Крюков и Руслан Костыленков в зале суда (Архивное фото) Обвиняемые по делу «Нового величия» Крюков и Костыленков вскрыли вены в суде ... что во время судебного заседания вены вскрыл еще один обвиняемый — Вячеслав Крюков. ... Коронавирус в России ... Обвиняемые по делу "Нового величия" Руслан Костыленков и Вячеслав Крюков вскрыли себе вены в Люблинском районном суде Москвы. Об этом сообщает "Медиазона" со ссылкой на адвоката Максима Пашкова. Обвиняемые по делу "Нового величия" Руслан Костыленков и Вячеслав Крюков порезали себя прямо во время ...

2020.07.26 19:47 DarkRedFist Сколько стоит перепланировка дверного проема


Обвиняемый по делу «Нового величия» Костыленков рассказал, что его изнасиловали молотком для мяса во время задержания
Новое величие
Путин и его ОПГ - банда из ФСБ, СовБеза захватили власть в России. Россией руководят преступники - силовики !

«В туалете я обнаружил, что у меня все ноги в крови» Письмо фигуранта «Нового величия» Руслана Костыленкова, в котором он впервые подробно рассказывает, как его пытали, добиваясь признательных показаний
24 июля 2020


Фигурант дела «Нового величия» Руслан Костыленков рассказал, что во время задержания силовики изнасиловали его кухонным молотком. Его монолог публикует «Медуза», письмо также есть в распоряжении «Медиазоны».

Аналогичная информация содержится в материалах адвокатского опроса и заявлении обвиняемого в СК («Медиазоне» их предоставила «Зона права»). Костыленков сразу же рассказал защите об изнасиловании, но просил об этом не распространяться. Сегодня, 24 июля, он должен выступить в суде с последним словом.

По словам Костыленкова, за три дня до его задержания, 12 марта 2018 года, он заметил за собой слежку и «сразу же понял, что это оперативники наружного наблюдения».

В день задержания ему позвонили в дверь и сказали, что пришли «от Ани». У Костыленкова нет дверного глазка, поэтому он предположил, что это от его подруги. «Я открыл дверь, и на меня, угрожая пистолетом, навалился сотрудник СОБРа. После того, как я упал на пол и закрыл голову руками, мои незваные гости начали лупить меня по рукам и ногам», — написал Костыленков.

Затем, рассказывает обвиняемый, его заковали в наручники, посадили на стул и стали допрашивать. Все это время Костыленкова избивали. Один из силовиков заложил ему за резинку трусов «пакетик с порошкообразным веществом и грозил найти гранату», уверяет Костыленков.

После этого другой силовик надел Костыленкову на голову желтый пакет и стал душить. «Он же достал небольшую пластиковую коробочку и грозил применить ее. Что это было, я не понял, то ли паяльник, то ли шокер. Рыжий и Бивень [другие силовики] его остановили, так как посчитали, что применение этой "коробочки" — лишнее», — рассказал он.

Далее, по словам Костыленкова, двое сотрудников СОБРа привели его на кухню, поставили «в растяжку», били по почкам и изнасиловали ручкой молотка для отбивки мяса.

Другой оперативник пришел к обвиняемому и сказал, что нужно записать видео-признание. «Мы делали это около пятнадцати минут, ибо текст для видео был слишком большой, и я не мог запомнить его с первого раза», — сказано в письме.

Адвокат Костыленкова Светлана Сидоркина несколько раз подавала в Следственный комитет заявления о пытках своего подзащитного. В марте СК в третий раз начал проверку жалобы. Сергиево-Посадский городской суд опять признал отказ возбуждать уголовное дело о пытках законным, 6 июля адвокат вновь обжаловала это решение.

Во время прений в Любинском районном суде Москвы прокуратура запросила для Костыленкова семь с половиной лет колонии.

Дело «Нового величия»

Участников движения «Новое величие» — Марию Дубовик, Анну Павликову, Вячеслава Крюкова, Руслана Костыленкова, Сергея Гаврилова, Петра Карамзина, Максима Рощина, Дмитрия Полетаева, Павла Ребровского и Рустама Рустамова — задержали 15 марта 2018 года, перед президентскими выборами, и обвинили в создании экстремистского сообщества и участии в нем (части 1,2 статьи 282.1 УК).

По версии следствия, целью движения было «безальтернативное участие в народных восстаниях, революционных действиях, в столкновении с представителями действующего в России режима». Для этого активисты устроили несколько поездок в Подмосковье для тренировок по стрельбе и метанию «коктейлей Молотова», считают следователи.

В основу обвинения легли показания информатора силовиков Руслана Д., который во время встреч активистов, познакомившихся в телеграм-чатах, предложил им создать политическую организацию и написать устав. Также в деле есть показания еще двух свидетелей, которые также оказались осведомителями силовиков.

Руслан Костыленков, которого следствие называет лидером «Нового величия», рассказывал о пытках после задержания. Шестерых активистов, включая Павликову и Дубовик, суд отправил в СИЗО, остальных — под домашний арест. В изоляторе у девушек начались проблемы со здоровьем, защита неоднократно просила избрать им другую меру пресечения. После московского «Марша матерей», участники которого требовали освободить из СИЗО Дубовик и Павликову, их перевели под домашний арест.

Судьям Дорогомиловского районного суда Москвы, которые арестовывали фигурантов дела «Нового величия» и продлевали им меру пресечения, поступали письма с угрозами. Из-за этого им предоставили государственную защиту.

Павел Ребровский и Рустам Рустамов заключили досудебное соглашение, их дела суд рассмотрел в особом порядке. Ребровский получил 2,5 года заключения, а Рустамов — два года колонии условно.


-----------------------------------------------------------------------
«В туалете я обнаружил, что у меня все ноги в крови» Письмо фигуранта «Нового величия» Руслана Костыленкова, в котором он впервые подробно рассказывает, как его пытали, добиваясь признательных показаний
24 июля 2020
Источник: Meduza
https://meduza.io/impro/rFk7NUhV55qFy5BDgbRb41S4mC7ev-1GEiBmfJoVbm8/fill/1960/0/ce/1/aHR0cHM6Ly9tZWR1/emEuaW8vaW1hZ2Uv/YXR0YWNobWVudHMv/aW1hZ2VzLzAwNS83/MjgvOTU1L29yaWdp/bmFsL3B1dVlrZnp3/Q1NvZ0k2U3FxU3Jx/dGcuanBn.webp

Люблинский районный суд Москвы скоро огласит приговор семи фигурантам дела «Нового величия». Самого сурового наказания, по мнению прокуратуры, заслуживает 27-летний Руслан Костыленков — для него гособвинитель запросил семь с половиной лет колонии. Костыленкова задержали в день его рождения, 15 марта 2018 года. В тот же день телеграм-канал «Кремлевская прачка» выложил видео его допроса. В ролике Костыленков рассказывал, что цель их организации — «трибунал над членами правящей верхушки» и «отмена репрессивных действующих законов и Конституции». Позже он отказался от показаний и заявил, что дал их под пытками. В медчасти СИЗО — через две недели после избиения — у Костыленкова зафиксировали множественные ушибы и гематомы. Справка об этом приобщена к делу, говорит адвокат Костыленкова Светлана Сидоркина из «Зоны права». Однако ей уже трижды отказывали в возбуждении дела против сотрудников, проводивших задержание. На суде Костыленков не раз говорил о применении к нему силы, но детали случившегося представить не решался. В марте 2020 года он подробно рассказал о пытках в письме знакомой. А после того, как прокуратура запросила сроки для него и других фигурантов дела, Костыленков решил предать эту историю огласке. «Медуза» — без сокращений и с незначительными правками — публикует его письмо.

Для начала стоить сказать о времени и месте произошедшего, а также о действующих лицах, принимавших участие в пыточных мероприятиях; чтобы упростить понимание — я раздам им прозвища.

Место и время: моя квартира; Московская область, город Хотьково, улица Седина, дом 35, квартира 1 (первый подъезд / первый этаж).

Примерно с 10:00 до 11:00; 15 марта 2018 года.

Лица:

  1. Рыжий. Оперативник (МВД/ФСБ?). Лет тридцать; рыжие волосы; больше всех говорил и спрашивал; почти не нанес мне повреждений; снимал тот самый ролик с моим «признанием»; позже приходил ко мне в СИЗО и уговаривал признать вину; играл роль «хорошего полицейского».

  1. Бивень. Оперативник (МВД/ФСБ?). Лет тридцать; голубые глаза и светлые волосы; играл роль «плохого полицейского»; меньше всех говорил и больше всех лупил меня; по всей видимости, работает в паре с Рыжим, так как вместе с ним приходил ко мне в СИЗО.

  1. Кавказец. Оперативник (МВД/ФСБ?). Лет тридцать; похож на армянина или азербайджанца; маленький и пузатенький; почти не бил, подкинул мне листовки, программу, наркоту; надевал мне пакет на голову и душил им.

  1. Аноним. Боец СОБР. Был в маске. Много бил меня по шее, затылку, голове, рукам, ногам, почкам; вставлял стальную ручку от кухонного молотка мне в анус.

  1. Прыщ. Боец СОБР. Лет 35-40. Почти не нанес мне повреждений, только помогал держать меня, пока Аноним издевался надо мной.

Плюс в группе захвата присутствовали еще несколько человек, в том числе девушка, но они только обыскивали квартиру и в пытках участия не принимали. Их я не помню и говорить о них не буду.
* * *

12 марта 2018 года я заметил, что недалеко от моего дома стоит автомобиль — темная тойота. Я сразу же понял, что это оперативники Наружного Наблюдения, так как соседи и местные жители размещают свои авто на парковке между многоэтажками, а не напротив входа в магазинчик «Белан»; плюс я немного читал о работе НН и представляю ее.

К своему рассказу я приложу рисунок-план двора, где можно будет наглядно ознакомиться с рассказанным.
Реплика рисунка Руслана Костыленкова
Реплика рисунка Руслана Костыленкова

Понимал ли я, что они следят за мной? Да, понимал. Однако я не знал, что уголовное дело уже заведено и меня планируют арестовать. Мне казалось, что это временная мера, чтобы проверить, насколько опасный я оппозиционер. И все. Я несколько раз выходил из своей квартиры и шел по своим делам, проходя в метре от их автомобиля, попутно заглядывая в салон. Там, собственно, ничего необычного я не увидел: две серьезные морды, я смотрел на них, а они на меня. Пока я ходил по своим делам, они меня не преследовали, видимо, у них было задание лишь следить за моим жилищем и как часто я из него выхожу.

Мог ли я скрыться? Легко и не один раз. Мне никто не мешал.

Эти ребята следили за мной до вечера 14 марта, потом их заменили другие оперативники на огромном внедорожнике. Пока за мной вели НН, я успел сообщить об этом парочке своих знакомых, но это, я думаю, не имеет значения для повествования.

С этим, пожалуй, все.
* * *

15 марта 2018 года я пробудился от стука в дверь. Встав с кровати и не одеваясь (я был в трусах и футболке), я подошел к входной двери и спросил: кто? Дверного глазка у меня нет, поэтому я не смог посмотреть на стоящих за дверью. На мой вопрос мне ответил женский голос: «Руслан привет, я от Ани». Кстати, смешное дело, у меня есть Хотьковская подруга (имеется в виду подруга из города Хотьково — прим. «Медузы») — Аня; я подумал это пришли от нее, про Павликову и мысли не было.
Читайте также

Мой ребенок на домашнем аресте. Мой ребенок ждет суда Ирина Кравцова рассказывает, как дело «Нового величия» изменило жизнь семьи Павликовых

Я открыл дверь, и на меня, угрожая пистолетом, навалился сотрудник СОБРа (Аноним). Таким образом, я оказался лежа на животе, на полу комнаты. После того, как я упал на пол и закрыл голову руками, мои незваные гости начали лупить меня по рукам и ногам.

Опера в своих показаниях указывали, что я якобы матерился, дрался и побежал к окну, чтобы скрыться (то, что у меня на окнах решетки, и я никак не мог этого сделать, они не сказали); все это ложь.

Они поколотили меня, застегнули за спиной наручники, посадили на табуретку и начали допрашивать. Во время абсолютно дебильного диалога, который длился минут двадцать, Бивень и Аноним наносили мне удары по разным частям тела, когда считали, что я, по их мнению, отвечаю на вопросы неверно. То есть не так, как им было нужно. Кавказец заложил мне за резинку трусов пакетик с порошкообразным веществом и грозил найти у меня гранату. Время от времени меня настигал приступ дикого смеха, который я никак не мог побороть. Это раздражало оперов. В какой-то момент Кавказец взял желтый пакет и надел мне его на голову, стало тяжело дышать, но сознание я не терял. Вдобавок он же достал небольшую пластиковую коробочку и грозил применить ее. Что это было, я не понял — то ли паяльник, то ли шокер. Рыжий и Бивень его остановили, так как посчитали, что применение этой «коробочки» — лишнее. Плюс Кавказец кинул на журнальный столик передо мной файл с листовками / программами «Нового величия».

Потом меня отвели на кухню и оставили с СОБРовцами — Прыщом и Анонимом. Они поставили меня в растяжку, Прыщ держал меня, а Аноним сначала отбил мне почки, а потом взял кухонный молоток из стали (для отбивки мяса) и засунул его ручку мне глубоко в анус.

Через пару минут они ушли, и пришел Рыжий. Он сказал, что мы с ним должны записать видеопризнание. Мы делали это около 15 минут, ибо текст для видео был слишком большой и я не мог запомнить его с первого раза. В дальнейшем это видео попало в глобальную сеть.
Допрос Руслана Костыленкова 15 марта 2018 года
Alex Zh

После этого он завел меня в комнату, где я расписался в протоколе обыска жилища. Понятые также, забежав на десять секунд в мою квартиру, поставили свои подписи.

Я надел джинсы, выбросил пакетик с порошком из трусов, и меня в согнутом положении вывели из дома и поместили в «буханку» СОБРа, которая находилась на придомовой парковке. Кстати, этот момент мог попасть на видеокамеру интернет-провайдера ОТС, они обеспечивают Хотьково интернетом; возможно, у них осталась видеозапись.

На этой машине я ехал, в положении лежа, часа два в СК по ЗАО. Примерно в середине пути мы остановились, и меня повели в фастфуд, сходить в туалет. В туалете я обнаружил, что у меня все ноги в крови, это последствия поврежденного ануса. Кровотечение не останавливалось.

В Следственном комитете Бивень пару раз дал мне по почкам. Рыжий сидел вместе со мной во время моего допроса и фактически надиктовывал следователю Родиончику мои показания, которые я впоследствии подписал, почти не читая.
* * *

По итогу: я был весь в синяках, имел жесткие раны на запястье от наручников; первые пять дней после ареста мочился и испражнялся кровью.

Все это зафиксировано документально, и есть много свидетелей.
* * *
https://meduza.io/feature/2020/07/24/v-tualete-ya-obnaruzhil-chto-u-menya-vse-nogi-v-krovi
24 июля 2020 https://zona.media/news/2020/07/24/kstlnkv


***
Вступайте в наши сообщества - Join Us:
https://www.reddit.com/1_News/
и
https://www.reddit.com/True_Russia/

Делитесь со всеми, распространяйте информацию!
***
Революция в России. Фашизм в России. Власть в России оккупационная! Пора менять власть!

Что делать, как сменить власть в России на народную? Надо выходить на улицу на массовые многотысячные митинги - это единственное действенное решение.

Изменить ситуацию в России и сменить преступную власть мировых хозяев денег, путина и его банды из Совета безопасности, ФСБ и олигархов могут только протесты на улице:
постоянные массовые многотысячные протесты народа во многих городах и населенных пунктах России, протесты каждый день, протесты без уведомлений власти !

Организуйте митинги, шествия, марши по улицам, протест в виде уличной вечеринки.
Организуйте протесты каждый день в вашем районе! Мирный протест.
Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Как организовать сопротивление и протесты. Советы как бороться. Как защищаться. Поведение на митинге. Как вести себя на митинге. Что делать на акции протеста, на митинге.

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам - Часть №1":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/cjeply/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №2":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/fk5d2p/

Руководства и советы по сопротивлению, протестам, митингам - читать тут:
https://www.reddit.com/True_Russia/collection/932a8f94-b44a-4737-ac25-fcb1428831a2
и
https://www.reddit.com/True_Russia/collection/78d163e1-cf30-4dbb-a153-053f71bede10/

Сохраните себе текст статьи - пригодится!
Распространяйте информацию. Поделитесь ссылкой. Поделитесь этой информацией с другими людьми. И просите друзей распространять информацию.

True Russia - Истинная Россия. Сопротивление. Мирный протест. Протесты на улице. Протестные Марши Шествие Митинги.
Борьба за народ России, за справедливость.
Resistance. Peaceful protest. Street protest. Protest Marches. Meeting Demonstrations

Фашизм в России Fascism in Russia. Social Justice Социальная Справедливость. Revolution in Russia Революция в России
Global News. IT Cybersecurity Privacy cybercrime Security and Surveillance. Top and breaking news, pictures and videos. International Journal business politics science economics видео video
Новости РФ и мира. Политика Наука Экономика. IT Информационная безопасность Защита данных. Руководства Советы Анонимность Защита от слежки. Обход блокировок сайтов и цензуры в России. Как защищаться от слежки. СОРМ Cybersecurity cybercrime privacy security and surveillance
сообщество сабреддит реддит на русском языке in Russian русский язык Russian language по-русски student студент студентка школа школьник школьница мем мэм мемы финансы силовики news resist protest социализм социалист солидарность сопротивление протест свобода единство борьба socialism socialist solidarity resistance protest freedom unity fighting видео video Кризис в России Мировой Кризис
***
submitted by DarkRedFist to 1_News [link] [comments]


2020.06.30 20:22 Compania-Babich ИНТЕРЬЕР КОРИДОРА В ИНТЕРЬЕРЕ / КОМПАНИЯ БАБИЧ

ИНТЕРЬЕР КОРИДОРА В ИНТЕРЬЕРЕ / КОМПАНИЯ БАБИЧ Прихожая – «лицо» Вашего дома или квартиры. По ее состоянию Ваш гость складывает свое мнение о Вашем жилище. Именно тут Вы приветствуете гостей, помогаете им снять верхнюю одежду. Вам необходимо обязательно удалить все лишнее, загромождающее полезное место в прихожей. Существенно преобразит вашу прихожую шкаф-купе с зеркалами. Он поможет Вам зрительно увеличить пространство комнаты.
Если же у Вас планировка квартиры выполнена так, что на прихожую отводится лишь несколько квадратных метров, но Вы хотите сделать ее красивой и просторной, то не волнуйтесь, в наши дни с поставленной задачей можно легко справиться.
Прихожая нуждается в отдельном обустройстве не менее чем кухня или гостиная, так как в ней необходимо хранить большое количество вещей, которые неуместны в других комнатах квартиры. Следите за тем, чтобы в коридоре всегда было убрано и чисто. Зачастую беспорядок негативно влияет на настроение.
https://preview.redd.it/ezp6iutbw3851.jpg?width=2560&format=pjpg&auto=webp&s=e913628f56bbe2f4cd6c3f75ee62124ea8cbe2fa
Несмотря на то, что в прихожей мы проводим не так много времени, это первая комната, куда мы возвращаемся, и последняя, когда уходим. Поэтому дизайн коридора должен быть привлекательным и удовлетворять все потребности. Очень важно правильно спланировать интерьер этой комнаты и всегда поддерживать в ней порядок. Тогда вы будете начинать свой день с улыбки, покидая квартиру, и чувствовать себя комфортнее по возвращению домой.
Прихожая – первое помещение, которое контактирует с грязью и пылью. В снежную или дождливую погоду именно здесь оставляют раскрытые зонты, грязную обувь и верхнюю одежду. Поэтому процесс уборки производят чаще, чем в других комнатах. Обилие мелких элементов интерьера сделает уборку обременительной.
Поэтому важно подобрать качественные и долговечные материалы, стойкие к износу и стиранию, выдерживающие повышенную влажность. Наиболее подходящими вариантами для напольного покрытия станут керамическая плитка, линолеум или натуральный камень. К мебели предъявляют такие же требования. Например, неуместным будет использование дорогостоящего дерева, так как в сложных условиях эксплуатации долго оно не прослужит.
Главное чтобы в коридоре было столько же света, сколько и в других комнатах, независимо от времени суток. Вы также можете визуально расширить пространство, объединив светлые стены, зеркала и осветительные приборы. Грамотно подобрана подсветка в прихожей сделает комнату гораздо светлее и просторнее. В большой прихожей можно сделать зональное освещение, создав акцент на зеркальных поверхностях или гардеробе. Также можно совмещать настенные и потолочные осветительные приборы.
https://preview.redd.it/ro26h86dw3851.jpg?width=1108&format=pjpg&auto=webp&s=5fe9a0fef4a2e3c8b26c8ccb676baabd3cae1bfd
Если дело касается потолка, тут подойдет натяжной или навесной. Чтобы подчеркнуть стиль минимализма, цвет натяжного потолка должен быть белым и глянцевым. Таким образом расставляются все необходимые акценты, визуально расширяя пространство. Но почему глянцевый потолок? Он искусственно играется со светом, тем самым наполняя им всю прихожую комнату. Но если параметры высоты помещения оставляют желать лучшего, тогда стоит отказаться от затеи натяжных потолков.
Заслуга глянцевого натяжного потолка в том, что он способен сделать вашу прихожую более просторной и уютной. Кроме этого параллельно еще выравниваются стены прихожей, что и так придает ей более менее надлежащий вид. С таким потолком гораздо легче заниматься уборкой, настраивать систему освещения и вполне реально передать всю легкость в интерьере.
При отделке помещения придется учитывать каждую мелочь, начиная размером дверного проема, заканчивая влажностью в квартире. Только такой подход позволит получить качественный результат, умело скрыть все недостатки помещения.
Предусмотрите для обуви удобную полку, необходимое количество крючков на стене и отсек для шапок. Если есть место, поставьте шкаф-купе, в котором будет все и сразу.
Отличный вариант – темный пол и светлые стены. От этого дизайн узкой прихожей в квартире только выиграет. Темный пол будет меньше пачкаться от обуви, а за счет контраста произойдет визуальное расширение стен, от чего помещение будет казаться просторным.
Самый лучший дизайн маленькой прихожей в однокомнатной квартире – это использование стиля минимализм, то есть минимального количества декора, и применение светлых тонов для отделки, однотонных материалов без крупных рисунков и узоров. Качественное освещение при помощи бра или ниш с подсветками тоже поможет увеличить пространство.
https://preview.redd.it/4551xicew3851.jpg?width=2000&format=pjpg&auto=webp&s=a929c1b8174292fa9bf72c6cbe552a10267499f1
Помимо минимализма небольшую по площади прихожую в хрущевке можно оформить в таких стилях, как:
- классика: если хозяин квартиры отдает предпочтение оформлению коридора в классическом стиле, то ему не стоит забывать, что такой дизайн отличается строгими симметричными формами, отсутствием лишних украшений, стремлением к пропорциональности и четким линиям. Классика отлично дополнит маленькое помещение благодаря применению светлых тонов в отделке, украшенных бронзой и позолотой. Кроме того, как можно увидеть на фото, расширить пространство помогут большие зеркала, характерные для данного стилевого решения,
- прованс: для этого стиля также свойственно использование светлых пастельных оттенков мебели и отделочных материалов. Помимо этого они дополняются растительными элементами, Так небольшая прихожая в хрущевке будет выглядеть более живой. Отличительная черта стиля прованс – это необходимость организации правильного освещения – много яркого света, помогающего зрительно увеличить комнату и создать ощущение свободы.
Для современного дизайна интерьера прихожей характерно использование мебели, выполняющей одновременно несколько функций. Например, скамья для обувания, как правило, служит одновременно ящиком для хранения обуви, пуфик, на который можно присесть, является хранилищем для средств по уходу за обувью, одежный шкаф заменяется целой системой хранения, в которой находится место и для уличной одежды, и для спортивных принадлежностей.
https://preview.redd.it/vkahd9jfw3851.jpg?width=2000&format=pjpg&auto=webp&s=25475c4f888c9697bac45bdff3109ccfbf725add
Шкаф. Этот элемент встречается почти в каждой входной зоне. В зависимости от ее размеров он может быть либо совсем небольшим, либо превращаться в целую гардеробную комнату, предусматривающих возможность хранения любых вещей, от повседневных до сезонных.
Обу​вница. В том случае, если позволяет площадь, в интерьере прихожей размещают шкаф для обуви. Одновременно его верхняя часть может выполнять функции перчаточного столика или полочки для сумок. Там же можно хранить ключи, если нет возможности сделать отдельную ключницу.
Сиденье. Современный дизайн прихожей предполагает наличие места для сидения, чтобы обуваться с удобством. Это отдельно стоящее кресло, лавка, банкетка, либо сиденье может быть частью системы хранения или монтироваться в единое целое с вешалкой.
Коврики. Каким бы стойким не было напольное покрытие, непосредственно при входе стоит положить небольшой коврик, который будет впитывать большую часть уличной грязи. Если в качестве напольного покрытия используется дерево или ламинат, участок возле двери стоит выложить плиткой или керамогранитом, образовав своеобразный «коврик», с которого легко удалить грязь, не подвергая остальной пол слишком частому мытью.
Дополнительные элементы. Кроме уже перечисленных, в интерьере прихожей могут использоваться отдельно стоящие вешалки для одежды, шляп, подставки для зонтов, ключницы, консольные столики и другие предметы, выполняющие зачастую декоративные функции. Дизайнеры советуют не использовать исключительно декоративные элементы, не несущие функциональной нагрузки. Например, если вы решили украсить прихожую напольной вазой, используйте ее в качестве подставки для тростей и зонтов.
https://preview.redd.it/e6etj7sgw3851.jpg?width=1500&format=pjpg&auto=webp&s=e458e5ed8fd8980010d7371c76851ebc60339b91
Декор из велюра. Специальные декоративные аппликации из велюра помогут разнообразить интерьер. Они очень доступны по цене. В прихожей можете приклеить их там, где стены больше всего пачкаются, например вокруг розеток и выключателей.
Покрытие для стен (панели). В прихожую рекомендуется выбирать покрытие для стен, которое легко моется. Отдайте предпочтение покрытиям из гладкого материала, которые можно легко отмыть.
Место для хранения вещей. Роль удобного хранилища это помещение должно играть в первую очередь. Здесь можно найти место не только для одежды, но и для пылесоса, книг и коллекции любимых безделушек. Что же сделать, чтобы преображение прихожей было максимально простым, а эффект — впечатляющим? Прежде всего хорошо продумайте дизайн.
Заранее спланируйте, что хотите здесь разместить. Затем тщательно измерьте все расстояния и прикиньте, сколько свободного места нужно, чтобы изменения по вашему плану не создали трудностей в жизни ваших домочадцев. Подумайте также над освещением. А когда составите план работ, будет понятна и примерная стоимость.
Удобные вешалки на дверцах. Одежду можно развешивать не только внутри шкафа, но и снаружи. На дверцах разместите красивые вешалки в стиле самой прихожей. Они пригодятся, когда к вам придет много гостей. Такое приспособление также удобно, если ваша одежда промокла под дождем или вы купили обновку, которой приятно любоваться.
https://preview.redd.it/txf4mxuhw3851.jpg?width=4962&format=pjpg&auto=webp&s=60523698d8d6446f7665a1deeaa6159e7c440afc
submitted by Compania-Babich to u/Compania-Babich [link] [comments]


2020.06.09 07:42 mvcucumber Сколько стоит перепланировка дверного проема

Садомазо #4 Предыдущая часть
§3. Интерьерные приспособления для фиксации
1. Дыба (рис.53)

https://preview.redd.it/gj77jjxi8u351.png?width=192&format=png&auto=webp&s=939fb5edca4b906c97c2e5cc846af90f2de401c8
Дыба — это перекладина или блок с перекинутой через него веревкой, орудие пытки в средние века. Часто (но не обязательно) на нем подвешивали за руки, связанные за спиной. Общий принцип дыбы — растягивание тела жертвы.
Следует помнить, что позу «руки за спиной» применять вообще небезопасно, поскольку даже мускулистый мужчина не может сохранять это положение при полном подвешивании долее нескольких минут без риска для здоровья. Женщине для растяжения плечевых сухожилий может хватить пары секунд. Поэтому чаще применяется прямое подвешивание, при котором руки поднимаются вперед и вверх. При этом, даже при прямом положении рук над головой, лучше оставлять возможность опираться на носки из соображений безопасности, - т.е. осуществлять не подвешивание, а подтягивание.

https://preview.redd.it/mfmzlp0l8u351.png?width=391&format=png&auto=webp&s=fc464fd55519ddd6e91afd737f2a71378c4e7e53
В том случае, если вы при подвешивании или подтягивании применяете флагелляцию, использовать позу «руки за спиной» крайне нежелательно: при воздействии нижний может рефлекторно податься от девайса вперед — и из-за фиксации рук за спиной сам обеспечит себе вывих или растяжение плечевых суставов.
При флагелляции обычно применяется прямое подвешивание или подтягивание. При полном подвешивании необходимо применять специальные наручи и поножи, поскольку при подвешивании в обычных девайсах конечности затекают слишком быстро, и нет возможности провести длительную серию ударов. Есть нижние, которым полное подвешивание доставляет дополнительное удовольствие. В таком случае варианты прямого подвешивания ограничены только вашей фантазией и самочувствием нижнего. При любых вариантах подвешивания необходимо постоянно контролировать температуру тех конечностей, за которые подвешивают: как только они становятся холодными или сильно синеют, следует опустить дыбу и снять бондаж.
Проектируя и устанавливая у себя дыбу, следует помнить, что у нее должен быть большой запас прочности, поскольку на ней возможно не только подвешивание человека, но также его раскачивание и рывки. Таким образом, дыба должна выдерживать как минимум 500 кг статической нагрузки. Лучше позаботиться о более крепкой веревке или тросе и вкрутить пару лишних шурупов, чем рисковать травмами и переломами нижнего. Для подъема удобно использовать механизм типа «трещотка».
2. Андреевский крест
Андреевским крестом называется фигура в виде буквы Х. Для бондажа используется обычно приспособление в виде 2 досок длиной около 2 метров, соединенных накрест, с креплениями для цепей, кандалов либо наручей и поножей.
Андреевский крест (Х-крест) — удобная основа для фиксации, поскольку нижний на нем фиксируется в физиологически-естественном положении, при этом обычно он имеет возможность опираться не только на поверхность пола, но также и на сам крест, даже когда стоит. Если же крест укреплен горизонтально, то нижний лежит на нем, как на лавке, - и для некоторых областей флагелляции крест, как фигура фиксации, значительно удобнее, чем лавка.
При горизонтальной фиксации нижнего на спине следует позаботиться о том, чтобы голова нижнего не запрокидывалась назад. С этой целью достаточно положить под затылок перекладину. При горизонтальной фиксации на животе перекладина не нужна, так как мешает опустить голову, - а опускание головы вперед определяется вполне физиологическим изгибом шеи. Кроме того, опускание головы вниз и вперед может являться профилактикой обморока.
Крест можно обить кожей или любым другим легко моющимся материалом с прокладкой внутри, тогда он будет удобнее и мягче.
К недостаткам этого приспособления можно отнести громоздкость и ограничение доступа к телу нижнего (доступ для флагелляции всегда возможен только с одной стороны).
3. Столб
Фиксация нижнего к столбу довольно удобна и при этом весьма эстетична. К тому же, столб не занимает много места и может служить постоянной деталью интерьера, не наводящей на мысли о необычных пристрастиях его владельца. Но, разумеется, того разнообразия вариантов фиксации, как описанные выше девайсы, столб не дает.
4. Козлы (станок) (рис.54)

https://preview.redd.it/xqhrltup8u351.png?width=191&format=png&auto=webp&s=eaeb8dea94648b7ba23b6975d3b4d4385423a38a
Козлы — это приспособление, весьма часто используемое для порки. Его положительные качества — достаточное удобство для нижнего, который имеет опору для туловища, - и для верхнего, который имеет свободный доступ к наиболее употребительным для порки местам. Фиксирование конечностей боттома к ножкам козел надежно обездвиживает нижнего.
5. Испанская кобыла (рис.55)

https://preview.redd.it/b2d6gqtr8u351.png?width=190&format=png&auto=webp&s=85736cc98e8552b3162f2f06c56f92631b79cd92
Испанская кобыла — приспособление, применявшееся испанскими монахами для пыток еретиков. Основу пытки составляла необходимость опираться промежностью на заостренный брус (обычно треугольный в сечении), со слабой опорой на пальцы ног или вообще без опоры.
В наше время испанской кобылой называют более щадящие приспособления, у которых используется тот же принцип опоры на промежность. Разумеется, верхняя опора в этом случае обычно не треугольная, а круглая в сечении, или, во всяком случае, с закругленными углами. При достаточно плавном закруглении, позволяющем находиться на испанской кобыле длительное время, она также может использоваться для фиксации при работе средними и короткими девайсами.
Зоной воздействия при этом является преимущественно спина.
6. Колодки (рис.56)

https://preview.redd.it/unf1n6ct8u351.png?width=378&format=png&auto=webp&s=646f8b6045191b5a6f95daa1ea40cd4b564dbd35
Заковывание в колодки — один из очень древних методов фиксации. Еще рабовладельцы в Древнем Риме заковывали провинившихся рабов в колодки: деревянную доску с прорезями для шеи и рук, иногда — еще и с прорезями для ног.
При флагелляции фиксация в вертикально размещенных колодках весьма удобна, поскольку дает Верхнему доступ ко всем частям тела нижнего. В то же время, нижний имеет опору для рук и головы, и зафиксирован довольно жестко без риска нарушить кровообращение. При фиксации нижнего в горизонтально размещенных колодках следует обеспечить значительную регулировку по высоте места крепления колодок.
Иногда колодки обивают кожей или другим легко моющимся материалом, прокладывают внутри мягкую поролоновую прокладку. Использование толстого слоя поролона в отверстиях колодок нежелательно: толстый слой поролона, плотно прилегающий к телу нижнего, может передавливать кровеносные сосуды в руках и в шее, - но если сделать его неплотно прилегающим, то фиксация будет ненадежной, можно будет выдернуть руки из отверстий, не раскрывая колодок. Лучше ограничиться самой тонкой прокладкой, или вообще обойтись без нее.
7. Бабья скрипка (рис.57)

https://preview.redd.it/6fgydzlu8u351.png?width=378&format=png&auto=webp&s=0fea81494dcb8820051b1789d85edd5a5999382a
Бабья скрипка — разновидность колодок. Небольшая по размеру, она предназначена для свободного передвижения зафиксированного.
Благодаря тому, что руки фиксируются спереди, флагелляция по спине и ягодицам вполне возможна. Однако, при этом лучше фиксировать саму бабью скрипку таким образом, чтобы она предоставляла опору нижнему. В случае подтягивания и высокой фиксации бабьей скрипки возможна даже работа по передней поверхности тела нижнего.
§4. Методы фиксации
1. Комбинированная фиксация
Комбинации бондажных девайсов со станковыми, а также комбинации станковых девайсов между собой разнообразят action и бывают очень удобными. Так, например, наручи и поножи прекрасно комбинируются с любым станковым девайсом.
Кроме того, популярны такие комбинации станковых девайсов:
колодки + козлы
дыба + козлы
дыба + испанская кобыла
2. Мумификация
Мумификация представляет собой один из видов бондажа, заключающийся в полном обездвиживании боттома. Достигается заворачиванием нижнего, например, в пищевую пленку (тонкая мумификация), или полным обвязыванием его многочисленными веревками, включая связывание пальцев ног и рук.
Мумификацию можно сочетать с флагелляцией, и в том случае, если для мумификации использован тонкий материал, ощущения боттома могут быть весьма сильными.
§5. Индивидуальная фиксация с помощью веревок
1. Пиратский узел (рис.58)
Пиратский узел хорош тем, что, имея высокую устойчивость к случайному развязыванию и растягиванию, при необходимости он развязывается одним движением руки за нерабочий конец верёвки.

https://preview.redd.it/ds05ikox8u351.png?width=174&format=png&auto=webp&s=d61ba6db66d7f157c03f6a43d4216d046135f3fe

https://preview.redd.it/xrj3s20z8u351.png?width=181&format=png&auto=webp&s=f74f54bb9b9060b445b6ee7d3c776a9ce44acb5e
2. Связывание конечностей (рис.59)
Существует огромное количество способов связать руки или ноги партнеру, и бондажисты придумывают все новые. Мы не будем углубляться в сложности, и дадим лишь описание одного из простейших способов. Этим способом руки партнера можно связывать как впереди, так и сзади, следует только проследить, чтобы они не закрыли области планируемой флагелляции. Ноги связываются аналогично.
  1. Накидываем удавку на сложенные вместе запястья (или щиколотки, в случае связывания ног) партнера.
  2. Плотно, но не туго наматываем вокруг запястьев несколько (5-15) витков веревки. Несколько витков необходимо, чтобы не передавливались кровеносные сосуды.
  3. Концы веревки пропускаем между запястьями и несколько раз обматываем вокруг имеющейся веревки.
  4. Завязываем узел.
  5. Теперь сведенные вместе запястья (если они впереди) можно прикрепить к кольцу в стене или к спинке кровати с помощью оставшегося куска веревки.
§6. Фиксация к интерьерным подручным средствам
1. Стена
Для того, чтобы производить фиксацию к стене, необходимо предварительно укрепить в ней кольца или толстые загнутые гвозди. Количество и расположение колец — дело вашей фантазии. При наличии даже одного кольца на высоте около двух метров уже можно фиксировать боттома к нему с помощью наручей. Однако лучше все-таки иметь как минимум 4 кольца, по два вверху и внизу, чтобы фиксировать каждую конечность отдельно.
2. Потолок
Крюк в потолке позволяет фиксировать нижнего таким образом, чтобы к нему был доступ со всех сторон. При этом можно обрабатывать различные поверхности тела мазохиста без изменения способа его фиксации. Для того, чтобы воспрепятствовать поворотам и кручению нижнего, необходимо иметь как минимум два кольца. Фиксация к двум точкам вверху при наличии точки опоры внизу задает относительно неподвижное положение тела в пространстве.
3. Дверной проем
Наличие двух колец вверху по сторонам дверного проема позволяет надежно фиксировать нижнего. При этом удается избежать неудобства, связанного с аналогичной фиксацией в стене: ось фиксации проходит непосредственно через тело нижнего, и благодаря этому его положение более устойчиво.
При отсутствии колец можно воспользоваться крепкими гвоздями, вбитыми в косяк дверного проема, или зацепить веревку непосредственно за наличник двери. При этом следует проконтролировать прочность самого наличника, - известны случаи, когда нижний попросту срывал наличник двери: в состоянии стресса мобилизуются скрытые резервы сил. Кроме того, при ненадежном зацеплении сама веревка может соскочить, так что пользоваться таким способом нужно с исключительной осторожностью. Лучше все-таки использовать более надежные стационарные способы фиксации, особенно в том случае, если планируются воздействия большой силы.
4. Стол
Обеденные стол, или, еще лучше — журнальный столик, - предмет, который дает неплохие возможности для фиксации. Даже при отсутствии колец в ножках столика, можно надежно привязать к ним конечности нижнего. Если у вас имеются кожаные наручи и поножи, то задача упрощается, а надежность фиксации повышается.
5. Кресло
Если перегнуть нижнего через спинку, то можно фиксировать руки к задним ножкам, а ноги — к передним ножкам кресла. Поскольку кресла обычно довольно массивные, то этот вид фиксации относительно надежен. А благодаря тому, что спинка у кресла мягкая, он не доставляет больших неудобств и нижнему.
Перед фиксацией к креслу необходимо проверить его устойчивость, каким бы массивным и устойчивым оно не казалось с виду. В противном случае, существует вероятность, что во время action зафиксированный нижний может опрокинуть его и получить травму.
6. Кровать
Кровать с железной рамой и изголовьем дает массу вариантов для фиксации. Достаточно пристегнуть наручи к изголовью, а поножи к изножью — и прекрасная фиксация готова. При отсутствии наручей можно воспользоваться веревками.
Даже если в вашем распоряжении имеется всего лишь кровать с ножками, то можно надежно зафиксировать боттома с помощью веревок или цепей, которыми конечности будут привязаны к ножкам.
В том случае, если кровать опирается на сплошные цельные брусья в качестве ножек, фиксировать за них не получится. Остается единственный путь: пропустить веревку под кроватью вокруг матраца. Это не самый удобный вид фиксации, поскольку жестко затянуть веревку обычно не удается, она имеет некоторую свободу и может сдвигаться вдоль кровати. Но при отсутствии других вариантов можно воспользоваться и этим.
§7. Техника безопасности
1. Натяжение пут
При фиксации нижнего необходимо следить за тем, чтобы бондаж не был слишком тугим. Слишком тугой бондаж приводит к нарушению кровообращения, а это грозит затеканием конечностей. Особенно опасны в этом смысле самозатягивающиеся петли. Не следует также фиксировать нижнего эластичными материалами (например, чулками или резинками), так как они тоже могут затягиваться при движениях нижнего.
Конечности могут затекать и при не слишком тугом бондаже: если нижний расслаблен и обвисает, кровеносные сосуды при этом могут пережиматься. Более того, - конечность, поднятая вверх, со временем затекает даже вообще без всякого бондажа. Старайтесь периодически в процессе action проверять на ощупь температуру зафиксированных частей тела нижнего, особенно тех, которые подняты вверх. Легкое изменение цвета неопасно, но при резком изменении температуры, охлаждении конечности, ее следует немедленно опустить вниз для притока крови.
Но бондаж не должен быть и слишком слабым. В случае недостаточно фиксирующего бондажа нижний может сам нанести себе травму о близкорасположенные предметы при непроизвольных движениях во время action. При этом Верхний оказывается не в состоянии точно нанести удар по нижнему, а неточность удара чревата подрывами и ссадинами. Кроме того, если бондаж настолько слаб, что позволяет нижнему вырваться, то возможны растяжения, вывихи и разрывы связок. При рефлекторных движениях в путах нижний все же подсознательно рассчитывает, что путы держат крепко, и неожиданная свобода приводит к тому, что он не успевает сдержать амплитуду движения, а это может привести к травме.
2. Места наложения пут
Опасными местами для наложения пут являются те области тела, где кровеносные сосуды и лимфоузлы подходят близко к поверхности. Это, прежде всего, — шея, щиколотки и запястья, внутренний сгиб локтя, внутренний сгиб колена, верх плеча, верх бедра и подмышка.
Нетрудно заметить, что запястья и щиколотки вошли в перечень наиболее опасных для бондажа мест. Поэтому для фиксации нижнего все же лучше приобрести специальные наручи и поножи, которые конструктивно защищают эти опасные места от передавливания. Фиксация же за шею возможна только при применении свободного ошейника.
Более подробно о зонах фиксации см. в главе «Анатомия».
V. Начала прикладной анатомии
§1. Опорно-двигательная система
1. Скелет (рис.60)

https://preview.redd.it/7urh3yva9u351.png?width=381&format=png&auto=webp&s=a52ee9e04ce093ee635c145a244355b4e1111fb1
Скелет и мышцы - опорные структуры и органы движения человека. Кроме двигательной, они выполняют защитную функцию, ограничивая полости, в которых расположены внутренние органы. Для флагелляции представляется важным прежде всего то, что благодаря мышцам и скелету жизненно важные внутренние органы человека повредить плетью невозможно. Так, сердце и легкие защищены грудной клеткой и мышцами груди и спины; органы брюшной полости (желудок, кишечник, почки) - нижним отделом позвоночника, костями таза, мышцами спины и живота; головной мозг расположен в полости черепа, а спинной мозг - в позвоночном канале.
Скелет взрослого человека состоит из 206 костей, его можно разделить на два отдела: осевой скелет и добавочный скелет. К первому относятся кости головы, лица, шеи и туловища; второй представлен костями верхних и нижних конечностей и их поясов — плечевого и тазового.
Осевой скелет: Череп
В черепе(1) различают мозговой и лицевой отделы.
Мозговой отдел черепа образован прочно и неподвижно соединенными между собой костями. В полости этого отдела находится святая святых человека — мозг. На нижней поверхности затылочной кости есть большое затылочное отверстие, через которое полость черепа соединяется с позвоночным каналом. Ударные воздействия в основание черепа и верхнюю его часть, где соединяются между собой кости черепа, недопустимы: даже слабый удар в одно из этих мест может оказаться смертельным.
В полостях лицевого отдела черепа расположены органы зрения, слуха, обоняния, вкуса и начальные отделы пищеварительной и дыхательной систем. Флагелляция по лицу очень опасна: на крайне небольшом пространстве там расположены важнейшие для человека органы, и велик риск их повредить.
Однако нужно отметить, что среди «сабов» иногда имеется довольно большой интерес к пощечинам, ударам по лицу, подзатыльникам, - поскольку каждое прикосновение к голове и лицу играет у человека очень большую психологическую роль. Пощечина — символ унижения, и ее психологическое воздействие несравнимо, пожалуй, ни с каким другим ударом аналогичной силы.
Следует помнить: удары по лицу или затылку должны наноситься мягкой, расслабленной кистью. Ни в коем случае нельзя действовать ребром ладони либо кулаком! Даже в том случае, когда вы реализуете сценарий изнасилования, и ваш «саб» просто не представляет себе изнасилования без хука в челюсть справа — воздержитесь от того, чтобы доставить ему такое удовольствие. Удар сомкнутым кулаком мужчины по лицу женщины почти наверняка обеспечивает ей внутренние повреждения щек и носа, ушибы и вывихи нижнечелюстной кости и легкое сотрясение мозга.
Осевой скелет: Шейный отдел позвоночника
В шейном отделе позвоночника головной мозг соединяется со спинным через затылочное отверстие. При этом голова способна совершать разнообразные движения: вверх, вправо, влево и круговые. Этому способствует особое строение первых двух шейных позвонков. Оно обеспечивает больше степеней свободы, но из-за этого является и наиболее уязвимым. Внутри шеи расположены важнейшие кровеносные сосуды, питающие кровью мозг. Кроме того, на передней поверхности шеи расположено дыхательное горло (трахея), пищевод, лимфатические узлы.
Флагелляция и ударные воздействия по шее недопустимы. Даже без девайсов, мягкой расслабленной кистью, вы можете попасть по сонным артериям(2), и ваш нижний потеряет сознание.
При бондаже и фиксировании нижнего следует проследить, чтобы среди пут, веревок и ошейников не было самозатягивающихся либо слишком плотно прилегающих. Диаметр рабочего ошейника или веревочного кольца должен быть как минимум на 1-3 см больше диаметра шеи нижнего, чтобы ни при каком повороте головы и тела не нарушать кровообращение в сосудах, проходящих через шею.
Осевой скелет: Скелет туловища
Скелет туловища состоит из позвоночного столба(3) и грудной клетки.
Позвоночник человека имеет четыре изгиба: шейный, грудной, поясничный, крестцовый. Благодаря S-образной изогнутости позвоночник способен пружинить и выполнять роль рессоры, уменьшая толчки при движении.
При флагелляции следует помнить, что соединения позвонков являются суставными, а значит — относительно непрочными. Не следует допускать прямого попадания по области позвоночника. С этой целью не допускаются прямые удары вдоль позвоночника, точечные удары по позвонкам, а также прокладывание узких девайсов строго перпендикулярно позвоночнику. Особенно внимательным необходимо быть в местах грудного и крестцового изгибов. В области широчайших мышц спины возможны удары, захватывающие область позвоночника, если девайс расположен под углом к позвоночному столбу, и основное воздействие приходится на мышцы.
Грудной отдел позвоночника состоит из 12 позвонков, к которым прикрепляются ребра(4) и грудина. Все вместе они образуют грудную клетку. 10 ребер с помощью хрящей прикрепляются другими концами к грудине. Два нижних ребра оканчиваются свободно. При флагелляции в области грудной клетки следует помнить, что удары гибких девайсов должны ложиться под острым углом к рёбрам, а не поперёк. Впрочем, лучше всего воздействовать в этом районе только мягкими подвижными девайсами.
За грудным отделом следует поясничный отдел. Он состоит из 5 позвонков, достаточно массивных, поскольку им приходится выдерживать основную тяжесть тела.
За поясничным отделом следует крестцовый отдел. Он состоит из 5 сросшихся позвонков, составляющих одну кость — крестец(13). Если поясничный отдел обладает высокой подвижностью, то крестцовый неподвижен и очень прочен. При вертикальном положении тела на него падает значительная нагрузка.
Наконец, последний отдел позвоночника — копчик(14). Он состоит из 4-5 сросшихся маленьких позвонков и, по существу, является рудиментом. Наиболее популярной для флагелляции обычно является зона ягодиц, в том числе, в силу своей безопасности. Тем не менее следует помнить, что копчик расположен в непосредственной близости от этой зоны, и не допускать прямого попадания по копчику, особенно при использовании жестких девайсов.
Добавочный скелет: Скелет верхних конечностей
Плечевой пояс образуется лопаткой(5) и ключицей(6). Флагелляция со стороны спины в области лопаток относительно безопасна, если оградить нижнего от воздействий по затылку. Спереди плечевой пояс является опасной зоной: в подключичной впадине расположены жизненно важные узлы кровеносной и лимфатической систем организма. Кроме того, ключица — не слишком крупная кость, которая уверенно выдерживает поперечную динамическую нагрузку всего около 16 килограммов. При прямом попадании телом жесткого или гибкого девайсов обычны гораздо большие нагрузки, что чревато переломом ключицы.
Плечо свободной конечности состоит из плечевой кости(7). Плечевой сустав образован лопаткой и плечевой костью. Предплечье имеет две кости: локтевую(9) и лучевую(8) кость. Локтевой сустав образован костями предплечья и плечевой костью.
Кисть включает в себя: восемь костей запястья(10), пять косточек пястья(11), четырнадцать фаланг пальцев(12). Лучезапястный сустав образован костями предплечья и костями запястья. Все эти мелкие косточки обладают высокой хрупкостью по сравнению с крупными костями скелета, и совершенно не защищены мышцами. Именно поэтому при флагелляции следует следить за тем, чтобы рука нижнего не попала под удар, на неё не рассчитанный. Удар, предназначенный для ягодичных мышц, и вполне для них безопасный, легко повреждает мелкие кости и суставы кисти. Именно поэтому рекомендуется фиксировать нижнего при проведении воздействий. Рефлекторное движение «закрыться от удара» нижний не всегда может проконтролировать, а закрывать ягодичные мышцы рукой — крайне опасно.
Добавочный скелет: Скелет нижних конечностей
Таз состоит из крестца(13) и тазового кольца, образованного подвздошной(15), лобковой(16) и седалищной(17) костями. Крестец образован пятью сросшимися позвонками. В связи с тем, что прямохождение человека определяет повышенную нагрузку на тазовую область, кости таза весьма прочны, и основные из них закрыты со стороны спины толстым слоем ягодичных мышц. Однако, крайне осторожным следует быть в области копчика — последнего, рудиментарного позвонка. Во-первых, он довольно хрупкий; во-вторых, не закрыт мышцами — вы легко сможете нащупать его сквозь кожу; и, в-третьих, область ягодиц — одна из наиболее распространенных зон воздействий при флагелляции, и единственная зона воздействия при спанкинге. Все это значительно повышает вероятность повреждения копчика. Ни в коем случае не следует наносить удары в районе копчика жесткими девайсами, и не рекомендуется работа гибкими.
Бедро образовано бедренной(18) костью. Бедренный сустав образуют тазовые кости и бедренная кость.
Голень состоит из большеберцовой(19) и малоберцовой(20) костей. Коленный сустав образуют кости голени, бедренная кость, и надколенник(21).
В стопе различают предплюсну(22), плюсну(23) и фаланги пальцев(24).
Голеностопный сустав образуют кости голени и кости плюсны.
2. Костная ткань
Кость состоит из губчатой костной ткани. Снаружи кость окружена надкостницей, наружный слой которой несет защитную функцию, а внутренний содержит нервные волокна и кровеносные сосуды. Простой ушиб надкостницы чреват ее повреждением и воспалением, поэтому во всех местах, где кость не защищена толстым слоем мышц, категорически запрещена работа любыми жесткими девайсами: лопатками, тростями, шлепалками. Кроме того, в местах, где на кости нет мышечного покрытия, при ударе даже подвижными девайсами вероятна травматизация кожных слоев о кость.
3. Соединения костей
Все кости соединяются друг с другом, и эти соединения отличаются строением и степенью подвижности. Все виды соединений подразделяются на две группы:
- непрерывные соединения, не имеющие полости
- прерывные соединения, в которых имеется полость.
Непрерывные соединения образуются с помощью соединительной ткани (соединения костей черепа) или хряща (тела позвонков). Прерывные соединения — это суставы.
4. Суставы
В каждом суставе имеются три основных элемента: суставные поверхности, суставная сумка и суставная полость. Суставные поверхности большинства суставов покрыты хрящом. Суставная сумка натянута между сочленяющимися костями и переходит в надкостницу. В полости сумки находится небольшое количество жидкости, которая смазывает суставные хрящи и способствует уменьшению трения.
Повреждение сустава крайне опасно. К счастью, наиболее сложные, трехосные суставы — тазобедренный и плечевой — укрыты толстым слоем мышц. Двухосные — коленный, локтевой, лучезапястный и щиколотка — лишены такой защиты, поэтому работать по ним нежелательно. Одноосные суставы в фалангах пальцев рук и ног имеют самое простое строение, - а значит, наибольшую сравнительную прочность. Но из-за того, что косточки в этих местах невелики и не отличаются большой прочностью, работать по ладоням и ступням все равно приходится с большой осторожностью и очень малой силой воздействия.
Основной опасностью для суставов при флагелляции является не повреждение ударом девайса, а вывих сустава или даже разрыв суставной сумки из-за неправильной фиксации (см. главу «Первая помощь»).
submitted by mvcucumber to Pikabu [link] [comments]


2020.05.05 10:54 alyosha092 Как ухаживать за дверной фурнитурой

Как ухаживать за дверной фурнитурой https://preview.redd.it/fxzk68a0gxw41.jpg?width=1903&format=pjpg&auto=webp&s=505f64c54206cc91a60f51f1ed0e03553efa4c2b
Дверные ручки, замки и дверные петли нуждаются в периодическом уходе, который продлевает срок их эксплуатации, сохраняет привлекательный внешний вид и функциональность. Следующие статьи позволят узнать, как правильно ухаживать за дверной фурнитурой, чтобы продлить срок эксплуатации двери.
Уход за дверными петлями Как правило, уход за дверными петлями состоит из периодической их очистки от скопившейся пыли и смазке петель (для предотвращения скрипов и сохранении легкости хода дверного полотна). Делать это стоит не реже одного раза в год.
Проще всего смазывать разъемные петли, т.к. для этого требуется приподнять открытую дверь (например, вставив стамеску в щель между полом и дверью). Обнажившийся стержень петли необходимо смазать машинным маслом (удобнее всего использовать шприц) или универсальным смазочным средством WD-40. Универсальные врезные петли и петли без врезки не получится разъединить, поэтому для их смазки самым удобным вариантом будет использование средства WD-40 в виде спрея, который наносится с использованием специальной насадки на баллончик.
После нанесения смазочного материала необходимо несколько раз открыть-закрыть дверь для его равномерного распределения.
В качестве замены специализированым смазкам дверных петель можно использовать подсолнечное масло (как замена машинному маслу) и грифель от карандаша. Кристаллы графита, из которых состоит грифель, при размельчении прилипают к твердым поверхностям дверной петли и хорошо скользят друг по другу. Однако, прибегать к этим видам смазки стоит только в порядке исключения.
Следует отметить, что не стоит закрашивать дверные петли краской или использовать абразивные средства для читки ее поверхности, т.к. это может повредить лаковое покрытие петли, которое защищает от коррозии, и в конечном итоге, может привести к ее порче.
Уход за дверными ручками Дверные ручки требуют за собой ухода, как и любая другая дверная фурнитура. Ручки необходимо периодически протирать чистой мягкой тряпкой для удаления пыли. Для удаления сильного загрязнения можно воспользоваться губкой смоченной в воде с разведенным чистящим средством. При выборе чистящего средства необходимо помнить, что кислотные, щелочные и абразивные моющие средства, могут повредить слой лака на ручке, который защищает ее от коррозии. Поэтому лучше использовать нейтральные моющие средства, которые хорошо очищают металлические изделия. После чистки, мокрую поверхность ручки необходимо насухо протереть.
Если ручка разболталась, то это немедленно следует исправить, подкрутив конусообразный винт (с помощью шестигранника), который располагается снизу ручки. В противном случае это может привести к поломке дверной ручки, и как следствие, к необходимости новой покупки.
Источник - https://so-store.ru
submitted by alyosha092 to u/alyosha092 [link] [comments]


2020.01.15 20:55 alyosha092 Дверного перепланировка стоит проема сколько

Применение натурального камня и интерьере жилища
https://preview.redd.it/4d71xmfr90b41.jpg?width=899&format=pjpg&auto=webp&s=005ef29a0e13102e0089c5588bb7479f754d1457
Камень для строительства и отделки жилища начали использовать еще в древности, но и современные архитекторы, скульпторы, дизайнеры признают, что у этого материала есть особый шарм, природная красота и удивительная, притягательная, даже магическая сила!
Натуральный камень использую преимущественно для отделки домов или квартир на нижних этажах. Дело в том, что этот материал достаточно тяжелый, поэтому его заменяют искусственными аналогами, которые весят намного меньше. Отделка камнем имеет массу преимуществ: уникальная текстура, хорошая звукоизоляция, естественность, большой выбор текстур, оттенков, простота в уходе и долговечность.
Немаловажная роль отведена цвету камня – он должен гармонировать с общим стилем помещения. Для классического интерьера стоит выбрать спокойные тона, акцентуальная стена из камня контрастного оттенка подойдет к интерьеру в стиле модерн. Нарочито грубый крупный камень прекрасно подчеркнет красоту стиля Прованс или кантри, одинаковые хорошо обработанные камни – идеальный вариант для античного стиля, но уместен он и в стиле лофт или фьюжн. Не стоит злоупотреблять отделкой из натурального камня, иначе помещение будет производить давящее и гнетущее впечатление.
Лучше всего комбинировать натуральный камень с теплыми материалами – пушистые ковры, пастельного тона подушки и покрывала, красивые шторы помогут сбалансировать холодность камня. Яркие акценты оранжевого, желтого, красного, теплых коричневых оттенков преобразят даже самое строгое помещение.
Можно поэкспериментировать и со стыками кладки: если выполнить их из контрастных материалов – вы подчеркнете красоту камня. Особое очарование каменная отделка приобретет, если она будет выполнена из камней разной величины. Оригинальной комбинацией будет отделка углов и части потолка, а если окрасить камни, можно поиграть с текстурами, контрастами и сделать интерьер мягче или наоборот, холоднее.
Чтобы камень смотрелся выгоднее, нужно позаботиться и о подходящем освещении: оно должно быть не только центральным, особый колорит комнате придадут точечные светильники или стилизованные бра. Если освещения недостаточно, будет складываться впечатление, что человек попал в холодную и неуютную пещеру. Прекрасным дополнением для камня станут экзотические растения – их должно быть немного, но тогда дизайн будет более натуральным. Красиво сочетается камень со стеклом, а также теплыми тонами текстиля, стальные или хромированные элементы тоже впишутся в современный интерьер довольно органично.
Хотим обратить ваше внимание, что натуральный камень наиболее гармонично смотрится в просторных комнатах с высоким потолком, в противном случае, он будет усиливать ощущение тесноты.
Где и как используют натуральный камень? Камень – материал без преувеличения универсальный, с его помощью любое жилище можно превратить в настоящий дворец. Очень красиво смотрятся акценты: каменные ступени, отделка вокруг окна или дверного проема, всевозможные ниши, барные стойки и подиумы. Здорово, если элемент имеет необычную форму, кладка только подчеркнет оригинальность и индивидуальность интерьера.
Чаще всего облицовка натуральным камнем используется при отделке каминов: если камин дровяной, то каменная кладка предпочтительнее, ведь она может выдерживать любой перепад температур, для электрических каминов подойдет и декоративный аналог. Интересным вариантом станет отделка камнем пространства вокруг телевизора и другой бытовой техники, а также возле изголовья кровати. Акцентная стена придаст помещению особый шарм и при этом не будет раздражать.
Арочные проемы, колонны, бордюры тоже можно облицевать камнем. В этом случае используется так называемый колотый камень – вход больше напоминает старинный замок, а каменные колонны или ниши придают особую таинственную нотку. Пространство воспринимается сложнее и многограннее.
Уместен камень не только в интерьере холла, прихожей или гостиной, но и на кухне. Чаще всего им декорируют рабочую зону или так называемый фартук. Природный камень легко мыть, причем с использованием абразивов, он устойчив к влаге и температурам. Это идеальный вариант для классической кухни или кухни в стиле Прованс, кантри, шебби-шик. Будет здорово, если также на кухне будет каменная столешница или ниша, отделанная фрагментами камня – так стилизация будет выдержана во всем помещении.
Речная галька Если вы всегда хотели интерьер в морском стиле, натуральный камень прекрасно впишется и в него. Камень подчеркнет тематику интерьера, а дополнить фантазийные композиции можно ракушками, кораллами и прочими дарами моря. Идеально впишется в такой интерьер речная галька: кстати, можно мучиться и наклеивать на основу по камушку, а можно приобрести целые готовые панно. Речная галька смотрится очень естественно, подходит для отделки не только стен, но и пола – такие «островки природы» смотрятся очень органично.
Ячеистый известняк Известняк – материал достаточно мягкий, но его декоративные свойства неповторимы. Декоративный известняк отличается пористой структурой, создается ощущение, что она образовалась под действием воды. Известняком можно отделывать не только экстерьер, но и интерьер. Лучше всего смотрятся акцентные стены и колонны.
Облицовочный камень Тонкий облицовочный камень – это небольшие плитки, имеющие толщину до 3 сантиметров. Они изготовлены из натуральных пород камня, но весят немного, да и их стоимость довольно доступная. Облицовка плиткой выглядит очень красиво, это идеальный вариант для отделки различных помещений: от кухни и ванной до спальни или гостиной.
Мрамор и гранит Это наиболее популярные материалы для оформления помещения, чаще всего их используют для отделки столешниц, подоконников, каминов, бассейнов. Такие предметы не только выполняют свое прямое назначение, но и являются украшением интерьера. Красиво смотрится и барная стойка из мрамора или гранита, изящные столики и так далее. Некоторые умельцы умудряются даже мебель украшать натуральным камнем – это действительно достойный способ индивидуализировать свою квартиру!
Источник - https://bareksmarmyr.com
submitted by alyosha092 to u/alyosha092 [link] [comments]


2019.06.25 12:16 Ometecuhtlli Проема сколько перепланировка дверного стоит

Кинотеатр «Прометей». Приветствую, комрады. Сегодня у меня выходной и есть время порадовать вас интересным. Кто хочет подумать о круговороте вещей и вечном или просто насладится классным мультом, то прошу сюда. Остальных прошу одеть экипировку и прошу на экскурсию по кинотеатру в Припяти.

"Прометей" — кинотеатр в центре города Припять; он находится недалеко от парка аттракционов и речного порта на набережной. По воспоминаниям припятчан, это было довольно популярное место отдыха — здесь не только смотрели кино, но и посещали кафе, да и просто назначали встречи.

https://preview.redd.it/f9o2k0lksh631.jpg?width=1295&format=pjpg&auto=webp&s=7b4cfaa534bb93d5ce69d9a2efe10f0bfc1ce70f
Это был единственный кинотеатр города. К концу 1988 года, в дополнение к "Прометею", в Припяти должен был появиться новый двухзальный кинотеатр (а также ДК "Юбилейный", дворец пионеров и крупный торговый центр "Припятские зори"), но город навсегда остался в апреле 1986 года.
После аварии на ЧАЭС площадь возле кинотеатра являлась посадочной площадкой вертолетов с ликвидаторами. А еще когда-то здесь стоял памятник Прометею, один из символов города Припять. После аварии памятник перенесли к самой ЧАЭС — чтобы уберечь от мародеров.
Итак, гоу...

Вся площадь возле кинотеатра заросла травой; она пробивается сквозь щели тяжелых бетонных плит. Здесь можно увидеть даже молодые тополя. На боковой стене кинотеатра сохранился барельеф с интересным абстрактным рисунком в стиле семидесятых годов, но на фото он не виден из-за зелени.
https://preview.redd.it/x0439hawsh631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=93457ffead974ad712dec918e9c14d4644007b68
Ступени лестницы у входа.
https://preview.redd.it/xbx1wipysh631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=9d4c15b46089af6fd4d42bd607e2aec847d8f015
Остатки панорамных окон первого этажа.
https://preview.redd.it/k8rut501th631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=258360cbf85c453295b0188922b54cfe863d49c8
Входные двери.
https://preview.redd.it/3byp45m2th631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=34604d45a1bdeec6f42ed69dfa9a22bc7d97b1b9
Вестибюль кинотеатра. Входных дверей, как можно увидеть, всего было три.
https://preview.redd.it/y18s26c4th631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=631b34b2b474bd47cc7f0606bae1d9f6f4975769
Контрфорсы стен у входа декорированы керамической мозаикой, столь популярной в семидесятые годы.
https://preview.redd.it/cv7iygh6th631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=bc5a2abbced7f35122765f91b761a847b417963f
Поворачиваем направо от входа. Дальнее помещение с витражными окнами — это бывшее кафе, а чуть правее — кассы.
https://preview.redd.it/6oxvibgath631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=c883fdb76d61be81cba79370e8badf3c0f5e1d8c
Кафе сейчас выглядит вот так. В дальнем углу валяется что-то вроде холодильника.
https://preview.redd.it/4ehm69qcth631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=b8df6ccec21a5531a08aa5c47509b7a6a733c33e
Второе помещение справа от входа — это билетные кассы. В дальней части помещения, в блоке панорамных окон видны входные двери — скорее всего, этот вход работал для продажи билетов в то время, когда центральный вход кинотеатра был закрыт.
Столик кассира находился вот за такой решеткой, с окошком для продажи билетов. За решеткой видны остатки декоративных занавесок.
https://preview.redd.it/im5athbxth631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=d24710b1e79c6836e6917c688da0ed9adb3d5e09
В дальнем углу кассы валяются ржавые, давно вскрытые сейфы.
https://preview.redd.it/h68nsvijth631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=8d25426c0762ad4f13d7af6711d1e97777f931b7
Недалеко от окна стоит блок сидений — аналогичные были и в зрительном зале кинотеатра. На одном из стульев валяется гибкая пружина дверного доводчика, а тканевая обивка сидений почему-то содрана.
https://preview.redd.it/250dp5alth631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=ace686744e6975dc9fec725a5b293f73f7eaeffc
Общий вид вестибюля.
https://preview.redd.it/0vcbwohnth631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=1e3a45bd572715e7994f94fb423f1486d778db64
В левой части кинотеатра находилось второе небольшое кафе.
https://preview.redd.it/y86tq070uh631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=4f1757e4f157c77767f97caf5242296efc308501
Еще в левой части кинотеатра был туалет, в который вели двери с надписью "у нас не курят".
https://preview.redd.it/ztf96ii9uh631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=d163990681ba003897f8e8613fd13b34aee975cc
Туалет.
Лестница и двери запасного выхода с надписью \"Проход держать свободным\".

https://preview.redd.it/nbg1f8amuh631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=2d018d7c7c07feeb78570f368601fea5e55aa7e2
Пустой кинозал.
https://preview.redd.it/0crs2o3uuh631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=5045bf76ba7775233e787eb8d9b2513fb925ddb3
В стенной нише кинозала какая-то птичка свила гнездо. Несколько яиц дожидаются мамы, которая улетела за пропитанием.
https://preview.redd.it/yd7h0xesuh631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=b44017fd373947aaa54884463ce789ee7472847a
Двери.
https://preview.redd.it/bavy4pkyuh631.jpg?width=1100&format=pjpg&auto=webp&s=e0090c6f4bfad82ad661fb33cd247fc4cda0442a
На этом наша экскурсия подошла к концу. Подписываемся, продолжение следует.

Прошлый пост о Припяти.
submitted by Ometecuhtlli to Pikabu [link] [comments]


2019.04.26 13:46 Amalackesh Веерное отключение

Потихоньку темнело, и буквы на серой газетной бумаге становилось все труднее различать. Они будто бы оставались на своих местах, вроде даже сохраняли привычные формы, но вот смысл ухватить было, чем дальше, тем сложнее. А если, как заметил Женька, остановиться на какой-нибудь одной букве и смотреть на нее, то остальные через некоторое время начинали словно подмигивать, мельтешить, роиться, и, если после полуминуты такого дела сдвинуть глаза в сторону, можно было прочитать что-то совсем другое, не то, что напечатано.
Поразвлекавшись таким образом минут пять, Женька почувствовал, что глаза заболели. В комнате медленно, неспешно становилось темно. Окна зала выходили на запад, но солнце уже опустилось за горизонт, а вернее, за гаражи. Он отложил районку и просто сидел в кресле, в ленивом оцепенении, свернувшись и подтянув коленки. Один раз снова взял газету, чтобы посмотреть, на что похожи теперь буквы, но, как ни напрягал глаза, не смог прочитать больше одного слова. Фотографии, и так плохого качества, в темноте совсем расплылись, лица превратились в белые пятна с черными впадинами глаз и ртов. Вокруг них громоздилась тьма, ранее бывшая фоном: унылыми кабинетами, портьерами, кронами деревьев. Дурацкий цветок над головой библиотекарши утонул в черном, став похожим на тонкую черту. Женька вдруг подумал, что он напоминает веревку, тянущуюся вверх от шеи, от равнодушного белого лица. Вообще все лица стали непривычными, в них проглядывала не то недовольная отрешенность, не то насмешливое упрямство. Словно все эти люди думали о чем-то недобром. Не тогда, когда их фотографировали. Теперь.
Побаиваясь, что он увидит что-нибудь похуже, Женька торопливо сложил газету и кинул на диван. Сумерки играли с глазами злые шутки. Пока те успевали привыкнуть к уровню гаснущего света, становилось еще темнее, и разум, проигрывая тьме в скорости, старался сам дорисовать недополученное. Получалось не очень здорово.
Женька, присидевшись, ленился встать, пусть даже хотелось чаю. Но для этого надо было идти на кухню ставить чайник, а значит – распрямлять ноги, отклеиваться от теплой спинки уютного кресла, шевелить руками. Не хотелось совсем. Хотелось сидеть вот так, и Женька подумал, что это даже неплохо – отключение. Сейчас он смотрел бы телевизор, как в сотни других одинаковых вечеров, а так – просто отдыхает.
Веерные отключения приходились на их дома три раза в неделю. Иногда чаще. «Их домами» Женька называл две пятиэтажки, жмущиеся друг к другу углами: ту, где жил он, и соседскую, во двор которой бегал гулять и где через забор можно было пролезть на территорию почты.
На почте, кстати, сейчас рычал дизель, негромко и сонно, как большой жук, которого закрыли в коробку. Самый вечерний звук, подумал Женька. Их подстанцию всегда отключали вечером. Домам за почтой везло больше, у тех света не было во второй половине дня, а включали его, как только начинало темнеть. Это было несправедливо, и Женька недолюбливал пацанов из домов за почтой за такое дело, хотя понимал, что они ни при чем. Но все равно какая-то незримая преграда между теми и своими пацанами была, чего скрывать.
Он вспомнил почему-то, как однажды шел через те дворы и увидел старуху в проеме темного подъезда. Она молча глазела на него, став в дверях, прямо-таки не сводила взгляда. Как назло, во дворе было пусто: ни человека, ни даже облезлой собаки, только эта бабка с неприятным лицом, и все. Ему тогда показалось, что она сейчас привяжется – мол, ходят тут, или погонит его, но та просто стояла молча и смотрела, и Женька, помнится, подумал, что лучше б уже сказала что-нибудь, чем так. Это было в прошлом году, еще в пятом классе, но вот внезапно вспомнилось.
Вообще, подозрительных людей он опасался, и не без основания. Было как-то неспокойно, в городе за этот год пропало несколько человек, и среди них были дети. Никого из них Женька не знал, но по разговорам выходило, что они сами кого-то пустили в дом в отсутствие взрослых или пошли гулять по темному городу. Ирку Лайду, бывшую одноклассницу, какие-то люди чуть не затолкали в машину, она вырвалась и убежала. Весь город говорил об этом неделю. Вскоре после того Женька на соседней улице остановился посмотреть на иномарку, темно-синюю «тойоту», и не сразу понял, что с заднего сиденья на него, не мигая, смотрит в ответ женщина с плоским лицом и светлыми глазами. Рот у нее был как будто каменный или парализованный, что-то с ним было не то. Женька поспешил уйти.
Вообще, сейчас почему-то всякие такие воспоминания полезли одно за другим. Наверное, расплывчатые лица с фотографий в районной газете что-то такое навеяли в сумерках. Они и тишина.
Вот, например, Юрка Билин рассказывал, что знал одного пропавшего пацана, звали его Славка. Было как раз отключение, кто-то ходил по подъезду, стучал в двери. Юркины родители даже не подумали открывать. А утром оказалось, что Славка пропал, он жил этажом выше вдвоем с отцом, отец в ночную работал. Дверь была закрыта, снаружи. Значит, Славка куда-то вышел, запер за собой дверь и пропал.
Так что, когда недавно какая-то толстая тетка попросила показать дорогу через соседние дворы, он сказал, что не отсюда, не знает дороги, и убежал.
Город слишком часто погружался в темноту, а когда она отступала, как отлив, то, бывало, уносила с собой кого-то из жителей. Чтоб тебе жить во время перемен, процитировал когда-то папа старинное китайское проклятие. Женька понимал, что живет во время перемен. Это не слишком его волновало, но осторожность он соблюдал.
Свет вроде бы скоро должны были дать. Хотя график выдерживали постольку-поскольку, но Женька надеялся, что сегодня включат вовремя. Ему никак не хотелось сидеть в темноте до ночи одному – папа был в Горьком на заработках, мама уехала в Переполье сегодня утром: у маминой двоюродной сестры, тети Лены, недавно родился ребенок, и они с мужем всех приглашали. Женьке новорожденный тоже приходился какой-то родней, но он не стал сильно в этом разбираться, тетю Лену знал плохо и в Переполье не захотел. Тем более что в автобусах его всегда укачивало, а пилить два часа туда и завтра два часа обратно, вместо того чтоб спокойно выспаться в субботу, тоже ему никак не хотелось.
А тем временем темнело. Темнело небо за окном, темнота сгущалась в углах комнаты, потихоньку разливалась по стенам, перекрашивая их на свой лад, стояла в дверном проеме спальни, а в самой спальне было уже совсем темно – длинная и узкая, с одним выходящим на восток окном, она полностью утонула в синих тенях, и там ничего уже не было видно. Так что получалось представить вместо нее любую другую комнату, как Женька иногда любил делать, фантазируя, что у них свой дом или они разбогатели – неважно как – и купили квартиру соседей, расширив свою, или еще что-нибудь.
Но сейчас почему-то представлялось совсем другое: какой-то сырой бетон, арматура, как в недостроенном банно-прачечном комбинате за соседним домом, куда они иногда лазили гулять. Так что Женька перестал об этом думать и размышлял просто о темноте.
Темнота – интересная вещь. Она вроде бы ничего не добавляет, только отнимает. Но вещи в темноте искажаются так сильно, что и мысли меняются следом за ними. Никогда в яркий полдень не придет в голову что-нибудь такое, что с легкостью пробирается туда темным вечером.
Тусклый свет лежал на откосах окна, на потолке, смутно белели косяки дверей: прямо – в спальню и направо – в прихожую. Почему-то Женьку тревожило пустое кресло, на котором лежали его штаны и рубашка, ожидающие глажки. Их хотелось куда-то убрать – в сумерках они теряли привычные контуры, голубая рубашка смахивала на лежащую кошку, и Женька понял, что подсознательно ожидает от нее какого-то движения. Хорошо тем, подумал он, у кого в квартире кот. Вот отключат свет, и ты знаешь, что если что-то в темноте шуршит, или шевелится, или топает, то это – кот.
От этой мысли – как что-то топает в темноте – стало немного не по себе. Начало даже казаться, что на самом деле топает – за стеной, на кухне. Какое-то время Женька сидел тише мыши, замерев, прислушиваясь, одновременно понимая, что этого не может быть и что он, большой уже пацан, ничего такого и думать не должен, а с другой стороны – цепенея от реальности этого звука, который и на шаги-то уже перестал быть похож. А стал похож на стук.
Тут ему резко полегчало. Ну конечно же. Стук собственной крови в виске, прижатом к спинке кресла.
Все сразу стало на свои места, сумерки сделались просто сумерками, шумы – привычными звуками, зыбкие образы на стенах – крупными рисунками родных обоев, теми самыми цветами, которые всегда напоминали ему почему-то о киевском торте.
Ничего страшного. Это же моя квартира, подумал Женька. Мой дом – моя крепость.
Он посидел еще какое-то время, наблюдая, как мир погружается в сумрак. Что-то гипнотическое было в непередаваемой плавности, с которой огромная планета поворачивалась вокруг оси. Географичка в школе была дурой, и всякие астрономические сведения Женька раздобывал сам. Он понимал, что темнота – всего лишь отсутствие света. Умом понимал. Но вот спинной мозг – или что там такое – с ним не соглашался: нет-нет да спину и покалывало беспокойно.
Минуты шли, и было что-то притягательное в этом бессилии и бездействии: смотреть, как темнота набирает силу, обретает плотность, усиливает свою черноту, и ничего не делать, откладывая на потом. В какой-то момент Женька сам перестал понимать: он не идет искать свечу и спички потому, что боится темноты, или потому, что дремлет, и все эти странные, неторопливые мысли приходят к нему сквозь сон?
Перспектива заснуть в темной квартире, в кресле, под взглядом отвешенных окон, без света, без ужина, словно он маленький и беспомощный, разом разбудила его.
Пока он сидел в оцепенении, совсем стемнело.
Тишина стала звенящей, темнота – давящей. Еще оставалось достаточно света, чтобы он, играя с чернотой в углах, вдоль плинтуса, на дверцах и полках полированной стенки, порождал какое-то тайное движение, такого рода, что иногда и правда становилось жутковато от невозможности понять: на самом деле это или просто глаза так воспринимают? Во дворе было подозрительно тихо – никаких теток, ни детей, ни лая собак. Женька вдруг понял, что давно не слышит ни звука, кроме почтового дизеля и часов. Надежда на то, что свет вскоре дадут, как-то угасала вместе с последними отсветами дня. Наступала ночь, и темнота сочилась отовсюду. Квадраты окон, минуту назад бывшие чуть светлее стен, погасли, сравнявшись с темнотой комнаты.
Женька встал. Сонная уютность момента исчезла, темнота влилась в окна, казавшиеся раньше последним пристанищем света, а теперь… Окна нужно было завесить. Тишина, наполненная редким тиканьем часов, оттеняемая привычным звуком дизеля, сделалась таинственной и жуткой. Нужно было раньше встать, подумал Женька. Зажечь газ, найти свечку в спальне на полке, зажечь огонек. Теперь все это предстояло делать в темноте, глаза к которой еще не привыкли.
Это было даже интересно. Задернув плотные коричневые шторы, которые ему всегда напоминали о поздней осени – через них любой свет казался ноябрьским, – Женька почувствовал себя спокойнее. Подумал даже, что сейчас соберется с духом и позвонит в РЭС, чтобы узнать, когда дадут электричество. Он терпеть не мог звонить по телефону и ходить в магазин. Но приходилось, куда деваться. Номер РЭСа он помнил.
Представляя, как замученный дядька возьмет трубку на том конце, мысленно готовый выслушивать очередную порцию ругани от очередной нервной тетки, и как он сам вежливо, стараясь сделать голос чуть ниже, извинится и спросит его, когда же в пятиэтажках по Ленина дадут свет, Женька шел через зыбкие тени к дверям спальни. А дядька ответит, мол, подождите минут пятнадцать – двадцать, работаем.
Почему они никак не купят фонарик, подумал Женька, выставив руку вперед, чтоб не налететь на дверной косяк. У старого, с вилкой на торце, сел аккумулятор, батареечный развалился на куски неделю назад… Без папы все приходило в легкий упадок. Они с мамой все собирались забрать с дачи керосиновую лампу, но лампа так и оставалась на даче, в семи километрах от Женьки.
Он не хотел останавливаться на пороге спальни, но на полсекунды все же замер, вспомнив свою мысленную игру в другую комнату. Теперь она не казалась ему привлекательной. А что я буду делать, подумал он, если свет дадут тогда, когда я зайду в спальню, и я увижу, что это на самом деле другая комната? Грязная, голая комната с черными лужами по углам, полная запаха сырого бетона, рваной ржавой жести и мокнущих газет? А дверь за спиной будет вести не обратно в зал, а в темную, чужую, замусоренную темноту.
– Тихо, Женька, – сказал он сам себе, чтобы приободриться. В конце концов, свет в спальне-то выключен и внезапно не вспыхнет в любом случае. – Как дурак, честное слово.
Голос прозвучал глухо и вовсе не приободрил, но шаг вперед Женька все же сделал.
Тут стоило действовать осторожно, Женькина кровать располагалась поперек, и, чтобы добраться до полки над столом, где стояла свечка, нужно было лавировать между кроватью, стеной и тумбочкой с трельяжем. Женька даже чуть обрадовался, что совсем темно, – так он не видел зеркала и никаких отражений в нем тоже.
Комната и правда казалась немного другой. Стена была неприятно холодной на ощупь, тянул сквозняк в щель неплотно прикрытой форточки. Почему-то здесь уже не слышно было ни дизеля, ни часов, а может, эти звуки просто слились в одну звенящую тишину, замаскировались. Он подумал, что с человеком, наверное, будет что-то нехорошее, если не давать ему ничего ощущать. И почему-то представил себя космонавтом внутри вышедшей из строя станции – ни звука в космосе, ни огонька в запертом стальном цилиндре, ни запаха в стерильном воздухе скафандра, ни верха, ни низа, ни гравитации. Когда прилетит спасательная экспедиция, она, скорее всего, найдет космонавта сумасшедшим.
Женька представил это так ярко, что ему стало дурно, словно он и впрямь утратил на секунду ощущение верха и низа. Зацепив, конечно, трельяж – ударился ногой, глухо звякнула косметика у зеркала, – он подошел к столу. На ощупь нашел полку, стараясь не смахнуть плющ и банку с огрызками карандашей и старыми ручками, которые все собирался перебрать; но все предметы в темноте казались чужими. Почему-то подсвечник искал очень долго, натыкаясь на какие-то невнятные штуки и замирая, пытаясь понять, что это. Потом соображал: вот это – обложка клеенчатая; это – дурацкая скрипящая подставка под книги, которая складывалась в самый неподходящий момент и которой он не пользовался; это, то, что рассыпалось, – башенка из ластиков. Иногда он грыз их, часто – разрисовывал и делал оттиски. Сейчас они попадали на стол и на пол, на ковер – без стука, словно канули в бездну.
Спички он найти так и не смог. То ли не было их тут, то ли не попались они ему.
Наткнулся на выключатель плафона на шнурке. Щелкнул. Темнота. Зачем-то нажал на кнопку еще пару раз, задумался, в каком положении она осталась. Сообразил, щелкнул снова, оставив свет включенным. Наверное.
Женька взял подсвечник и собрался выходить, жалея, что не нашел спичек. Как-то обычно темнота не вызывала дискомфорта, привыкли уже, пара шагов, два движения – и огонь горит. А сегодня он остался один, и вот какова ему, оказывается, цена. За свечкой не может спокойно в спальню сходить и возится все время.
Пребывание в спальне каждую лишнюю секунду давалось с трудом. Словно что-то такое было здесь, в здешней темноте, опасное, хотелось в другую темноту, в зал, на кухню, но только прочь отсюда, где не задвинуты шторы, и ночная тьма глядит в окно, – и нет, задергивать их он не будет, он тут не задержится. А за спиной еще и зеркало. Женька вдруг представил, что на месте стекла – пустота, проем в пустое, заброшенное помещение.
Некстати вспомнился стих Фета, тот, про зеркало в зеркало. «Ну как лохматый с глазами свинцовыми выглянет вдруг из-за плеч».
Да что ж такое лезет в голову, подумал он. Это же просто темнота. Веерное отключение, будь оно неладно. Звучит как название какой-то фантастической армейской операции. «Буря в марсианской пустыне», командир, подтвердите фазу «Веерное отключение»! И такой голосина в наушниках с орбиты: «Подтверждаю!»
Чего-то эти мысли Женьку не успокоили и не отвлекли, он сам себе показался маленьким и глупым. Нужно было выходить, параллельно кровати, к стене, чтоб опять не удариться об угол тумбочки. Женька засеменил вдоль стола.
Когда он приблизился к кровати, иррациональный глупый страх пополз вверх по позвоночнику. Он ничего не мог поделать с собой, но боялся сделать еще шаг. Какая-то часть сознания, которая, наверное, просыпалась только в темноте, мешала ему это сделать, горячо убеждая, что стоит подойти ближе, как из-под кровати протянется рука и схватит за лодыжку.
Может быть, в прошлом эта часть мозга оберегала людей от чудовищ. Какой-то старый рефлекс, как, к примеру, отдергивать руку от горячего, как боязнь высоты. Женька подумал, что очень недаром, наверное, существует страх темноты.
Он шагнул назад и тут же наступил на что-то. В голове пронеслось все подряд – что это арматура, кирпичи, чей-то ботинок, лапа, да мало ли… Он чуть не подвернул ногу, резко развернулся и понял, что это стирательная резинка. Да ну его, что ж такое, подумал он. Повернулся, шагнул вроде к выходу и налетел на стол. Внезапно, с грохотом, а сердце заколотилось так, что стало больно. Лицо как будто окунули в ужас, и этот ужас был горяч, а спина заледенела.
Женька осознал, что понятия не имеет, в какой стороне выход. Словно он перед этим полчаса играл в «Панас, лови мух, а не нас» и теперь не мог понять, где он и куда идти.
Или, подумал Женька, это не его комната. В какой-то момент, может быть, она перестала быть его комнатой.
Он постоял, глубоко вдохнув, нащупал стол. Это была его спальня, но она как-то… изменилась. Жутью веяло со стороны шкафа, кровать казалась крышкой на бездне страхов, штора, сдвинутая в угол, могла скрывать что угодно – он не видел ее, но знал, что она там, вертикальная груда ткани, словно высокая фигура, неподвижная до поры. Тут почему-то было холодно. И очень темно – слабый отсвет запада сюда не достигал. Он медленно двинулся вдоль стены, стараясь не поддаться панике, хотя ему все сильнее казалось, что за спиной стоит что-нибудь, вышедшее из зеркала или из угла. А может, оно все время смотрело на него со шкафа, где хранился старый бобинный «Маяк», похожий на морду стального бульдога. Однажды ему приснился какой-то кошмар про шкаф, он не помнил, какой, помнил только низкий рык, который оказался его собственным стоном, когда он проснулся.
Женька нес перед собой незажженную свечу так осторожно, словно она горела. Теперь он отчаянно жалел, что не позаботился найти ее при свете, но обычно в их домах по графику свет к такому времени уже включали. Он шел, казалось, очень долго, боясь не обнаружить дверного проема, и вздрогнул, едва не застонав, когда наткнулся подсвечником на полотно открытой внутрь двери.
Он сам от себя не ожидал, что темнота, тишина и одиночество так быстро сделают из него маленького испуганного мальчика. Что-то шуршало за спиной – непонятно, за окном или в комнате, – и ему очень хотелось бежать. Нет, конечно, это снаружи, естественно, снаружи, это сухой дикий виноград, который все лето плелся вдоль окна и залазил на подоконник, это ветер, но как же похоже на то, что за шторой завозилось что-то, побеспокоенное Женькиным уходом. Завозилось, вышло из угла и протянуло длинные руки к его шее.
Тут он услышал, как плавно налег ветер, как ударило что-то по стеклу и медленно, со знакомым шорохом, чуть приоткрылась форточка. Сквозняк тронул волосы.
Теперь все это уже не казалось ни интересным, ни героическим, ни забавным. Женька понял, что совершил ошибку. Он выскочил из спальни и плотно закрыл за собой дверь, обжигаясь ужасом. Его подмывало захлопнуть дверь побыстрее, чтобы темное невидимое, быстрое страшное не успело просунуться в щель, ухватить за плечи и сожрать, но он понимал, что так просто перепугается еще сильнее и докажет себе, что боится. Себе и темноте, подумал он. Отсутствие света становилось невыносимым.
Спички должны лежать на телефонной полке. Поводя рукой перед собой, Женька вышел в прихожую. Глаза, привыкшие за время блуждания по спальне, различали синий отсвет со стороны кухонного окна.
Женька поставил свечку на полку, вслепую зашарил вокруг. Вот что-то. Квадратное. Это печенье, он бросил. Вот… Ай! Медной проволоки кусок, ткнул в палец. Вот бумажка какая-то. А вот и спички.
Почему-то теперь, когда спички оказались в руках, темнота словно скачком надвинулась еще плотнее. Казалось, что нужно действовать на скорость, на время. Женька понимал, что, заспеши он сейчас, поддайся панике – и страх захлестнет его совсем. Если он в двенадцать, ну почти двенадцать лет боится темноты в своей прихожей, то что он вообще за человек? Женька вдруг представил, как было бы, если б родители были дома. Отец… Да что отец, даже мама, боящаяся темноты, – глупости, такое и представить не получится. И не надо, подумал Женька, вовремя остановив воображение у опасной черты, – и чиркнул спичкой.
Вспышка. Угасание. Маленький оранжевый огонек, один в темноте, как корабль в глубинах космоса.
Потом огонек стал соломенным, охватил спичку, отразился в большом темном зеркале, висевшем над телефоном. Женька старался не смотреть в него, в свое лицо, искаженное отсветами и тенями, в глубокую синеватую темноту отраженного окна. Зажав трубку между плечом и щекой, он, торопливо вращая диск, набрал номер. И, как ни противоречило это его желаниям, задул спичку.
Надо было свечу зажечь сначала, подумал он, слушая слабый треск в трубке. Он не желал признаваться себе, что не хочет зажигать свечу перед зеркалом и будить там отражения. Пока нет света – нет и их.
Темнота после ничтожной спички сгустилась еще сильнее. На линии было тихо. Женька хотел было зажечь новую спичку и набрать номер еще раз, но услышал гудок. Потом – еще один. Потом трубку сняли.
И тишина.
– Алло? – сказал Женька почему-то хрипло, сбитый с толку отсутствием дежурного усталого «РЭС слушает».
– Да, – ответил женский голос, и Женька растерялся еще сильнее. Он думал, в РЭСе работают одни дядьки.
– Алло, – повторил он, от неожиданности растеряв все слова. В трубке было так тихо – никаких фоновых шумов, – что чувство расстояния исчезало и казалось, женщина стоит совсем рядом в темноте. – А… Скажите… А… в пятиэтажках по Ленина скоро свет будет?..
– Нет, – ответила женщина. – Не скоро.
– А что там, авария? – Разговор пошел не по плану.
– Нет, все в порядке. Просто света не будет. Веерное отключение.
– Ааа… Спасибо. До свидания, – сказал Женька расстроенно.
– До встречи, – ответила женщина, и Женька рывком опустил трубку на рычаг.
Стало тихо.
Разговор оставил после себя неприятное впечатление. Что-то в нем было не так. Женьке стало неуютно после него. Внезапная мысль пришла ему в голову: а что, если он не захлопнул дверь, когда пришел с улицы? И она все это время открыта, поверни ручку и входи? Любой – входи: соседка, которая его может перепугать случайно, пьяный, ошибившийся дверью, наркоман… Ведьма, белолицый, огромный, темное быстрое страшное, да мало ли кто в темноте?
Женька помнил, как на прошлый Новый год в подъезде сидел мужик, иногда ползал на руках по лестнице, говорил что-то и снова садился под тети-Глашину дверь. Родители тогда сказали, что это и есть наркоман. Его забрала скорая, когда Женька уже спал. Женьке он казался страшным. И от мысли, что такой может зайти к нему в квартиру, делалось совсем не по себе.
Спину кололо тысячей холодных иголок и миллионом горячих. Женька шел к двери – ее надо было проверить немедленно, иначе сердце разорвется, – даже забыв о том, что свечка рядом, а спички в руке. Второй рукой он слепо шарил по стене, но не по той, где вешалка, – по другой: одежда в темноте на ощупь слишком похожа на людей, на толпу, и он страшно боялся наткнуться на руку в рукаве, хотя и не признавался себе в этом.
Дверь. Кожзам, деревянный косяк, привычная ручка. Женька повернул ее и потянул, весь холодея, ожидая, что сейчас приоткроется щель во внешнюю темноту, и что-то воспользуется ею, невидимое, черное, и вломится в его крепость, чтобы унести с собой, но дверь не шелохнулась. Конечно, он ее захлопнул, сейчас он ярко вспомнил это – поворот ручки, характерный щелчок замка.
Вот дурачок, подумал Женька. Он отошел от двери, рискнув даже повернуться к ней спиной, а лицом – к проему, ведущему в зал. Глаза уже привыкли и различали смутные контуры. Он взял свечу, спички и пошел на кухню, подальше от дверей и зеркал.
Последние отсветы на небе позволяли хоть что-то разглядеть. В кухню Женька заходил не без опаски, но вообще-то тут он чувствовал себя лучше. Меньше открытого пространства – папа из центра кухни мог дотянуться до любой вещи или ручки любого шкафа, не сходя с места, – остатки вечернего света и газ, который можно зажечь.
Женька выглянул в окно. Странно. В домах за почтой свет тоже не горел. Какое же это веерное, подумал Женька. Это весь город отрубили.
Он наконец зажег свечу, задернул штору – его отражение в синем стекле задернуло призрачную ткань с той стороны; огляделся и повернул кран. Ну так и есть, напор совсем слабый. Вода кончалась. Это значит, и на водозаборной станции света нет. Значит, и правда по всему городу. Светилась только почта, пока работал дизель.
Женька зажег две конфорки. Папа умел делать газовый рожок, снимая конфорку и поджигая газ каким-то хитрым образом, как факел. Света тот давал мало, шума много, и они с мамой над папиным методом посмеивались, но сейчас Женька не отказался бы от любого дополнительного освещения, только рисковать не стал.
Он поставил чайник – набрал полный, и еще кастрюлю воды – и полез в холодильник за маслом. Оно уже стало мягким, в холодильнике было почти не холодно.
Потом он вернулся к выключателю и щелкнул им, переводя во включенное положение. Теперь, если свет загорится, он узнает сразу.
Что значит «если», подумал Женька. Когда, конечно, когда.
Когда?..
Правда, долго уже нету. Он понимал, что скоро нужно будет ложиться спать, но возвращаться в спальню как-то совсем не хотелось. Нет, со свечой, конечно, там будет совсем не так страшно, но…
Да что такое, разозлился Женька. Какое «но»?
– Ну что за дурня, – сказал он вслух. – Совсем уже как маленький.
Он посидел, подождал, пока закипит вода. Сделал чаю. Посмотрел в окно еще раз. Когда собирался уже отойти, в домах за почтой загорелся свет. Правда, через секунду снова погас, но это значило, что рэсовцы где-то что-то да делают, а значит, есть надежда, что скоро включат, даже если это все-таки авария.
Женька вернулся за стол. Стало как-то веселее. Темнота сделалась прозрачной бытовой темнотой, плывучие тени – просто тенями, даже уютными. Зеркало – посеребренным стеклом, темные углы – частью дома, накрытого ночью просто потому, что планета повернулась боком к своему далекому раскаленному светилу; звук дизеля утратил ноты обреченности и стал всего лишь звуком двигателя, шум ветра в вентиляции – обычным природным явлением.
И ему вдруг стало совсем жутко, что вот сейчас, на пике его расслабленности, спокойствия, веры в рациональное, случится что-то такое из ряда вон, и мозг, не защищенный, не подготовленный опасениями и мыслями о страшном, не перенесет этого контраста, и он в ту же минуту сойдет с ума, но понять этого не успеет, потому что сердце не выдержит.
Не надо было думать про вентиляцию.
Пока миллиард иголок снова медленно вонзался в кожу – и холодных, и раскаленных, и таких, к которым было подведено темное, не дающее света, но колючее электричество, – он обернулся и посмотрел на черный квадрат вентиляции над кухонным шкафом, над разделочным столом. Разделочный стол – звучало очень мрачно сейчас в голове. Липко, и ржаво, и затхло.
Он вспомнил страшилку, услышанную летом у костра в соседнем дворе. Какой-то пацан, которого он ни до того, ни после не видел, рассказывал про вентиляционного человека. Пацан назвался Серым, Женька помнил его широкое, незагорелое, землистое лицо под некогда белой кепкой.
У него нет ни рук, ни ног, у этого человека, говорил Серый. Он живет в вентиляции домов, иногда на антресолях. У него бледное лицо, а тело не толще шеи. Так просто его нельзя увидеть – только внезапно и только если ты дома один; а еще на старых фотографиях, если в кадр попала вентиляция, то можно заметить едва различимое бледное лицо за решеткой или только глаза. Иногда, когда люди сходят с ума непонятно от чего, это значит, они встретились взглядом с вентиляционным человеком.
Всем было ясно, что Серый это придумал, но, придя домой, Женька попросил у мамы достать с полки фотоальбом и весь вечер проверял старые фотографии. Ничего, конечно, не нашел. Закрывая альбом, он был почти уверен, что не один он из всей компании занимался сегодня такой глупостью. Он понимал, что бояться надо не придуманных чудовищ, которые, вообще-то, никак не могли жить в вентиляции. Бояться стоило торговцев людьми, ненормальных, просто бандитов, наркоманов в конце концов. Но с тех пор он иногда нет-нет да и поглядывал на зарешеченные прямоугольники темноты, особенно когда купался, оставаясь в одиночестве в запертой ванной. Но так чтоб бояться – никогда.
А вот сейчас глядеть на вентиляцию было страшно. В темноте мысли, казавшиеся бредом при свете дня, при родителях, легко обретали силу, объем и убедительность. Ужас в вентиляции? Вполне возможно. Чужая комната за порогом? Почему нет? Тварь под кроватью, ведьма за дверью? Запросто. Нет в темноте ничего невозможного. Или есть в темноте нечто невозможное. Это смотря с какой стороны подумать.
Женька хотел уже влезть на стул и храбро посветить свечкой в вытяжное окно, но не успел.
В дверь постучали. Глухой звук ударов подбросил Женьку на месте. Он вытаращился в сторону прихожей, и темнота за пределами слабого свечного света показалась ему совсем черной.
Стук повторился, тяжелый, требовательный, и снова затих. Если б это была соседка, тетя Глаша, она б позвала, он бы услышал. Может, это из РЭСа, запрыгали мысли в голове, может, мама вернулась раньше; да ну какой РЭС, зачем им квартира, даже если авария, – подстанция во дворах, через один дом отсюда; а у мамы ключ, да и она в Переполье, конечно же, конечно, это не она. Потому что она никогда так не стучит.
В темном зеркале над телефоном он смутно видел свое лицо, и оно не нравилось ему, искаженное отсветом вдоль носа и скулы, с темными провалами вокруг рыжих отблесков глаз. Женька всегда опасался, что однажды не узнает своего лица в таком отражении. Он предпочитал на него не смотреть и никогда не изображал перед зеркалом монстра, подсвечивая подбородок фонариком. Обычно он не отдавал себе отчета, почему, но в темноте, сразу после тревожного стука в дверь, об этом думалось легко – потому что не хотел, чтобы оттуда на него однажды посмотрел монстр. Подобное призывает подобное.
Еще раз постучали. Взяли за ручку, нажали медленно. Женька проверял, недавно проверял дверь, он помнил, как ее захлопывал, но все равно волосы на затылке встали дыбом, и разряд страха прошелся по спине. Он забыл дышать, ожидая щелчка язычка и медленного шороха открывающейся двери.
Нет, конечно. Кто-то неведомый еще раз дернул ручку, потыкал кнопку звонка – это уже вообще непонятно зачем, электричества-то не было, – и наступила тишина.
Женьке она не нравилась. Ни шагов на лестнице, ни разочарованного тихого возгласа – ничего. Из подъезда никто не выходил, дверь на тугой пружине не хлопала. Как будто он так и стоял в темноте там, за дверью, – тот, кто стучал. Что интересно, как кто-нибудь заходил в подъезд, Женька тоже не слышал. Вроде бы.
Вдруг зазвонил телефон, так что Женька подпрыгнул на стуле. Да я за этот вечер психопатом сделаюсь, подумал он. Может, это соседка заходила или сосед какой, постучал и ушел, решил позвонить теперь? А может, это мама звонит? Женька встал, поколебавшись секунду, взял свечу. Оставлять темную кухню за спиной и идти во мрак прихожей, ближе к дверям и к тому страшному, кто мог находиться за дверью, к зеркалу, норовящему подменить отражение, он не хотел. Не желал ничем провоцировать тьму.
Телефон звонил, не переставая, очень громко в тишине. Женька шел медленно, тени качались, и плавал свет.

Продолжение в комментах
submitted by Amalackesh to Pikabu [link] [comments]


2019.04.26 02:05 Lit_blog Проема дверного стоит перепланировка сколько

Проснулся от настойчивого истеричного дверного звонка, стука в дверь и шипения кота. Сон вцепился в сознание вязкими пальцами, затуманивает взгляд и настойчиво тянет провалиться в сладкую негу небытия. Нащупав телефон с третьей попытки на тумбочке, поднёс к лицу, щурясь, как вампир на восход. Излишне яркий свет пытается разрезать сетчатку и выжечь на хрусталике отпечаток экрана.
— Четыре утра... машу вашу... кого там бандера принёс? Да сейчас!
Тело с великой неохотой оторвалось от кровати, сбросив тонкую простыню, замещающую одеяло. Почёсывая, прошлёпал из спальни в коридор, остановился, пытаясь сфокусировать взгляд на коте. Хвостатый застыл у входной двери, выгнувшись буквой зю и изогнув хвост. Шерсть стоит дыбом, глаза вытаращены, а из оскаленной пасти тянется на одной ноте злобное ворчанье. Трезвон и стук не утихает, дверь от каждого удара сотрясается, как крепостные ворота от тарана. Ещё немного и петли вырвет из косяка...
«Да что там такое случилось, война что ли? Треклятье!»
Я прильнул к глазку, на блекло освященной площадке стоит женщина. Закутанная в халат и с розовым тюрбаном полотенца на голове, вытянутым вверх. Спросонья зрение подводит, лица не разобрать. Да в принципе, кто из нас знает соседей не то, что в лицо, по именам?
— Чего надо? — Раздражённо прогудел я, размышляя, как баба может ТАК биться в дверь.
Женщина перестала звонить, по инерции стукнула в дверь и завизжала:
— Открывай скотина! Ты нас заливаешь! В ванной ремонт только-только сделали!
Я вздрогнул, вдоль хребта, считая позвонки прокатилась ледяная глыба страха. Кот за спиной истошно взвыл, изготовился к прыжку, как в уличной драке. Рука потянулась к замку, ухватила ключ и сделала оборот.
Отнял руку, будто ожегся, вгляделся в незнакомку через глазок, как через оптический прицел. Что-то в ней не то, лицо... будто сползло на бок или это маска из крема... Она ударила ладонью по дереву, прокричала:
— Открывайте!
Голос не такой, как со старой плёнки или кривой записи. Я медленно повернул ключ в обратную сторону, язычок замка с мягким щелчком полностью зашел в паз. Глядя на неё одним глазом, сказал с наигранным спокойствием:
— Я живу на первом этаже.
— Открывай!
Голос утратил всякую человечность, превратившись в набор щелчков и скрипов хитина. Рот незнакомки разошёлся улыбкой Джокера, открывая щель, заполненную мелкими костяными щетинками, похожими на лапки насекомых и по-щучьи изогнутыми клыками. Из-под халата выскользнули членистые тараканьи лапы, заколотили по двери и стене, а само чудовище накинулось пастью на глазок.
— Отккккрррыыввввааааай!!!
Кот с визгом умчался в комнату, а я, отшатнувшись, почти теряя сознание, запер вторую дверь. Для верности подпёр обувной полкой и метнулся на кухню. Трясущимися руками разворошил ящик с утварью и с победным воплем достал топор для рубки мяса. Приятная тяжесть слегка успокоила, я встал перед гремящей дверью и проорал, почти срываясь на визг:
— Ну давай! Давай! Я ТЕБЯ НА КУСОЧКИ РАЗДЕЛАЮ!
Всё заглохло, выждал пару минут, потряхивая топориком в мелко трясущейся руке, и осторожно убрал тумбочку. Вторую дверь открывал, будто сапёр, обезвреживающий бомбу, прильнул к глазку. Тварь стоит в шаге от двери, тараканьими лапами укутываясь в халат и натягивая «человеческую» маску. Закончив, оно прильнуло к моей двери и отчетливо проскрипело:
— Первый. Этаж. Я вернусь, но не через дверь.
Чудовище изобразило улыбку, и покачиваясь, пошло по лестнице вниз. Остаток ночи я провёл в коридоре, держа топор наготове и периодически проверяя окна. Окончательно вымотавшись к утру, уснул, заперевшись в ванной.
submitted by Lit_blog to Pikabu [link] [comments]


2019.04.25 00:28 Amalackesh Железное небо

«Все в мире относительно». Всего лишь три слова, вроде бы ничего особенного в них нет. Но сколь велика мудрость, что они несут? Не каждый может ее понять. Не каждый может ее охватить. Потому что все в мире относительно. И люди тоже относительны. Возьмем, к примеру, небо. Что думают люди, глядя в него? Кто-то видит лишь слой воздуха, который однажды закончится в глухом и бездушном «ничто». Кто-то – бездонный океан, по которому мерно плывут безмятежные облачные киты ,каждый из которых будто бы плод безумной фантазии какого-то волшебника. Кто-то – россыпь бриллиантов на бархатной поверхности необъятного стола. Кто-то найдет в небе радость, кто-то спокойствие, а кто-то и страх. И ведь каждый из них будет прав. Потому что все в мире относительно – и люди, и небо. В тот день небо было подобно грозному стальному куполу, душным сводом напирающему на нас. Серые, беспросветные тучи клубились в вышине, закрывая лучи солнца. Словно бы чувствуя беду. Я не был суеверным. Для меня небо было всего лишь небом. Я не особо фантазировал тогда по этому поводу – да и зачем бы? Я думал, у меня еще много времени на то, что бы придумать для себя, что же такое небо. Я не думал о плохом. Даже сидя в окопе под серым угрюмым небом, сжимая в руках винтовку и жуя черствый хлеб всухомятку, я был уверен – ничего плохого не произойдет. Рука об руку от меня сидели товарищи – не столь безмятежные. Наверное, для них небо что-то значило. Помню, справа сидел вечно трясущийся Роган – молодой парень, не пожил еще. Перед войной женился, купил загородный дом. Наверное, хотел стареть в окружении цветов и бегающих по клумбам детишек. Зануда. Чуть дальше виднелось каменное лицо Эдраса. Не человек – кремень! Уж не знаю, чем этот молчун занимался до войны, но явно чем то ужасным. Может, был патологоанатомом. Или маньяком. Я помню, когда я впервые увидел труп. Это было давно, три…нет, четыре года назад. Парня из соседнего отделения буквально разорвало пополам удачно попавшим осколочным из новых маннских пушек. Помню, что мой желудок попытался тогда спешно дезертировать с поля битвы. А еще я помню Эдраса. И помню, как он, не моргнув глазом, забрал у погибшего флягу с водой, а половинку несчастного с таким же вот, как сейчас, каменным лицом сбросил в воронку от той самой бомбы. Кремень! Или больной… А вот там, возле ящиков с боеприпасами, сидел наш бравый капитан, Долемир. Редкостный трус и подлец. Черт, да каждый из нас был более достоин вести в бой солдат, чем этот…нехороший человек. Вот такая вот несправедливость. Вспоминается мне, как он «поздно принял приказ» о наступлении. В итоге мы добрались до поля битвы тогда, когда всех наших уже отправили в Долину Забвения. А ведь если бы наше отделение успело вовремя – может, все повернулось бы иначе… Уж не знаю, чьему дьяволу он продал душу, что бы остаться капитаном. Был там и мрачный Каин. Бедняга похоронил жену и двух дочерей год назад. И пошел в последний бой. Думал умереть, забрав с собой побольше маннских ублюдков. Но Создатель дал ему не только смазливую морду, но и сделал его настоящим воином. В его «последнем бою» он мало того, что не умер – он еще и отправил в мир иной всех маннов, которые разорили его деревню. Два отделения «глазастиков» остались гнить под некогда голубым и беззаботным небом его дома. Его последний бой продолжался уже год – и я желал ему счастья в каждом бою, в который мы шли бок о бок. А вон тот улыбающийся гигант – Бортон. Идиот, каких поискать. Но с огромным сердцем. Не раз и не два он спасал каждого из нас. Спасал он и гражданских-маннов, когда наша злость выходила за грани… Однажды он просто стал перед нашими же стволами – пытался защитить какого-то оборванного старика, который украл нашу тушенку. Мы бы убили оборванца, если бы не Бортон. Я до сих пор благодарю его за то, что он тогда не затрусил. Наверное, у него просто не хватает мозгов, что бы бояться. Ну, и конечно же, там был я. Имя мое было известно всем, но никто меня им не звал. Может, слишком длинное . Или слишком сложное. Или просто смешное. Все звали меня Счастливчиком. Просто потому, что я единственный из них был на фронте с самого начала. Шесть лет я сидел в этих окопах – больше, чем каждый из них в два раза. И сотни раз я был на волосок от смерти – но всегда какая-то невидимая сила уберегала меня. Неразорвавшаяся бомба. Пуля, застрявшая в дневнике. Граната, взорвавшаяся рядом и даже не оцарапавшая…Этим случаям не было счета. Я и правда считал себя Счастливчиком. Поэтому и знал, что сегодня не произойдет ничего плохого….
Мне, наконец, надоел трясущийся подбородок Рогана, и я неслабо ткнул его локтем под ребра. - Да не трясись ты там – весело сказал я, как можно радостнее улыбаясь молодому солдату – Все будет хорошо! Ты же идешь в бой не с кем-нибудь, а со мной! Со мной ничего плохого произойти не может! Роган растерянно посмотрел на меня, но дрожь унял. Ему было непросто. Он недавно на фронте, не солдат. Из последних призывников. Ему бы дома сидеть, с женой да с ребенком своим… - С тобой то точно ничего не произойдет. – мрачно бросил Каин, вглядываясь вдаль из-за бруствера – Ты же Счастливчик. А вот с ним – кто знает… - Не неси чепуху. – я угрожающе посмотрел на чернобородого мужчину, вечно подавленного Каина – Мы все выберемся. Мы должны в это верить. Я вот верю – и я до сих пор жив. Каин только пожал плечами. Он всегда такой. Его жизнь с недавних пор превратилась из сказки в ночную страшилку. И ему нести этот груз всю жизнь – пусть и короткую, как он сам надеется. Я не винил его. Ему многое пришлось пережить - и придется пережить еще больше. Хоть я сам и редко слушал депрессивные речи Каина, на Рогана они подействовали ровно так, как и должны были. Парень совсем сник. А я махнул рукой. Так или иначе, он выберется. А если не выберется, я его вытащу. Ему есть куда возвращаться. И он постарается изо всех сил. Как и я. Перед глазами снова всплыли прекрасные карие глаза той, к кому я так спешил. Шесть долгих лет я гнию в этих ямах. Шесть лет я лью кровь за то, что бы ни одна северная мразь не пришла в мой дом. И я вернусь к ней. Однажды. Я обещал. - Нужно заканчивать с этой войной поскорее… - проворчал я, делая глоток воды. С другого края нашего небольшого окопа раздался громоподобный рев. Так смеяться мог только Бортон… - Да, Счастливчик! – проговорил он сквозь смех – С твоим-то везением не понимаю я, как ты еще один не перебил всех «глазастиков». - Как будто бы кого-то удивит, что ты чего-то не понимаешь, мой друг. – улыбнулся я, глядя на гиганта – Твой ум – он как те вымершие слоны из журналов. Вроде и есть, но надо настойчиво искать… Тот засмеялся еще пуще. Ему нравилось, когда над ним подтрунивают. Иногда мне казалось, что в нем нет ни капли злобы. Бортон - единственный из нас, кому тут было не место. - Отставить смех! – рявкнул Долемир, сверкнув своими маслянистыми глазенками. Никто и не заметил, как он подполз. Вот же змий. – Поступили новые приказы. – пробубнил он в свой крючковатый нос, поочередно глядя на нас. – К северу отсюда деревня. Брошенная. Нужно там закрепиться и вести наблюдение за дорогой. Все ясно? - Так точно! – в унисон произнесли мы. Все, кроме Эдраса. Этот только кивнул. Я тогда подумал, что не очень то и хорошо на ночь глядя вылезать из уютной ямы в этот суровый, полный летающего свинца мир… Но что поделать. Приказ есть приказ. Пусть даже и отдает его такое вот пресмыкающееся. Путь был недолог, но безумно скучен. Мы привыкли работать вместе. Я и Каин впереди, Рогал и Эдрас прикрывают тыл, Бортон тащит все припасы. Ну а змеюка Долемир ползет по кустам и иногда что то шипит. Кому какое дело, в общем то… Впереди показались дома. Жутковатое зрелище, на самом деле. Из туманного, угрюмого осеннего леса вдруг начали проступать силуэты покосившихся хибар. Деревня явно давно брошена. У окраины мы остановились. Я присел за ближайший угол и осмотрелся. Вроде все чисто… Но винтовку я не уберу. Что-то не нравилось мне в этом месте. Может, я суеверный. А может, я посмотрел на Бортона. Да,я Счастливчик. Но истинным чутьем на неприятности у нас обладал именно Бортон. По каменным лицам Эдраса и Каина ничего понять нельзя, вечно испуганное лицо Рогана же только тоску нагоняло. Ну а на харю Долемира вообще лишний раз смотреть не хотелось. А вот у Бортона все на лице всегда написано. И если ему что-то не нравится – то это что-то плохое. И я сейчас видел на его физиономии эти подозрительные морщинки на лбу. - Двигаемся осторожно… - прошептал Каин, словно прочитав мои мысли – Что-то здесь не так. Я не утрудил себя ответом и, пригнувшись, преодолел те несколько метров до двери избы. Когда я достиг крыльца и заглянул в мертвое бельмо окна, за спиной я услышал мерное дыхание Эдраса. Хорошо. Я тихо вошел внутрь. Пол не скрипел. Наверное, его придавил полуметровый слой пыли. Да, давненько тут никого не было… Эдрас, не производя ни звука, шмыгнул в соседнюю комнату. Пару мгновений все было тихо, а потом из за дверного косяка появилась его рука с выставленным вверх большим пальцем. Вот же скотина. Ну может он хоть что-то сказать? Хоть раз? Я уже было хотел выйти, но тут в меня на полном ходу влетел Роган. Пролетев метра три, я ударился спиной о стену, но таки успел пробуравить его злобным взглядом. И тут услышал то, чего боялся. Застрекотал пулемет. Что за…? Вслед за перепуганным до смерти Роганом в дверь ввалились Бортон и стреляющий куда то в сторону Каин. - «Глазастики!» Отовсюду полезли! Ждали, суки! – проревел Бортон, сбрасывая наши мешки и перехватывая свой тяжелый пулемет. Я смог только выругаться. Ну что за невезение…Я же Счастливчик! Не забыли? Из соседней комнаты послышались выстрелы. Эдрас присоединился к Каину. А мне надоело торчать как истукан посреди комнаты, и я взлетел по лестнице на второй этаж. Подойдя к окну, я затаил дыхание. Я видел врага. Их было много. Человек пятьдесят, не меньше. Как по волшебству, они появлялись отовсюду – завернутые в черные кители манны в противогазах. Из леса, из домов…Во многих окнах, только что пустых и безжизненных, я видел хищно ищущие цели стволы их винтовок. Вскинув оружие, я сделал выстрел наугад. Понятия не имею, попал ли я хоть во что-нибудь. Потому что мне тут же пришлось укрыться за стеной. Нашим разрозненным одиноким выстрелам противники ответили шквалом свинца. Я слышал испуганные крики Рогана внизу. Слышал грохот пулемета Бортона, и непрерывный поток его же ругательств. Слышал отрывистые проклятия Каина. Не слышал Эдраса, но знал – он там, и он не отступит. Искать Долемира было глупо – наверняка он уже сбежал в лес и сидит где то на дереве, ожидая момента для сдачи. Змеюка. Я выстрелил снова. Теперь я увидел, что кого то убил. Прекрасно. Наши позиции были на удивление удачны – не иначе как опять мое везение поработало. Перед нашим укрытием было много свободного пространства – и сейчас там сеял смерть пулемет Бортона. Манны пытались наступать, но даже с таким перевесом это было нелегко. Я пытался оценить наши шансы. Понял, что их нет. Противник имел менее выгодные позиции – но имел численный перевес… Я двумя прыжками спустился на первый этаж, по пути пнув трясущегося под лестницей Рогана. - Вставай,боец! – рявкнул я, рывком поднимая того – Да,мы умрем!Но сделаем это красиво! Я отвернулся от Рогана и поймал взгляд Каина. Тот смотрел на меня горящим взором, полным решимости. Он знал, что я задумал. И знал, чем все это закончится. Мельком оглянувшись назад, понял все и Бортон. Наверняка скоро дойдет и до Эдраса. Вон, я уже слышу его торопливые шаги… - Идем «на вы», друзья? – дико улыбаясь, спросил Бортон, не прекращая огонь. Каин улыбался. Роган плакал. Бортон стрелял. Я видел перед собой карие глаза… Всех пробудил подошедший Эдрас. - Мы умрем – сказал он тихим, но звучным голосом – Но вместе с нами умрут и проклятые манны. Нас меньше – но мы сильнее. Потому что мы сражаемся за наш дом, за нашу землю, за наши семьи – а они сражаются ради того, что бы сражаться. Они хотят победить, потому что так говорит их разум. Нам же велит победить сердце. Нас не запомнят. И не споют о нас песен. Но это и не важно. У всех просто челюсти отвалились – даже Каин выглядел скорее удивленным, чем мрачным. Эдрас – да и такие речи? Я вскинул винтовку и рассмеялся. Это был искренний, радостный смех. И с этим смехом я бросился к выходу, стреляя в пустоту… Я слышал рев своих друзей, бросившихся за мной. Мы шли на смерть. Но делали это с честью.
Наверняка в тот раз опять сработало мое везение. Мы не перебили всех «глазастиков». Но они бежали от нашей ярости. Мы не отомстили за нашу землю – но обрушили их боевой дух. Не думаю, что они когда-нибудь еще смогут сражаться. Они надолго запомнят пятерых воинов, вырвавшихся в клубах пыли из темноты дверного проема. Они надолго запомнят ту ярость, с которой проклинал их Каин. Они надолго запомнят те оскорбительные тирады, которыми их поливал Бортон. И злобный писк Рогана запомнят, и мрачное молчание Эдраса. И мой смех. Случилось чудо – отряд пробился к лесу. Не останавливаясь ни разу, он бегом добрался до своих. Встретил там раненого капитана. Наверняка этот козел сам себе руку прострелил… Хитрый лис. Зато медаль получил. А через месяц война закончилась. И все случилось так, как мы и хотели. Роган вернулся в свой дом, к жене и ребенку. Он долго еще не мог забыть тех ночей, что мы провели на фронте. Но в конце концов принял свои воспоминания – и смог спать по ночам. Он вырастил сына военным. Когда -нибудь Дарион станет генералом, и будет с гордостью рассказывать своим детям об их дедушке. Каин нашел то, ради чего стоит жить. Он увидел смерть слишком близко – и после войны посвятил себя служению людям. Ушел в политику. Кто бы мог подумать, а? В пятьдесят его избрали Вождем. Наша страна еще никогда так не процветала, как с ним у руля. Эдрас вернулся домой и открыл мясную лавку. Оказывается, до войны он был мясником. Вот откуда его железные нервы. Стал больше разговаривать. Иногда даже улыбается. Написал книгу о войне. Из него вышел неплохой писатель. Еще бы, такие речи толкал в том нашем последнем бою… У него, кстати, осел Бортон. Этот здоровяк не делал на войне ничего такого, чего не делал бы на гражданке. И идти ему было некуда. Они состарились вместе, постоянно подшучивая друг над другом. А я… А я умер под тем железным небом. Пуля пробила мое сердце, и я даже не почувствовал боли. Мои друзья несли мое тело через весь лес. Каждый из них знал, что я мертв. Но они не смогли меня бросить – это сплотило их еще больше. И только поэтому они выбрались. На рассвете меня предали огню, а пепел развеяли в поле, неподалеку от того окопа, в котором мы просто сидели в последний раз. Я стал землей. И шли месяцы. Сменялись небеса. Осень сменилась зимой, и мою могилу укрыло белесым покрывалом забвения. Затем пришла весна, и ветры смели с нее весь сон. И земля ожила. Зеленые ростки цветов пробивались отовсюду. Все поле, некогда черное и мрачное, зацвело прекрасной, живой радугой. Ветры нежно развевали разноцветные лепестки, пока один, особенно прекрасный, не оторвался и не полетел по течению непостоянства. Ведомый ветрами, он несся над лесом, над пустой до сих пор деревней, над старыми, брошенными окопами. Проносился над нездешними реками и озерами, и цветущими лугами, пока не попал в город. Тут его подхватили другие течения, теплые и душные и понесли в другом направлении… И наконец, его путь закончился. Лепесток упал прямо в руки девушке, стоящей на балконе многоэтажки и смотрящей на закат. Она вздрогнула и опустила свои прекрасные карие глаза. Она смотрела на лепесток – и вдруг улыбнулась. Слезы потекли по ее щеками. Она поняла. Я же говорил, что я Счастливчик. Я умер под железным небом – но я вернулся домой.
submitted by Amalackesh to Pikabu [link] [comments]


2019.04.23 12:22 xixidok Дар (c) Дмитрий Хихидок

Дар (c) Дмитрий Хихидок
https://preview.redd.it/kcg6vnq7b0u21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=5b1b7dab2450eedeb73fb60d89a53d7f24015b83
Этот дар я обнаружил случайно. Споткнулся, выходя из комнаты, взмахнул рукой и она прошла сквозь стену. В тот момент представив себе, как сейчас ударюсь головой, захотел оказаться в другом месте. Головой то, я, все равно ударился, но не потому, что не успел выставить руку, а потому что она провалилась в стену. Шишка вскочила огромная. Но меня это беспокоило меньше всего. Ущипнув себя за руку, я попытался снова повторить тот трюк. Но только лишь ушиб кость. Пошел в ванную, поглядел на себя в зеркало. Кроме вспухающей шишки на лбу, никаких изменений в себе не обнаружил. Может меня проглючило.
Мысли все равно вертятся вокруг того случая. Ну интересно же. Придя с работы, сел за стол и положил перед собой стопку чистых листов. Взяв первый, зажмурился и левой рукой попытался рукой пройти сквозь нее. Прошел. В центре чистого листа, зияла дырка, которую я сделал рукой. Нет,так дело не пойдет. Взял другой лист бумаги, я закрыл глаза и представил, что нахожусь в другом месте и провел рукой мимо бумаги. Сопротивления не ощутил. Открыл глаза. И что? Как понять, что я это сделал? Нужна видеокамера.
Серега сразу сказал, что хочет это видеть. Это было условие, при котором, я получу камеру. Пришлось согласится, хотя чувствую себя дураком. Одно дело, сидеть одному и совершать непонятные манипуляции, которые никто не видит, а совсем другое, это делать при посторонних. Серега обещал не ржать. Не забыть бы потом стереть все, а то этот придурок еще выложит на ютуб. Стыда не оберешься.
В комнате, увидев белый лист с дыркой, Серега стал улыбаться. Я его предупредил, что если будет ржать, то выгоню. Пусть сидит молча и снимает, что я делаю. Он сразу сделал серьезное лицо, включил камеру и дал знак, что готов к работе. Оператор хренов. И как тут сосредоточишься, когда напротив сидит бегемот и дышит как паровоз.
Закрыл глаза, попытался расслабиться и ударил рукой в центр листа. Почувствовал рукой лист, отбросил в сторону и не открывая глаз, ударил по другому.Эффект тот же. Боже, каким же я дураком, выгляжу со стороны. Вот бы убраться отсюда. И тут же слышу удивленный восклик Сержа. Открываю глаза и вижу его изумленное лицо и открытый рот.Значит получилось.Интересно посмотреть, что записалось.
Красиво снято. Сидит чувак с огромной шишкой на лбу и рукой бьет по белому листу бумаги. Вылитый клоун. Но на третьем ударе, кулак проходит сквозь бумагу, как нож сквозь масло. Жесть однако. Серега сидит рядом и присвистывает. Как ты это сделал? Спросил бы чего полегче. А хрен его знает как! Серому не терпится продолжать снимать. Давай теперь в стенку, как ты рассказывал. Ну в стенку, так в стенку.
Рука болит. Отбил всю. Не могу понять, при каких эмоциях срабатывает дар. Представляю себя везде, куда меня заводит фантазия, но продолжаю биться рукой об стенку. Утешает, что хоть с листом есть запись на камере.Поворачиваюсь к Сереге и говорю, что на сегодня хватит, рука болит. Он поворачивается, чтоб уйти и внезапно толкает меня. От неожиданности, я взмахиваю рукой и ударяюсь спиной об стенку коридора. Дурак что ли, кричу ему. Вместо извинений, Серега наставляет на меня камеру и говорит, смотри на ноги. Я опускаю взгляд и мне становится плохо. Полступни торчит в стене. Не шевелись, он подносит камеру к ноги и медленно ведет объективом вдоль нее, до того места, где нога провалилась в стену.Что чувствуешь?Да ничего! Пытаюсь пошевелиться пальцами ног. Ничего не чувствую. Медленно вытаскиваю ее из стены. Серый лежит на полу и чуть ли не носки мои нюхает. Камера фиксирует каждый миллиметр моей высвобождаемой ступни. Наконец нога освобождена.Я снова чувствую пальцы ног.А так же холодный пот, который стекает по моему позвоночнику. Все, говорю, на сегодня хватит экспериментов.Я должен все обдумать.Забираю камеру у Сереги.Он даже не ропщет.
Всю ночь провел без сна. Мысли в голове разбегались как тараканы. Что это, как происходит и почему я? После ухода Сереги, я весь вечер смотрел видео с собой. Начинаю понимать,что эффект проваливания происходит, когда меньше всего этого ожидаешь. Но как мне это контролировать, чтоб не провалится куда нибудь по дороге на работу? Так же, понимаю, что надо продолжать эксперименты, чтоб научиться управлять этим даром. И еще понял, что очень очкую, так как не понимаю,что творится с моим телом, когда оно находится в стене. Распадается на атомы??А может проваливается в другое измерение. Перед тем как провалился в сон, подумал, может камеру на ногу одеть и посмотреть.
Ходил с Серегой в магазин электроники. Покупал ему новую видеокамеру. Попал на 250 баксов. Рановато решил камеру на ногу одеть. Вообще то, Серый был не против идеи, одеть камеру на ногу, но когда он увидел, как я со всей дури, разбил камеру об стену, он потерял дар речи. Пришлось покупать новую. Хорошо,что флешка осталось от старой. Не потерялось старое видео. После покупки, у меня на кухне, обмыли новую камеру. Решили повременить узнавать, что там в стене, так как слишком дорого обходится такое знание. Пока трепались,появилась муха, которая решила тоже устроить с нами посиделки на троих. Третий лишний, сказал я и прихлопнул ее. Зажав ее в кулак, открыл форточку, но промахнулся и рука прошла сквозь стекло. Отшатнувшись от окна, я чуть не упал на пол. Ища опору, схватился за край стола. Из руки вылетела муха и жужжа, стала летать над столом. Не понял, я же убил ее.
Так как эпизод с окном мы не успели записать, не стали на нем зацикливаться. А че, правда, чего тут такого. Ну прошла рука сквозь стекло.С кем не бывает. Зато муха заинтересовала. Серега убеждает, что я ее просто оглушил, но я то знаю, что убил. Для чистоты эксперимента устраиваем охоту за той же мухой. Полотенцем оглушаем ее и Серега, наступив, добивает. Подняв за сломанное крыло, он протянул ее мне. Держи. Я брезгливо сжимаю ее в кулаке и сажусь за стол. Серый напротив с камерой. Почему то, шепчет, запись пошла.
Сижу с закрытыми глазами, отрешившись от всего. Кулак медленно приближаю к стене.Стараюсь не думать об этом. Я в другом месте. Меня нет. Я спокоен. Мои мысли, мои скакуны. В голове рождаются образы лошадей, скачущих по полю. Очнулся от голоса Серого. Получилось. Открываю глаза. Рука по локоть уходит в стену. Дергаю влево. Мертво. Вправо. Никакого эффекта. У меня начинает паника. Серега, ору, я не могу вытащить руку. Помоги. Да да, сейчас. Он, что то бормочет и продолжает снимать, как я пытаюсь вытащить руку из стенки. Я пытаюсь ударить его ногой. Кончай снимать,сделай что нибудь. Успокойся, успокойся, он продолжает снимать меня, но не приближается. Сядь за стол. Расслабься. Ты же так делал с ногой. Я хмуро смотрю на него. Сажусь. Рука крепко сжата в стене, словно в тисках.Закрываю глаза. Как там?? Мои мысли, мои скакуны.Я пытаюсь представить образы лошадей и потихонечку дергаю руку на себя. Ничего.Я выдыхаю.Стараюсь не накручивать себя. Ну застряла рука, что тут такого. Придут рабочие, разобьют стену и вытащат руку. Правда, потом трудно будет объяснить, как я ее туда засунул. Но это пустяки. Конечно, потом ремонт в копеечку обойдется. Очнулся от крика Сереги. Даааа. Открываю глаза. Рука, с зажатым кулаком полностью свободна, хотя ощущения, что еще в тисках.Я медленно разжимаю пальцы на кулаке. Муха, жужжа взлетает под потолок, подальше от опасности. Серега провожает ее объективом камеры. Дважды рожденная, торжественным голосом произносит он.
Переходим в комнату. Кухня теперь, еще долго будет вызывать у меня негативный осадок. Смотрим видео с камеры, как мертвая муха оживает и улетает.Получается, что когда, моя рука проникает сквозь стену, она все таки расщепляется на какие то атомы, а потом, на выходе, собирает снова, а поврежденные части восстанавливаются из днк. Это значит, что моя рука уже несколько раз разлеталась на атомы. Становится не по себе. Доношу это мысль до Сереги, но кажется, он меня не слышит. Он встает и уходит на кухню и через 15 секунд появляется с большим кухонным ножом. Кажется он сошел с ума и сейчас меня зарежет. Я отскакиваю от него и прячусь за стол. Но он вытягивает свою руку и ножом режет свое запястье. С ума сошел, кричу я. Нет,не сошел. Он берет камеру в здоровую руку, поворачивает объективом к себе и говорит: Эксперимент продолжается. Потом поворачивается ко мне. Живая муха, это гавно эксперимент. Никто не поверит. Возьми мою руку и попробуй сделать тоже самое. Я не хочу. Серег, я уже застрял в стене. Хватит фокусов. Он поднимает руку. Кровь с запястья, ручьем льется ему на рубашку. Скоро надо будет вызывать врача. Рана глубокая. Идиот, говорю ему, нож убери. Серега улыбается и отбрасывает нож в сторону. Ты сделаешь это. У тебя дар.
Я беру руку Сергея. Смотри, я ничего не обещаю, что получится, предупреждаю его. Получится, успокаивает он меня. С мухой то получилось. Стоим у стены.Я закрываю глаза и начинаю думать о чем то спокойном. Например, а почему собственно только стену. Наверно, можно и в дерево. Интересно, а вода, это какая субстанция.Если я опущу руку в воду, она распадется на атомы? Я представил, как купаюсь в море и мое тело распадается на атомы. Мне тепло, хорошо и нечего не надо..Ощутил толчок вбок, от Сереги. Открываю глаза. Обе наши руки по локоть в стене.Ты что нибудь чувствуешь, спрашиваю его. Нет. Но ощущения странные. С одной стороны, я знаю и чувствую свою руку, а с другой, я не могу ей ничего сделать.Это как мышечная память, при ампутации. Когда больному отрубают ногу, а он какое то время еще чувствует ее. Вообщем, давай вытаскивай. Че то нехорошо мне. Я закрываю глаза, выдыхаю воздух и медленно вытаскиваю руки из стены. Вот это да. Тренировки не проходят даром.Открываю глаза и вижу как Серега рассматривает свое совершенно чистое запястье. Потом переводит изумленные глаза на меня. Ты Мессия. Да, да, я Мессия. А теперь Мессия устал и ему надо поспать.Выпроваживаю Серегу из квартиры, не забыв забрать камеру. Надо поглядеть, чего он там наснимал.
На следующее утро меня разбудил звонок в дверь. На пороге стоял Серега, а за ним, маленький пацанчик, на костылях. Это мой брательник, младший, сказал он, отодвигая меня в сторону. Валерка, заходи. Пацан потупился и промямлив, можно, проковылял мимо меня. Серега, уже из комнаты, начал рассказ. Вчера играл в футбол. Неудачный подкат и как итог, сломанная нога. А у него игра завтра.Надо помочь.Ты что, уже растрезвонил об этом, рассердился я. Не, никто ничего не знает. Просто помоги и он уйдет. Серый уже нацелил на меня камеру.Я растерялся. Мы же никогда так глубоко не уходили в эксперимент. Ну вот, заодно и копнем поглубже. Валерка, подойди к дяде. Пацан на одной ноге, припрыгал ко мне и взял за руку. Мне брат сказал, что ты лечишь людей. Помоги. Я погрозил кулаком Сереге. Болтун.
Технически было сложнее. Взял Валерку на руки. Закрой глаза и не открывай, пока я тебе не скажу.Пацан испуганно кивнул и зажмурился. Я тоже закрыл глаза и шагнул к стене. Еще шаг, второй. Подсознательно жду удара об стенку, но слышу крик Сереги: стой. Открываю глаза. Мои руки и ноги пацана уже в стене. Еще бы чуть чуть и сам бы ушел. Медленно поворачиваю ноги в сторону. Двигаюсь в стене. Глаза Валерки крепко сжаты. Не открывай. Сейчас все кончится. Не закрывая глаза, начинаю медленно выходить из стены. Получается. Серега чмокает от восхищения. Ты крут. Ставлю Валерку на пол. Открывай глаза. Он моргает и осторожно наступает на сломанную ногу. Потом топает ей. Восхищенно прыгает. Как новая, орет он. Спасибо вам, я на тренировку.Он уносится из моей квартиры, забыв про костыли. Вот же дети, как будто так и надо.
У Сереги созрел план. Ночью пробраться в больницу и попытаться полечить других больных и узнать силу моего дара.Насколько он велик. Я не против, так как уже начинаю приобретать уверенность в своих силах. Серый ушел договариваться с охранником, а я решил отдохнуть. Все таки эмоционально усталость накопилась. В голове вертится мысль, я один такой или есть другие. Почему именно я. Пока нет ответов.
Вечером похолодало. Оделись потеплее. Проникаем в больницу с черного хода. Охранник сурово осматривает нас. Не баловать, а то меня уволят.Свои люди, сочтемся, Серега хлопает охранника по плечу. Я тут работал раньше, санитаром, пояснил он мне, когда мы удалились.Пошли на второй этаж, в реанимацию. Меня там все знают. На втором этаже, за столом спит медсестра. Серега подходит и будит ее. Наташ, это он, указываем пальцем на меня. Ну болтун.Еще бы наклейку мне на лоб повесил. Медсестра трет усталые глаза. Вы правда можете лечить? Пожимаю плечами. У него спросите, киваю на Серого. Наташа ведет нас к палате и по дороге рассказывает. Больной впал в кому, после аварии, лежит давно, родственники не появляются. Дано указание завтра отключать, так как, нет денег, содержать его. Я, последний его шанс. Отзываю Серегу в сторону. С ума сошел, как я его через стенку потащу? Эксперимент, поясняет он. Не надо его через стенку тащить.Просто возьми за руку. Может целительство и проваливание сквозь стены, не взаимосвязано. Может у тебя усиливается дар.
Сидим у койки больного. На аппаратуре зигзагами бегут волны. Рука больного сухая и легкая. Парень молодой. Хруст. Закрываю глаза. Начинаю думать о чем то хорошем. Что он поправится, женится, заведет детишек и все будет хорошо. Неожиданно начинаю шептать молитву. Отче наше. Иже еси на небесах. Да святится имя Твое. Удивляюсь. Был некрещеным, да и молитвы не одной не знал. Открываю глаза.На меня с надеждой смотрят две пары глаз. Третьи все так же закрыты. Ничего. Не получается, Серег. Вероятно, могу только по мелочи работать. Нет, не уходи, давай попробуй его руку провалить с тобой, может я ошибаюсь и все взаимосвязано, громко шепчет Сергей. В углу плачет медсестра.Это ее парень, поэтому она пропустила нас.За любой шанс цепляется. Я закрываю глаза. Мои мысли, мои скакуны. Ну лошадки, выручайте нас. Наши руки проходят сквозь кровать, одеяло, матрас, железную окантовку. Да, шепчет Серега, получается. Вытаскивай обратно. Медленно провожу руку сквозь металл кровати. Этого не может быть, слышу изумленный вздох медсестры. Да ладно, чего уж там. Я и не такое могу, смущаюсь я. Сашка, кричит она. Что? Это она не мне? Поворачиваю голову к больному. На меня смотрят открытые глаза парня. Где я, произносит он тихим голосом.Уходите, уходите, выталкивает нас Наташа, сейчас врач придет, устроит взбучку. Ну ладно, мы пятимся из палаты. И вам спасибо, что пригласили.
Идем по ночной улице. Настроение приподнятое, несмотря на жуткую усталость. Мы спасли человека.Это круто. Идем домой, чтоб посмотреть еще раз это на камере. Около дома стоит толпа народа. Две разбитые машины. Авария. Походим ближе. Мужик с разбитой головой, сидит в одной машине. От него несет спиртным. Около второй лежит тело, накрытое простыней. Два санитара поднимают носилки. Куда его, спрашивает Серега. В морг, лаконично бросает один. Мы переглядываемся. Эксперимент? Он вопросительно смотрит на меня. Не-е, Серег, только не сегодня. Я уже вымотался. Мы проходим мимо и расходимся по квартирам. Я спать..спать..»Мессия» устал…
Утром разбудил звонок в дверь. С трудом встаю и бреду к двери. Кто там? На пороге стоит младший брат Сереги и ревет. Протянул мне руку, с которой сочилась кровь. Порезался на кухне, когда хлеб резал, всхлипывая сказал он. Дадите вы мне поспать или нет, буркнул я и на автопилоте провожу его руку сквозь железную дверь, туда обратно. Раны как не бывало. Захлопываю перед ним дверь, успевая заметить его изумленные глаза. Черт, я забыл сказать ему, закрыть их. Добредаю до постели, падаю в нее, успевая подумать, что надо сказать Сереге, чтоб брат не болтал.
Снова просыпаюсь от протяжной двери дверного звонка. За окном темно.Что?Уже вечер. Я спал почти сутки. Встаю.Все тело разбитое. Открываю дверь.На пороге Серега. Что с тобой? Весь день не отвечаешь. Я молча пропускаю его, иду следом и валюсь на кровать,мордой в подушку.У меня сил нет. Кажется, что эксперименты высасывают из меня силы и я не успеваю восстанавливаться. Черт, Серега огорчается, а я хотел сегодня вытащить тебя в морг. Уже договорился с теми санитарами,что пропустят. Боже, стону я, дай хоть душ приму, а ты кофе сделай.
Уже на кухне, немного взбодрившись от душа и кофе, я начинаю сомневается в этой идеи. Но Серега настаивает на своем. Надо узнать свои пределы дара. Пока препираемся, раздается еще звонок. Открываю дверь.Стоят две бабушки. Сынок, говорят ты лечишь? Я оборачиваюсь на Серегу. Он делает изумленное лицо.Не-е..не я..гадом буду. Вторая бабушка протягивает мне пакет с булочками. Помоги нам, подлечи. У меня спина болит, а у Матрены нога перестала сгибаться. Пропускаю их в комнату. Серый уже за камерой сидит. Оператор хренов. Прошу об одном условии. Чтоб никому не рассказывали. Прошу закрыть глаза, беру сразу обоих старушек за руки и погружаю в стену. Потом выдергиваю. Вот и все. Бабки отрывают глаза. А лечение? Уже все, бабушки.Вы здоровы. Одна, которая Матрена,недоверчиво сгибает правую ногу. И вправду вылечил. Вторая нагибается. Ой,спина не болит.Спасибо тебе огромное. Дай бог здоровья и долгих лет жизни. Мне становится неудобно.
После этого, все таки решаемся пойти в морг. Ловим такси. Пока едем, я дурачусь, протыкая спинки сидения рукой. Довожу до автоматизма свой дар. Мне уже не требуется долгой настройки. При выходе из такси, доигрался. Забылся и протянул деньги таксисту сквозь стекло. Серега потом долго ржал, вспоминая открытый от удивления, рот таксиста. Подходим к моргу. Веселое настроение покидает нас. Холодный ветер проникает за шиворот и мы начинаем дрожать от холода, дожидаясь, пока нам откроют. Здоровый сторож пропускает нас. Серега сует ему в руки поллитра. Только на час, предупреждает он. Ваш, вчерашний, лежит вон там. На холодном столе лежит голый труп пожилого мужчины. Сторож закрывает за нами дверь.Через час приду. Серега расчехляет камеру. Давай, время в обрез. Я беру за руку мертвого мужчину и закрываю глаза. С такими делами нужен настрой посильнее. Как там..Мои мысли, мои скакуны, мои трупы, мои друганы. Черт. Не настраиваюсь.Холод мертвой руки отвлекает меня еще больше.Давай, давай, диджей зажигай.Я представляю горячий костер, обжигающее солнце, как прыгаю босиком, по раскаленному песку на пляже. Даа..слышу я, Серегу и открываю глаза.
На меня тоже смотрят открытые глаза. Серега с камерой приближает к мужчине. Вы нас слышите. Скажите, что нибудь. Мужчина безучастно смотрит в потолок. Щупаю пульс. Есть. Зрачки реагируют на движение. Тогда, почему он молчит? Я осторожно приподнимаю его. Теперь он сидит и смотрит перед собой. Машу перед ним рукой. Никакой реакции. Поворачиваюсь к Сереге.Что дальше?Он пожимает плечами. Не знаю. Тихонько толкаю его в плечо и он начинает заваливать на стол. Подхватываю и укладываю его. Что не так? Вдруг меня осеняет. Серег, мы оживили только тело. Души то нет. Он сейчас как биологический материал. Мертвых не оживишь, пора уходить. Серый кивает на мужика, а что с ним? Я пытаюсь закрыть ему глаза, они упрямо открываются. Мдя, сторожу будет интрига.
Подходим к дому. Там опять небольшая толпа. Авария что ли снова. Когда подходим, все оборачиваются на нас и замолкают.Проходим мимо и слышим вслед шепот. Это они лечат.Твою же мать.Теперь Серега, ты лечить будешь. У дверей моей квартиры стоит какой то мужик с трясущимися руками. 3 часа ночи Ну уж нет, еще и опохмел лечить. Это вы уж сами. Поворачиваюсь к Сереге. Сегодня ночую у тебя.
Утром просыпаюсь от телефонного звонка. Поднимаю трубку. Это Сергей, голос говорившего, мягким рокотом прошел по моим ушам. Мы посмотрели ваше видео и нас заинтересовал ваш друг. Не могли бы вы с другом приехать сегодня к нашей студию. Мы возьмем у вас интервью на нашем шоу.Я изумленно смотрю на друга. Это что такое? Серега смутился. Хотел сделать сюрприз. Прикинь,тебя покажут по телевизору. Мы станем известными на весь мир. Зачем мне это? Я не хочу. Как зачем, изумляется Серый. Денег заработаем, квартиры новые купим, машины. Но я не стремлюсь к славе. Зато люди стремятся к тебе, убеждает он меня. Собирайся, за нами со студии прислали уже машину. Раздается звонок в дверь. Во, поднимает он, палец вверх. Это уже и они. Пока я умываюсь,слышу раздраженный голос Сереги в коридоре. Выхожу из ванны. Задрали уже эти бабки. Говорю им, занят ты, завтра пусть приходят, а они лезут и лезут.
Выходим к коридор.Стоят бабушки с сумками. Сынок, полечи нас. Мы тебе гостинцев принесли. Я беспомощно смотрю на Серегу. Надо помочь. Серега раздвигает плечом строй бабулек. Я что вам сказал, у нас съемка, сказано же завтра приходите. Он тащит меня за руку мимо старушек. Я виновато улыбаюсь. Мне чертовски стыдно за себя и за друга. У подъезда стоит черный джип. Дверь распахнута. Залезаем. Внутри, миловидная женщина с ядовито красным ртом и два бугая. Меня зовут Елизавета. Она протягивает мне свою узкую холодную ладошку для рукопожатия. Женщина-змея, в обтягивающем зеленом платье, которое не скрывает ее длинных ног. Пока мы едем, я бы хотела набросать черновик нашей будущей беседы. А я хотел бы поспать, буркнул я и откровенно закрываю глаза. Настроение испорчено. Зачем я еду. Всю дорогу в машине царило молчание.
В павильоне студии меня встречает мужчина. Этакий балагур-весельчак. Душа компании.Полная противоположность женщине-змее. Он приобнимает меня за плечи и уводит в сторону.Серега запоздало кричит вслед. Ничего не подписывай без меня. Мужчина представляется Леонидом.Ты действительно можешь проникать сквозь стены? Вместо ответа, я молча провожу рукой сквозь огнетушитель, который висит на стене. Леонид спотыкается. Подходит к огнетушителю. Стучит по нему. Поворачивает удивленное лицо ко мне. Как ты это сделал? Не знаю, пожимаю плечами. Само так получается. Лицо мужчины выражает благовение. Я думал, ты фокусник-шарлатан и мы хотели тебя разоблачить в нашем шоу.Теперь, даже не знаю, как вести передачу.
Я сижу на диване, окруженный софитами, уже целый час.Напротив меня, парадом проходят фокусники, шарлатаны, просто больные люди. Зрители хлопают в ладоши, шумят, галдят. Леонид ведет свое рейтинговое шоу, которое смотрят по всей России. Внезапно наступает тишина. Леонид берет в руки микрофон, показывает пальцем на меня и громогласно объявляет.Сегодня, у нас в студии, человек, который попрал все законы физики. Человек, который проходит сквозь стены и лечит одним прикосновение руки. Смотрите на него и запоминайте. Это Мессия. Вот ты скотина, Серый, вяло подумал я.
Леонид, сидит рядом со мной на диване и ведет интервью. Банальные вопросы, где родился, где учился и бла бла бла.Наконец доходим до главного.Правда, что ты можешь лечить? Задумываюсь над вопросом. Нет, не правда. Я не лечу и не знаю, как это делать. Я не врач. Просто,когда я беру человека за руку, он выздоравливает. Как это происходит, я без понятия. Тут вскакивает какая то ряженная тетка с трибуны и начинает орать. А если ты кого то убьешь этим. Люди должны идти к докторам. Так пусть идут, я что запрещаю, огрызаюсь я. Бесплатная медицина, это зло, орет на тетку, лысый мужик. Если у него получается лечить, то пусть лечит. В студии начинает ор. Леонид поднимает руку и просит всех успокоится. В студию въезжает коляска, в которой сидит красивая девушка, с парализованными ногами. Вот выбор. Врачи сказали, что она больше не сможет ходить. Что ей делать?
Пока в зале опять стоит ор, мы встречаемся глазами с девушкой. Она растерянна и пытается найти у кого то поддержку.Я встаю и подхожу к ней. Как тебя зовут? Настя. Все будет хорошо, Настя. Сейчас, я тебя уведу отсюда.Я беру коляску и поворачиваю ее к выходу. Дорогу преграждает Леонид. Вылечи ее, это шоу. Люди хотят зрелищ.Только не при них, я киваю сторону беснующей толпы. Внимание, Леонид, жестом успокаивает публику. Сейчас произойдет сенсация. На ваших глазах, эта девушка снова сможет ходить.Меня пропускают и мы остаемся с Настей, в сумраке пустой комнаты. Сажусь перед ней на колени. Закрой глаза, больно не будет. Настя закрывает глаза и я беру ее за руку. Ладошка теплая и мелко дрожит.Накрываю ее второй рукой. Давай, дар.Не подведи меня. Медленно веду ее руку сквозь стену, как сквозь воду. Неожиданно чувствую, как даже в стене шевелятся ее пальцы. Оборачиваюсь на Настю. Она смотри на свою руку в стене с любопытством. Ты главное не бойся, все будет хорошо. А я и не боюсь.Я тебе верю, спокойно говорит она.Просто любопытно.Я медленно вытаскиваю наши руки из стены. Вот и все, отряхиваю пыль с колен. Попробуй пошевелить ногами. Она уходит внутрь себя и на ее лице появляется улыбка. Я чувствую пальцы ног. Она берет меня за руку и осторожно приподнимается. Покачивается от слабости. Просит прощения, что навалилась на меня. Делает маленький шаг, потом второй. Лицо снова расплывается в улыбке. Я хожу.
Появляемся в павильоне под громкие аплодисменты. Чудо, чудо, скандирует Леонид и его подхватывает публика.Появляется женщина змея и что то шепчет ему на ухо.Леонид походит ко мне.В комнате были камеры и все засняли. Сейчас тебя повезут к одному влиятельному человеку, будешь жить у него как у христа за пазухой.И не вздумай отказаться, он не принимает отказов. Глаза у Леонида становятся злыми. Это он спонсирует мое шоу. Мне становится не по себе. Понимаю, что с мои даром, мне больше не будет спокойной жизни. Меня будут перепродавать богатым людям и я стану игрушкой в их руках. Я поворачиваюсь к Леониду. Напоследок, я хочу показать, как я прохожу сквозь стену, для всех. Это буде супер рейтинг для вашего шоу. Леонид самовлюбленно заулыбался. Пусть вынесут бетонную стенку и я пройду сквозь нее. Леонид передает мои слова женщине-змее и та согласно кивает. Я поворачиваюсь к Насте. Прости девочка, но у нас с тобой ничего не выйдет.
Ажиотаж достигает апогея. Публика беснуется. В центре павильона появляется кирпичная стена. Любой желающий, подходит и проверяет ее на прочность. Леонид подходит ко мне. Не вздумай какие то фокусы придумать и исчезнуть.Тебя, с таким даром, достанут из под земли. Нет у меня никаких фокусов и больше не будет, говорю я ему и бросаюсь на стену.
Словно ничего не изменилось. Только я уже стою по другую сторону стены. Публика ревет, телевизоры в зале повторяют и повторяют, в замедленной съемке, как я прохожу сквозь стену. Появляется Леонид. Что ты, только что, сказал? Нет у меня больше дара, Леня. Я с размаху бью по стене кулаком. Боль пронзает руку. Проходя сквозь стену, тело распадается на атомы, а потом вновь собирается здоровым из днк человека. Вот и секрет лечения. Мой дар, это аномалия. Я прошел сквозь стену, был разобран на атомы и вновь собран здоровым человеком, обычным здоровым человеком, без дара. Мне нельзя было целиком проходить сквозь стену. Все, я бесполезен для ваших богатых дружков. Лицо Леонида перекосилось от злости. Этого не может быть,ты врешь. Ну тогда вези меня своим дружкам, если я вру, а можешь не вести и сказать, что я шарлатан. Леонид, щелкает пальцами двум бугаям у входа. Выкиньте эту мразь отсюда и чтоб я о нем больше не слышал.
Били меня долго. Очнулся в больнице. Настя меня нашла и вызвала скорую. Теперь, она для меня самый близкий человек. Удивительно, что не бросила, после того как я потерял дар. Нашел новых друзей. Сашка-хруст и медсестра Наташа, навещали меня. Наташа теперь моя сиделка, вместе с Настей. Дежурят по очереди. Серега приходил. С камерой. Оператор хренов. Извинялся, что втравил в такое дело. Бес,говорит, попутал. Но потом рассказал, что есть одно дельце. Можно ездить по городам, искать таких людей как я и снимать на камеру, а потом продавать в ток шоу. Был послан в жопу. Камера отнята. Сейчас, лежу на больничной койке, наслаждаюсь покоем и вот думаю. А правду ли я сказал Леониду, что мой дар, это была аномалия и он исчез после прохождения сквозь стену. Пока не проверял. Пусть это будет моя тайна.
Конец © Хихикающий доктор
submitted by xixidok to Pikabu [link] [comments]


2019.04.22 17:58 Amalackesh Сколько стоит перепланировка дверного проема

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4



Всем привет.
Долгая выдалась неделька, но я-таки добрался до компьютера и теперь могу запостить следующую часть. Пришлось поработать сверхурочно, чтобы разом втиснуть в бюджет и лондонскую квартплату, и подарки на Рождество. Приятного мало. Ладно, как бы там ни было, мне особо нечего сказать, кроме того, что эта часть — одна из самых длинных. Постараюсь поскорее выложить следующую.
Спасибо за помощь.
Игра в лево-право [ЧЕРНОВИК 1] 11/02/2017
Наутро всё было по-прежнему.
Странно. Обычно мы не обращаем внимания на размеренную, рутинную повседневность в нашей жизни, по-настоящему замечая её лишь тогда, когда что-то меняется. И всё же что я действительно замечала, размешивая медовый завиток на поверхности овсянки и глядя на людей вокруг меня, так это отсутствие всяких перемен.
Атмосфера предыдущего вечера сохранилась практически без изменений. Осталось прежним поведение каждого члена группы. Ночь с треском провалила свою миссию великого меридиана, разделяющего прошлое и будущее, и не принесла с собой ни конца "вчера", ни надежды на завтра. Всё было так, словно вчерашний день разлился опрокинутой чернильницей в нынешнее утро, окрашивая его всё теми же страхами и раздорами.
Лилит и Ева скрестив ноги сидели друг против друга на расстеленной по земле клеёнке. Обе молчали — и у обеих была на это своя причина. Лилит всё ещё негодовала по поводу вчерашнего разговора с Робом, а Ева явно была сильно напугана, хоть она и пыталась не подавать виду. Девушки и пальцем не тронули стряпню Роба — полагаю, это решение Лилит приняла за обеих.
Напротив меня сидели Аполлон, Бонни и Клайд. Аполлон задавал тон беседе, пытаясь вернуть к жизни свой привычный славный юмор. Бонни и Клайд, как могли, помогали ему, смеясь над остротами и улыбаясь его байкам.
Блюджей всё утро не выходила из машины, дистанцировавшись от группы, и завтракала своим провиантом. Я встретилась с ней глазами, и она язвительно отвела взгляд.
А Роб? Роб нашёл, чем себя занять: приготовил завтрак, затем заправил Вранглер одной из канистр с бензином. Рутина приносит ему умиротворение. Думаю, таким образом он нередко борется и с другими проблемами. Отрешается от них. Роб превратил себя в рабочий инструмент, который слишком занят для того, чтобы чувствовать скорбь, и который вряд ли выйдет из этого состояния, пока эта скорбь не отойдёт на второй план.
Не самый полезный для психики копинговый механизм. Уж я-то знаю. Я занялась примерно тем же.
АШ: Клайд, можно тебя на пару слов?
Клайд, немного удивлённый, оторвался от тарелки.
Клайд: Меня?
АШ: Ну да, если тебя не затруднит.
Клайд: О, нет-нет, ничуть. Хочешь прямо сейчас? Я не особо голодный.
АШ: И я. Да, давай сейчас. Ты не против, если мы немного отойдём?
Клайд кивнул. Отложив миску, я встала и отвела Клайда к яблоням. Никто не уделил нам особого внимания.
Клайд: Ты как, Бристоль?
АШ: Более-менее. А ты?
Клайд: Я, эм-м… справляюсь.
АШ: Я хотела спросить… Клайд, почему вы с Бонни взяли такие позывные?
Клайд: Хм, ну, нам не пришлось долго над этим думать. В детстве мы любили играть в “разбойников”. Как-то раз Бонни ограбила банк.
АШ: Правда?
Клайд: Да нет, конечно! Это был магазинчик с мороженым. Но Бонни притворилась, будто это банк, и забежала внутрь, сложив из пальцев пистолет. Сказала миссис Гилфорд, что это ограбление.
АШ: Ого, а по ней и не скажешь.
Клайд: Она была тем ещё сорванцом. Что ни день — то приключение. В общем, после успешного “ограбления” мы получили по рожку с сиропом от миссис Глиффорд и по новому прозвищу от соседей. Когда Роб сказал, что нужно придумать позывные, это было первое, что пришло нам в голову.
АШ: Отличный выбор.
Я сделала паузу, чтобы дать предыдущей теме разговора улечься. Учитывая обстоятельства, это мог быть последний раз, когда бы мы с Клайдом вот так по-дружески болтали.
АШ: Бонни сказала мне, что говорила с автостопщиком.
Его лицо переменилось. Только услышав мои слова, Клайд вмиг весь напрягся и широко открыл глаза. После недолгого молчания моя догадка в один момент подтвердилась.
Клайд: Ког… когда сказала?
АШ: Прости, Клайд… Она не говорила. Ты сам только что сказал.
Я почти увидела булыжник, что ухнул в самое нутро Клайда. Почти ощутила мучительный стыд человека, что так легко попался на крючок, так легко выболтал сокровенную тайну. Впрочем, я себя чувствовала ничем не лучше. Наврать Клайду, увести его подальше от Бонни под предлогом интервью... Не считая чудовищности с чисто человеческой точки зрения, это так же чудовищно шло вразрез и со всеми моими профессиональными идеалами.
Клайд не мог выдавить из себя ни слова, так что я решила поднажать.
АШ: Мне кажется, лучше всего будет позвать сюда Бонни.
Невнятно кивнув, Клайд молча поковылял обратно к Бонни и зашептал ей что-то на ухо. Бонни положила руку ему на плечо, чтобы подняться с земли. Что бы там ни сказал ей Клайд, она присоединилась к нам в тени яблонь, ничуть не сердитая.
Бонни: Я не хотела неприятностей, и... и Клайд так долго ждал эту поездку. Я просто не могла допустить, чтобы нас отправили домой. Прости.
АШ: Что там было, Бонни?
Бонни: Всего пара слов. Я не заговаривала с ним, всё, как Роб велел, но потом он... Я просто сказала: "Будьте здоровы". Только и всего.
АШ: И всё?
Бонни: Ну, я... он сказал "спасибо", и потом он, знаешь... стал такой общительный, и я подумала, ну, всё равно ведь я уже не сдержалась, словом меньше, словом больше — невелика разница, ведь так?
Клайд: Она, вообще-то, больше ничего и не сказала.
АШ: А что автостопщик? Он сказал что-нибудь?
Бонни вдруг улыбнулась — точь-в-точь как прошлой ночью. Той же мечтательной, восторженной улыбкой, полной приятных воспоминаний.
Бонни: Он рассказал мне о том чудесном местечке. Правда ведь, там чудесно, Мартин?
Клайд: Господи, Бонни...
Бонни: А что такого? Почему мне нельзя об этом поговорить?
Я оглянулась на Клайда — сжатые губы, ни мускул не дрогнет. Он силился удержать что-то в себе — что-то, что предательски лезло наружу, выдавая тревогу.
Клайд: Ты только о том и болтаешь, Бонни. Сперва ты упомянула об этом всего пару раз... но после Джубилейшен уже не умолкала.
АШ: Вы, ребята, часом, не про Винтери-Бэй?
Услышав это название, Клайд скривился, а Бонни расплылась в улыбке.
АШ: Скажи, Бонни — мы ведь туда едем?
Бонни: Автостопщик сказал, что да. Жду не дождусь, так хочется посмотреть!
Я не могла сказать того же о себе, и Клайд, судя по всему, был со мной солидарен. При мне Бонни упоминала Винтери-Бэй всего пару раз, но, как видно, в моё отсутствие она занималась этим куда чаще. Мне стало жаль Клайда, когда я представила, каково ему приходится. И всё же я не могла не заметить немыслимую безответственность его поведения.
АШ: Роб знает?
Клайд: Знаешь, я не хотел...
АШ: Не хотел его беспокоить? Или не хотел, чтобы он отправил вас домой?
Бонни: Да всё в порядке, честно.
АШ: Так или иначе, вы должны всё рассказать Робу до отъезда.
Клайд беспокойно поёрзал.
АШ: Я не собираюсь делать это вместо вас. Но неужели мало того, что уже случилось? Эйс... тут опасно, понимаете? Сейчас нельзя ничего скрывать друг от друга.
Мне оставалось лишь надеяться, что Клайд не заметит, насколько иронично это звучит после того, как я скрыла от него свои истинные намерения всего пять минут назад. Он кивнул, взял Бонни за руку, и они медленно побрели к "Вранглеру". Роб загружал в машину последние складные стулья. Говорили они недолго. В конце Роб просто опустил руку Бонни на плечо и отправил брата и сестру восвояси. Не похоже было, чтобы он очень уж взбесился. Может, потому, что его голова была занята другим.
Уже второй раз за сегодня я повела себя совершенно не по-журналистски. Я должна была быть лишь сторонним наблюдателем в этой истории, беспристрастно документировать ход событий и не позволять себе как-либо вмешиваться. Хотела бы я, чтобы так было и впредь. Но слишком многое уже поставлено на карту, и, хоть секреты пошли бы на пользу моей будущей статье, безопасности нашего маленького отряда они сулили только вред. А после случившегося с Эйсом непредвзятость истории волновала меня несколько меньше, чем возможность вернуться домой, чтобы рассказать её.
Роб, судя по всему, готовился изречь своё обычное утреннее послание к народу. Члены отряда — кто-то с большей, а кто-то и с меньшей охотой — подошли к "Вранглеру".
Роб: Что же, перво-наперво хочу сказать вот что... эм... Все мы чутка погорячились прошлой ночью. За себя я прошу прощения. Спасибо вам всем, что забрались со мной так далеко, и, в общем, ежели кто хочет повернуть обратно сейчас — то ничего дурного тут нет.
Никто не шелохнулся.
Роб: На случай, если решите вернуться. Поедете поодиночке — всегда держите радио включённым, не сходите с маршрута и следуйте тем же правилам, что и раньше. А теперь те, кто едет со мной, поднимите руки.
Я окинула взглядом своих сотоварищей. Конечно, руки поднимут Бонни и Клайд, для себя они уже всё решили. И Блюджей — она уверена, что на этой дороге бояться нечего. Аполлон, кажется, колебался, а у Евы и Лилит назревал раскол. В целом выходило, что прямо здесь и сейчас наш небольшой отряд мог уменьшиться почти вполовину.
Блюджей лениво подняла руку. Следом, само собой, подняли Бонни и Клайд. После недолгих колебаний к ним присоединился и Аполлон.
Аполлон: Ну, досюда-то я ведь доехал.
Остались лишь Лилит и Ева. Быстро переглянувшись с подругой, Лилит вздёрнула руку, и Ева последовала её примеру, хотя и довольно робко.
Я была удивлена, что даже после вчерашнего никто не собирается возвращаться, но ясно было, что причины у каждого свои. Мне не хотелось прощаться ни с кем из них. Я только-только приступила к мысленному гаданию на кофейной гуще, пытаясь выяснить эти самые причины, как вдруг поняла, что все смотрят на меня.
АШ: Ой, извините. Да, конечно, я... ну, это... еду дальше.
Я вытянула руку в сторону дороги, и ещё зачем-то подняла вторую вверх.
Роб: Ну, что же. Я так понимаю, все в деле. Путь нас сегодня ждёт долгий, но не особо богатый на достопримечательности. Просто следуйте правилам, а там будь что будет, пожалуй.
Как только мы выехали на дорогу, я начала немного ёрзать. Сидячая жизнь путешественника брала своё, и я стала замечать, что наше знакомство с пассажирским сиденьем Вранглера становится слишком уж близким. Вчера ночью я не могла нарадоваться возможности размять ноги.
Следующие пять часов оконные пейзажи были захвачены Елисейскими полями кукурузы. Поворотов было мало, и мы проезжали приличное расстояние между ними, но Роб не расслаблялся. Лишь с большим трудом мне удалось привлечь его внимание.
АШ: Разве джипы не жрут топливо, как бешеные?
Роб: Что есть, то есть. Поэтому я всегда беру в дорогу бензин.
АШ: Знаешь... А ведь стрелка указателя топлива почти не сдвинулась с самого утра.
Роб: Ха-ха, заметила, а? Я всё ждал, заметишь или нет.
АШ: С чего вдруг? Что ты с ней сделал?
Роб: Ничего. Это всё дорога. Заставляет бензин выгорать медленнее.
АШ: Серьезно?
Роб: И не только. Ты как, смогла доесть свой завтрак утром?
АШ: Нет... А что?
Роб: Да никто не смог, разве что один Аполлон. Чем дольше едем, тем меньше нам требуется еды.
АШ: Постой-ка. Ты ведь говорил — дорога будет мешать ехать дальше.
Роб: Ага.
АШ: А теперь ты говоришь, что она, вроде как, помогает нам.
Роб: Ага.
АШ: Выходит, она настроена против, но в то же время как бы подстёгивает нас? Звучит очень странно, как по мне.
Роб: Звучит очень жизненно, как по мне. Всегда есть "за" и "против".
Пожалуй, в этом есть логика. Несмотря на свою ставшую притчей во языцех одержимость загадками дороги, Роб как-то до причудливого терпимо относился к таинственным законам и принципам, по которым она существовала. Он словно бы и не нуждался в понимании того, как и почему всё устроено — или, по меньшей мере, пока не нуждался.
Купаясь в потоках свежего загородного воздуха из открытых окон, я растворилась в убаюкивающей бесконечности полей, расстилавшихся вдоль дороги. Мне хотелось знать, многим ли довелось увидеть эти бескрайние просторы. Хотелось знать, где мы — не на карте, нет — где мы в другом, куда более широком смысле. До сих пор ли мы в том месте, которое я знала, как “наш мир”? Или мы уже за его пределами? Или выше него, или ниже? Или, может, мы просто просочились через трещины во что-то, лежащее между мирами?
Роб сбросил скорость, как он обычно делал перед поворотами. Я перевела взгляд на салон Вранглера и, наконец, остановилась на зеркале заднего вида.
Позади нас что-то было. Человекоподобный силуэт, едва различимый на таком расстоянии. Раскачиваясь, он быстро двигался в нашу сторону, причём двигался — хоть у меня не было в этом большой уверенности — на своих двоих.
АШ: Роб, что это?
Роб: Что-то новенькое.
Роб схватил радио. Но прежде, чем он успел что-то сказать, динамик захрипел и донёс до нас полный ужаса голос Евы.
Ева: Ребята, я что-то вижу сзади... ребята? Что-то идёт за нами! Блюджей, ты видишь?
Блюджей не отвечала. По-видимому, она не считала, что стоит тратить на это время. Из приёмника опять зазвучал панический писк Евы.
Ева: Это ведь не из Джубилейшен? Ребята? Ребята?!
Роб: Всем отставить панику. И прибавить газу.
Роб чуть сильнее нажал на педаль. Вранглер мягко ускорился, и вслед за ним с нетерпением набрал скорость весь конвой.
Аполлон: Эй, Роб, это ещё кто?
Роб: Не уверен точно, но скоро поворот. Посмотрим, последует ли он за нами, когда свернём.
Силуэт, шатаясь, приближался. Его руки криво торчали по бокам, как ветки, и теперь, когда он приблизился, я вдруг поняла, что с его лицом что-то не так.
Ева: Ребята, пожалуйста, скорее. Пожалуйста.
Лилит: Успокойся.
Ева: Оно гонится за нами!
Я легко могла понять панику Евы. Сама-то я имела роскошь ехать в голове. Именно я первой оказалась по другую сторону той чёртовой сосны, когда она повалилась на дорогу. А Ева теперь — вторая с конца, и ей остаётся лишь полагаться на скорость трёх машин впереди. Эйс вынужден был ждать, пока мы всё проедем, и это стоило ему жизни. Теперь Ева и Лилит стали на одну машину ближе к месту, которое занимал он.
Ева: Его лицо... О, Господи! Боже мой. Ребята, пожалуйста!
Блюджей: Иисусе, да заткнись ты уже!
Аполлон: Эй, это не работает! Роб, что-то эта штука быстрая, нам лучше...
Роб: Нам лучше держаться курса. Он нас пока не нагнал, только...
Ева: О, боже. Боже-боже-БОЖЕ!
Указания Роба потонули в визге покрышек. Ева резко вывернула из строгой линии конвоя и рванула в зазор между машинами и обочиной. Обогнала Бонни и Клайда. Обогнала Аполлона.
На миг наши окна поравнялись.
Лилит кричала на Еву, чтобы та успокоилась. Ева просто визжала, ведомая безудержным страхом. Их машина пронеслась мимо нас и помчалась дальше по дороге. Роб выругался и взялся за радио.
Роб: Паромщик — Еве и Лилит. Остановитесь сейчас же.
Лилит: Ева, сбрось скорость!
Роб: Ева, чёрт тебя дери! А ну...
Сквозь лобовое стекло я увидела, как их машина остановилась. Не медленно, постепенно сбавляя скорость, а буквально встала как вкопанная. Еву и Лилит с силой швырнуло на приборную панель.
АШ: Роб, что происходит?
Роб: Я велел им быть осторожнее!
АШ: В чём...
И вдруг в ответе пропала нужда. Он был прямо у меня под носом, выгравированный в обочине дороги. Крохотный просвет в бесконечных рядах золотистой кукурузы, лишь немногим шире кузова Вранглера. Дорожка грязи уходила влево метрах в десяти впереди нас — и примерно в пятидесяти метрах позади Лилит и Евы. Теперь я поняла, почему был так осторожен Роб и почему Еве стоило следовать его примеру.
Они пропустили поворот.
Роб: Паромщик — всем машинам. Я нашёл поворот, пошевеливайтесь. Ева и Лилит — ждите в машине. Я вернусь за вами.
Роб включил поворотник, готовя группу к резкому повороту влево, и вдавил педаль газа. Как только мы нырнули в отворот, Лилит и Ева скрылись за стеной кукурузы. Роб продолжал движение, пока сзади не освободилось достаточно места для остальных.
Как только все спустились с дороги, Роб забрался в кузов Вранглера, схватил ружьё и спрыгнул на землю. Я мигом выкарабкалась вслед за ним.
Когда мы вышли на дорогу, силуэт уже преодолел значительное расстояние и теперь находился достаточно близко, чтобы я могла увидеть, что именно не так с его лицом. В определённой точке, начиная с самой макушки и заканчивая строгой линией за щеками и под челюстью, голова просто-напросто кончалась. Словно важнейшая часть черепа была срезана, а лицо вогнуто внутрь и укрыто в тени оставшихся черепных костей. Жуткий живой капюшон, который казался куда глубже физически возможного предела.
Так или иначе, это было ещё не всё. Его вытянутые руки были изогнуты в нескольких местах. На каждом неестественном изгибе цвели лиловые пятна, как если бы руки были многократно сломаны. Одна нога была также выгнуты в одну сторону — именно поэтому его походка, которая до сих пор несла его к нам, была такой неровной.
Вскинув ружьё к плечу и увещевая фигуру повернуть назад, Роб дрожал.
Существо игнорировало его требования и продолжало двигаться. Даже когда пуля ударила его прямиком в грудь, оно ничуть не замедлилось. Мы были вынуждены отскочить в сторону с его пути, а Ева и Лилит съёжились в своей машине, ожидая его приближения.
Страх превратился в недоумение, когда существо пробежало мимо них и продолжило свой путь по дороге. Как если бы оно вовсе и не заметило нас.
Роб облегчённо выдохнул, опустил ружьё и побежал к остальным. Как только он ушёл, я вдруг заметила кое-что очень странное. Наистраннейшее, учитывая всю потусторонность убегающего существа: в его облике было нечто знакомое. А именно — его предпочтения в гардеробе.
Футболка, покрытые грязью джинсы. Они не отличались от тех, что я нашла в коричневом кожаном рюкзаке вместе с бруском взрывчатки.
Я полезла в карман, выудила телефон и пролистала контакты. Глядя, как человек судорожно ковыляет по дороге, я набрала номер, записанный прошлой ночью. Тот, что был в списке входящих на Нокиа. Номер, который, возможно, принадлежал тому, кто собрал бомбу — и кто был за рулём машины в тот день.
В следующее мгновение безмолвное шествие существа нарушил звонок. Я сбросила, внезапно осознав, как опрометчиво это было с моей стороны, и молясь, чтобы странная фигура не расценила мой звонок как повод развернуться.
Мне повезло — по крайней мере, на этот раз. Мелодия звонка оборвалась, и фигура продолжила свой шаткий марш к горизонту.
Следующим, что я услышала, был крик.
Оглядевшись в поисках его источника, я увидела ногу Евы, выставленную из открытой двери машины. Ногу, которую Ева отчаянно пыталась оторвать от асфальтового покрытия — по всей видимости, безрезультатно.
АШ: Ева, что с тобой?
Дрожащими пальцами Ева неуклюже развязала шнурки и втянула ногу обратно в машину. Её ботинок остался на месте, и дорога под ним, кажется, стала немного эластичнее — судя по образовавшемуся углублению в асфальте. Медленно, но верно вся подошва ботинка растворилась в дорожном покрытии. Ева смотрела, как тёмный асфальт медленно засасывает её ботинок, обволакивая каблук и утягивая его под землю.
Мы с Евой разом подумали об одном и том же. Наши взгляды пересеклись на задней части машины, где точно такие же мягкие вмятины постепенно проступали под покрышками.
Вопль ужаса Евы оказался заглушен рёвом двигателя. Я спрыгнула с дороги к машинам, которые время задним ходом выезжали мне навстречу. Блюджей, Бонни и Клайд, Аполлон и, наконец, Роб как попало припарковались вокруг меня. Роб выскочил из машины и приблизился ко мне.
Роб: Они что, до сих пор не выбрались?
Едва задав вопрос, он увидел торчащее из дорожного покрытия голенище ботинка Евы, которое продолжало тонуть в асфальте. Дорога медленно, но ненасытно вспенивалась вокруг шин, поглощая резину и заглатывая нижнюю кромку протекторов.
Среди всей этой немыслимости всё, что я могла сказать Робу:
АШ: Они пытаются.
Лилит и Ева что есть мочи жали на газ. Двигатель рычал на дорогу, пытавшуюся свести его усилия на нет, а шасси скрипело и стонало от страшного механического напряжения. Колёса, впрочем, не проворачивались ни на дюйм. Шины теперь принадлежали дороге, захваченные неведомой силой, что продолжала втягивать их вглубь земли.
Сражённый двигатель заглох, и я увидела Еву, кричащую с прижатыми ко рту кулаками, пока дорога спокойно делала своё дело.
Роб: Чёрт дери, мы не можем до них достать. Скажи, чтобы лезли на машину.
Аполлон: Что за... что тут творится, Роб?
Роб: Бристоль! Скажи им, чтоб лезли на крышу!
Роб пошёл к Вранглеру. Остальные сгрудились на дороге, в одну линию с левым поворотом, где, как мы считали, было безопасно стоять. Все, за исключением Блюджей, наблюдали в тревожном молчании.
АШ: Ева! Лилит! Забирайтесь на машину, ладно? Девчонки, слышите?
Ева: Мы тонем! Пиздец... пиздец, мы...
АШ: Ева! Я пытаюсь помочь. Роб что-то придумал, но вы должны залезть на крышу машины. Ни о чём другом не думайте. Откройте дверь, опустите стекло и взбирайтесь, как по лестнице.
Ева впала в ступор. Лилит не колебалась. Одной рукой она взялась за верхний край открытой двери, поставила ногу на открытое окно и ухватилась свободной рукой за крышу. Дверь пошатнулась на петлях под её весом. Одним мощным усилием Лилит качнула дверь обратно и взобралась на крышу.
Машина уже погрязла в битуме по самое шасси. Ева смотрела, словно загипнотизированная, как дорога утягивает её ещё глубже.
Лилит: Сара, посмотри на меня!
Лилит подползла по крыше, протянув руку к Еве. Голос подруги, видимо, был единственным, что могло разрушить пугающее единение Евы с ожидающей её бездной. Она оглянулась и увидела ладонь Лилит в паре сантиметров от своего лица.
Лилит: Залезай.
С глазами, полными слёз, быстро и обрывисто дыша, Ева схватилась за руку Лилит. Та ухватилась покрепче за край своего дверного проёма и, дрожа от напряжения, потянула Еву на крышу машины. Ева взвизгнула, когда дверь отъехала, и целиком положилась на силу хватки Лилит.
Ева присоединилась к подруге ровно в тот момент, когда дорога поглотила нижний край дверей, заливаясь внутрь салона, словно лава.
Роб: Чёрт, они слишком далеко.
Роб вернулся от Вранглера, быстро распуская длинный моток голубого альпинистского троса. Я не раз видела его в кузове машины, но мне и в голову не приходило, что когда-нибудь он пригодится.
Роб продел конец троса в карабин и закрепил тугим узлом. Держа его в руке, он закричал Лилит и Еве.
Роб: Так, слушайте, у нас всего одна попытка. Я бросаю вам крюк, а вы ловите его и натягиваете, ясно? Потом цепляете крюк за что-нибудь и лезете к нам по тросу. Только не навернитесь. Лады?
Лилит побледнела. Она кивнула, а затем поднялась на ноги и встала на заднем краю крыши. Ева наблюдала, обхватив колени руками.
Роб: Ладно, была не была.
Роб начал раскручивать трос над головой. Широкий волнообразный круг разом выровнялся под весом карабина. Я инстинктивно вжимала голову в плечи, когда трос проносился над моей головой, вращаясь всё быстрее и быстрее. Сжав зубы и покраснев от натуги, Роб одним мощным броском метнул трос, и тот, словно леска удочки, описал дугу в воздухе в направлении протянутых рук Лилит.
Я следила, как он пролетает перед ней, и как блики солнца играют на карабине, пока он стремительно летит вниз.
Она поймала трос и крепко ухватилась за него дрожащими руками.
Несмотря на эту победу, лицо Лилит внезапно исказилось от захлестнувшей её паники. Она держала трос высоко над головой, дико таращась на асфальт между машиной и нами. Я проследила за её взглядом и обмерла. Она поймала трос, но не натянула его достаточно быстро.
Хоть Роб всё ещё держал свой конец троса над головой, он имел слишком большой запас, когда упал в руки Лилит. Трос превратился в вялую дугу, нижний край которой коснулся асфальта. Несколько драгоценных секунд — и Лилит уже не могла свободно тянуть трос. Он уходил под землю. Верёвка начала выскальзывать сквозь пальцы Роба, и ему пришлось её бросить.
Роб: Чёрт! Ладно... Что бы ещё найти. Что-то, чтобы положить на асфальт.
АШ: Пустые канистры? Они могли бы насту...
Роб: Слишком ненадёжно, и пришлось бы бросать их очень уж метко. Ладно... ладно.
Дорога уже претендовала на добрую половину машины, сожрав номерной знак и утягивая её всё глубже и глубже. Лилит беспомощно наблюдала, как мы совещаемся, Ева тонула в слезах позади неё.
Клайд: Мы можем взять подстилку.
Роб: У нас нету такой, которая тянется.
АШ: А как насчёт...
Аполлон: Я пойду.
Заявление Аполлона застало нас врасплох. Повернувшись, я отметила полную прямоты и силы уверенность в его позе.
Аполлон: Они долго не протянут. Есть одно короткое мгновение перед тем, как дорога за тебя берётся, поэтому они заехали так далеко прежде, чем встали. Я проеду к ним, они прыгнут на мою машину и мы вместе выкарабкаемся обратно по верёвке.
Роб: Нет у меня больше никаких верёвок.
Аполлон: Но у тебя ведь есть лебёдка, так? Если я поеду, держа трос на коленях, он точно не провиснет. Потом я зацеплю крюк за свой верхний багажник и мы свалим оттуда нахрен.
Роб: Твоя машина подходит лучше всего. Но за руль сяду я.
Аполлон: Тебе нужно сидеть на лебёдке. А Бонни и Клайд не смогут выкарабкаться обратно по тросу.
АШ: А я? Я легче, мне будет гораздо проще.
Аполлон: Но ты не сможешь помочь им перебраться на мою крышу. Мы зря тратим время, ты ведь знаешь, что это хорошая идея.
Роб замер на миг, изо всех сил стараясь придумать лучшее решение.
Роб: Лучше бы тебе вернуться оттуда, Аполлон.
Аполлон: Даже не думай там прохлаждаться, Роб.
Аполлон ухмыльнулся и со всех ног рванул к своему Роверу. Роб, не теряя ни секунды, подбежал к лебёдке, переключил её в ручной режим и стал разматывать, сбрасывая наземь новую и новую порцию высокопрочного автомобильного троса.
Я повернулась к Лилит.
АШ: Лилит, ты всё слышала?
Лилит прижалась к Еве, пытаясь утешить её, в то время как фары их машины уже исчезали в асфальтовой бездне. Услышав меня, она резко обернулась.
Лилит: Что... В чём дело?
АШ: Аполлон идёт к вам. Вам нужно будет перепрыгнуть на его машину и выбраться по верёвке, поняла?
Лилит: ...Поняла!
Она поспешила обратно к Еве, взяла её за плечо и объяснила наш план.
Роб: Ладно, должно хватить.
Роб слез с капота Вранглера. Он вывел кабель лебёдки через раму для фар на крыше, убедившись, что расстояния до земли хватит на пути туда и, что ещё более важно, на пути обратно по кабелю. Другой конец кабеля уже торчал из бокового окна машины Аполлона, со стороны водителя.
Бонни и Клайд помогали выбрасывать вещи из багажника Аполлона на дорогу за машиной. Чем меньше он вёз с собой в эту рискованную поездку — тем лучше.
Роб: Всё готово.
Аполлон: Отлично. Увидимся на той стороне, Роб.
Аполлон вдавил педаль газа. Рэндж-Ровер рванул вперёд и быстро разогнался до предельной скорости. Под рёв двигателя он пролетел левый поворот и помчался по участку дороги к Лилит и Еве. У него были считанные секунды, чтобы пересечь этот участок и приблизиться к двум напуганным до смерти девушкам. Кабель струился из окна — и вдруг резко натянулся.
Аполлона швырнуло вперёд — машина бескомпромиссно встала в каком-нибудь метре от Лилит и Евы. Выглядело жёстко, однако Аполлон каким-то образом сумел сохранить и кабель, и — что совсем уж немыслимо — своё чувство юмора.
Аполлон: Вряд ли моя страховка такое покрывает.
Неуклюже, всё ещё ощущая на себе последствия резкой остановки, Аполлон рывком открыл дверь и начал выбираться из машины.
Аполлон: Натяни потуже, Роб!
Не сводя глаз с Аполлона, я услышала механический гул ожившей лебёдки. Выбравшись на крышу машины, Аполлон прицепил крюк на конце кабеля к одной из поперечных балок верхнего багажника и надёжно закрепил. Через пару мгновений кабель туго натянулся.
Аполлон сошёл на капот своей машины, протянув руки к девушкам. Прыгать было недалеко, но высоко: багажник их машины уже тонул в дорожном покрытии.
Аполлон: Так, давайте, я вас поймаю, надо спешить.
Лилит поднялась на ноги, помогла Еве, и обе встали на быстро исчезающий багажник.
Лилит: Так... Ладно...
Лилит с визгом прыгнула к Аполлону. Та нога, что была впереди, приземлилась на капот его машины, но вот вторая осталась болтаться в воздухе. Аполлон схватил её за руки и затащил на машину, прижав к себе, пока она пыталась найти опору в гладком металле капота. Как только Лилит приняла устойчивое положение, он дал ей забраться на крышу, откуда она немедля уставилась на Еву.
Аполлон: Видишь, Ева, ничего такого. Давай.
Руки Евы дрожали, она отступила, обдумывая прыжок. Борясь с воплем собственного инстинкта самосохранения, Ева встала на край багажника и с визгом прыгнула. Носок её ступни оторвался от багажника за жалкую секунду до того, как он потонул в мутной, смолистой черноте дорожного покрытия.
Ева недопрыгнула лишь чуть-чуть. Одна её рука, судорожно пытаясь уцепиться хоть за что-то, достигла руки Аполлона, в то время как её ноги били и скребли по решётке радиатора, пытаясь нащупать какую-нибудь точку опоры. Приземление Евы дёрнуло Аполлона в сторону, а неожиданно приложенный вес её тела совсем вывел его из равновесия. За секунду, заставившую кровь застыть в жилах, когда Аполлон подтягивал Еву к груди, обхватив её своей рукой, его центр тяжести вышел за край капота.
Падение длилось целую жизнь. В объятиях друг друга Аполлон и Ева неумолимо приближались к выжидающему, ненасытному дорожному полотну. За долю секунды до того, как упасть, Аполлон использовал последний дюйм опоры, чтобы придать себе вращение. Поворот продолжился в падении, и теперь Ева смотрела на дорогу, а Аполлон - в светлую синь неба. Одним последним усилием Аполлон оттолкнул талию Евы от себя и поднял её на вытянутых руках.
Спина Аполлона глухо стукнулась об асфальт, и следом в него звучно врезалась его голова. Оглушённый, оцепеневший, он всё-таки сумел удержать Еву над собой, защитив всё, кроме её стоп, от удара о земную твердь.
Аполлон: Наверх... живо наверх.
Обратив к Аполлону лицо, искажённое страхом, сожалением и виной, Ева посмотрела в его глаза и заплакала. Наконец, собравшись, она оттолкнулась от него, выдрав ногу из шнуровки и оставив в асфальте ботинок с носком, и вскарабкалась на капот Рэндж-Ровера. Дрожащими губами она, не переставая, молила Аполлона о прощении.
Аполлон: Всё хорошо. Всё хорошо. Лезь. Всё хорошо.
Он повторял эти два слова снова и снова, до тех пор, пока я не перестала уже быть уверена, кому он их говорит. Дорога обтягивала его, утаскивала в свои недра. Ева обернула к нему лицо, перекошенное страданием.
Бонни зарылась лицом в Клайда, не в силах смотреть на то, что будет дальше.
Ева: Прости! Мне так жаль!
Аполлон: Это... это ничего. Просто двигайся дальше, ладно? Это не больно... совсем не больно, честно.
Уровень дороги теперь был выше его ушей. Входя в новый мир совершенного безмолвия, Аполлон понимал, что конец уже близок.
Аполлон: О, боже. Роб! РОБ!!!
Я не буду описывать его последние секунды — ради вас и, в конечном счёте, ради него. Перед тем, как утонуть в дороге, Аполлон попросил Роба кое-что сказать его семье. Он просил передать родным, что любит их. Роб кивнул, сознавая, что Аполлон уже не может услышать его ответ.
Короткий вскрик панического отчаяния — и глаза и рот Аполлона обволокла дорога. Его крик потонул в густом асфальте.
Ева смотрела, как оставшиеся части его тела погружаются в дорогу, пока Лилит пыталась вытянуть её на крышу за рукав.
Лилит: Давай, надо идти. Сара, надо идти!
Ева: Прости.
Прошептав последнее трогательное извинение пустоте, Ева поднялась к Лилит, и теперь они вместе смотрели на кабель.
АШ: Ладно, девчонки, просто двигайтесь вдоль верёвки, пока не повиснете на ней, и потом перебирайтесь на нашу сторону.
Лилит: Поняла! Ты готова?
Ева глянула на подругу.
Ева: Я... Я не...
Лилит: Просто повторяй за мной, хорошо? Держись сразу за мной.
Колёса Рэндж-Ровера уже исчезли. С каждой секундой расстояние от кабеля до земли сокращалось, а наклон между верхним багажником машины и фарами на крыше Вранглера становился всё круче. Им нужно было идти сейчас или никогда.
Ева окидывала взглядом всю длину верёвки. Я почти видела, как яростно её разум сопротивляется перспективе куда-то по ней лезть.
Ева: Я не могу.
Лилит: Сара... нам, блядь, придётся, ясно? Давай за мной.
Лилит обхватила Еву обеими руками, заключив в объятия её остолбеневшее, дрожащее тело, а затем отпустила её и поползла под кабелем, медленно, но верно продвигаясь к цели. Цепко сжимая его руками и надёжно обхватив обеими ногами, она подтягивала себя вдоль него, и с каждой секундой её ноги задирались всё выше над головой. На полпути к нашей крыше она задержала взгляд на мне.
Лилит: Она ползёт за мной?
Асфальт уже поглотил шасси Рэндж-Ровера. Ева не шелохнулась. Полоса чёрного асфальта была для неё всё равно, что бездонной пропастью, Большим каньоном. Одна мысль о том, чтобы повиснуть над этой пропастью, приводила её в ужас.
АШ: Сара! Сара, это не так страшно, как кажется, пожалуйста! Пожалуйста, давай к нам!
Лилит преодолела самую нижнюю точку. Её кулаки побелели от силы, с которой она цеплялась за кабель. Роб протянул к ней руки и помог подтянуться на крышу — теперь он успокаивал её, говорил, что она в безопасности, и убеждал разжать пальцы.
Наконец её ноги коснулись твёрдой поверхности, и Лилит рухнула на машину, рыдая от перенапряжения.
Лилит: Сара! Ну пожалуйста, давай!!
Ева: Я не могу! Я не могу... Я...
Лилит: Пожалуйста, Сара... Иди ко мне.
Часто дыша, дрожа от волнения, Ева спустилась к кабелю и ухватилась за него. Медленно, но верно, покуда асфальт пожирал номерной знак меньше, чем в метре под ней, Ева повисла на кабеле и начала отчаянно и неуклюже ползти по нему.
Она опоздала. Её спина висела в сантиметрах от алчущей поверхности, пока она кое-как волокла себя к нам, поднимая ноги, скребя ими по кабелю и изо всех сил сжимая его руками, чтобы удержаться.
Ева: У меня не получается!
Лилит: Получается! Двигайся дальше!
Совершенно лишившись равновесия, Ева попыталась подтянуться выше. Но, так или иначе, коснувшаяся тёмной смолы нога не позволила бы ей сохранить такое положение. Перевернувшись, она упала на дорогу.
Лилит страшно, надрывно закричала. Ева зарыдала, влепившись одной стороной головы в асфальт, который тут же скрыл её щёку.
Ева: Прости. Прости.
Лилит: Нет. Нет. Пожалуйста, не извиняйся!
Ева: Я... тебя люблю. Я люблю те... тебя, Джен.
Лилит: Я тоже тебя люблю... Прости, что я не... Прости!
Ева пыталась ответить, но половину её рта уже намертво запечатал всепоглощающий асфальт. Быстрое дыхание в конце концов перешло в один глубокий вдох, и её нос со ртом окончательно ушли под дорогу.
Единственный оставшийся глаз бросил последний мимолётный взгляд на Лилит — а затем исчез и он.
Я отвернулась от того, что пока не утонуло. Всё, что было важно, уже ушло.
Лилит опустилась на колени, и из её разрывающихся лёгких вырвался протяжный, полный скорби вой. Роб стоял, как вкопанный, и, как видно, искал какое-нибудь дело, чтобы в него зарыться. Бонни и Клайд, отвернувшиеся от Рэндж-Ровера, выглядели совершенно потерянными.
Меня удивила реакция Блюджей. Она вытаращилась на асфальт, и ухмылка уже исчезла с её лица, сменившись ошеломлённым взглядом. Она всё бормотала что-то себе под нос, что-то, похожее на:
"Это всё не по-настоящему… не по-настоящему".
Казалось, мы простояли так целый год, под звуки ветра и медленно утихающие рыдания Лилит. А когда она начала понемногу справляться со своей скорбью, и её крики перешли в мёртвую тишину.
Роб первый сделал попытку подступиться к ней:
Роб: Я... Я мог бы отвезти тебя домой, если ты хо...
Лилит: Нет... Нет.
Лилит утёрла слёзы с глаз, хоть они и продолжали струиться по её щекам. Когда она повернулась, её лицо горело яростью.
Лилит: Нет. Я еду. Я еду до конца.
Роб: Только знай, что я без понятия, когда будет этот конец.
Лилит поднялась на ноги и посмотрела сперва на Роба, потом — на Бонни и Клайда.
Лилит: Вы как? Едете? У вас есть свободное место?
Брат и сестра переглянулись. Бонни кивнула.
Клайд: Можешь ехать с нами, если хочешь.
Лилит: Дверь не заперта?
Клайд: Э-эм, нет.
Лилит: Тогда какого хуя мы всё ещё здесь торчим?
Лилит уверенно прошла к Форду Клайда и села на заднее сиденье. Всем своим видом выказывая нетерпение, она ожидала нас.
Роб: Может, кто-нибудь хочет повернуть назад?
Роб смотрел на меня и на Блюджей. Блюджей ответила ему взглядом, полным презрения, и пошагала к своей машине.
Роб: Бристоль?
Рэндж-Ровер окончательно затонул. Дорога вернулась к своему прежнему твёрдому состоянию. Вряд ли Роб ещё предложит отвезти меня домой, и каждой клеточкой тела я чувствовала, что следует принять это предложение сейчас, пока не поздно. Но слишком много вопросов ещё оставалось без ответа, впереди было слишком много неразгаданных тайн, вплетённых в полотно нашего пути. Поверни я сейчас — это было бы не возвращение, но позорное бегство.
АШ: Я еду.
Через пару минут три оставшиеся машины покатили по грязному отвороту в поле. Оставляя позади ещё одну непостижимую, чудовищную ошибку. Часть меня не могла поверить, что я всё ещё еду по этой дороге, но ещё большая часть была поражена тем, что назад не повернул никто.
Когда Роб взял следующий поворот, и ещё один за ним, я вдруг поняла, что у всех нас есть на то свои причины. Я стала одержимой поиском истины, и то же — по-своему — было с Блюджей. Бонни толкали вперёд её собственные мотивы, загадочные и тревожные, а Клайд не собирался бросать её одну. Лилит решила направить свою тлеющую злобу и скорбь на саму дорогу и теперь собиралась искать избавления там, где она кончится. А Роб? Для него с самого начала существовал только один вариант.
И всё же, думая обо всех горестях, свалившихся на нас, и о неописуемо страшной участи, которая могла ждать нас всех впереди, я сознавала, что никто не решился бы продолжить этот путь, будучи в здравом уме.
Но, возможно, никто и не был.
submitted by Amalackesh to Pikabu [link] [comments]


https://bit.ly/36MpOrt