Можно ли узаконить перепланировку квартиры если она в ипотеке

Нынешние афроамериканцы много говорят о том, как их угнетали, требуют компенсаций и т. д. Но парадоксально, что первым рабовладельцем, узаконившим рабство в Америке, стал негр Энтони Джонсон. … парадоксально, что первым рабовладельцем, узаконившим рабство в Америке, стал негр Энтони Джонсон. И еще один занятный факт: доля рабовладельцев среди среди белых, считают историки ... Нынешние афроамериканцы много говорят о том, как их угнетали, требуют компенсаций и т. д. Но парадоксально, что первым рабовладельцем, узаконившим рабство в Америке, стал негр Энтони Джонсон. Первым рабовладельцем узаконившим пожизненное рабство в Америке был негр Энтони Джонсон История И еще один занятный факт: доля рабовладельцев среди среди белых, считают историки ... … парадоксально, что первым рабовладельцем, узаконившим рабство в Америке, стал негр Энтони Джонсон. И еще один занятный факт: доля рабовладельцев среди среди белых, считают историки ... В тему модного сейчас в США движения BLM.… парадоксально, что первым рабовладельцем, узаконившим рабство в Америке, стал негр Энтони Джонсон. И еще один занятный факт: доля рабовладельц | Негры – рабовладельцы |Автор Sage. … парадоксально, что первым рабовладельцем, узаконившим рабство в Америке, стал негр Энтони Джонсон. И еще один занятный факт: доля рабовладельцев среди среди белых, считают историки ... Первым рабовладельцем узаконившим пожизненное рабство в Америке был негр Энтони Джонсон История И еще один занятный факт: доля рабовладельцев среди среди белых, считают историки ... 2020.08.30 19:59 5igorsk Первым рабовладельцем узаконившим пожизненное рабство в Америке был негр Энтони Джонсон ... В тему модного сейчас в США движения blm. парадоксально, что первым рабовладельцем, узаконившим рабство в Америке, стал негр Энтони Джонсон. И еще один занятный факт: доля рабовладельцев среди среди белых, считают ...

2020.08.30 19:59 5igorsk Можно ли узаконить перепланировку квартиры если она в ипотеке

Первым рабовладельцем узаконившим пожизненное рабство в Америке был негр Энтони Джонсон
https://preview.redd.it/pn6o2eo137k51.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=550d25316611e49085c2d10a6cd79caa52b4930f
И еще один занятный факт: доля рабовладельцев среди среди белых, считают историки, составляла от 5 до 7%, а среди чёрных – до 20–30%.
Вот теперь подробнее об этом...
Впрочем, в 1619 году, когда от прибыл в Джеймстаун, его звали Антонио из Анголы. Его привёз некий датчанин вместе с группой невольников и продал в слуги колонисту Натаниэлю Литтлтону. Колония нуждалась в рабочих руках, и жители охотно приобретали невольников и каторжан из Европы.
Но в те времена здесь не было ни пожизненной кабалы, ни рабства в нашем понимании. Такие слуги получали плату за свой труд и, отработав 7–10 лет, становились свободными людьми. Это произошло и с Антонио из Анголы. В 1635 году хозяин освободил его.
К тому времени бывший невольник изменил имя на английский манер и стал Энтони Джонсоном). Он женился, у него появился сын Вилли (первый черный, родившийся на американской земле). Судя по всему, дела у него пошли неплохо, потому что в 1651 году колониальное правительство штата Вирджиния, следуя своему закону, направленному на расширение обрабатываемых земель, наделило его 250 акрами сельхозугодий – по 50 акров на каждого нового servant (слугу). То есть к тому времени Энтони смог купить себе невольников, каторжан и должников, чёрных и белых. Так бывший раб из Анголы стал владельцем (но не собственником) пятерых «кабальных слуг».
Следующий этап развития чёрного плантатора Энтони Джонсона обнаруживается в 1654 году, когда он подал иск против белого соседа, к которому перебежал его кабальный слуга негр Джон Кэйзор. Кэйзор, молодой негр, утверждал, что старый негр (так Энтони официально именовался в суде) задержал его на семь лет дольше, чем положено по законам штата. В те времена это было обычным обвинением, которые невольники предъявляли в суде своим хозяевам. И, как правило, суд принимал сторону слуг.
Поняв, что ему придётся выплачивать солидную компенсацию за задержку слуги в кабале, старый негр и подал иск против белого плантатора Роберта Паркера, который приютил у себя беглого негра, утверждая, что он свободный человек. Негру Джонсону удалось доказать в суде, что негр Кэйзор принадлежит ему пожизненно, как собственность. Именно он стал родоначальником плантационного рабства в Северной Америке создав судебный прецедент пожизненной кабалы.
Конечно, роль Энтони Джонсона в утверждении рабства не стоит преувеличивать: в XVII веке чернокожие не имели большого значения в экономике колонии – по переписи 1649 года в штате Вирджиния проживали 300 негров и 18500 белых. Можно было демонстрировать свободу от предрассудков. Положение изменилось, когда из Африки хлынул поток невольников и рабский труд на хлопковых и сахарных плантациях стал основой экономики Юга. Тут уж пришлось потрудиться идеологам и юристам, чтобы узаконить рабство, сделать его чуть ли не богоугодным делом.
Следует признать, что в основе рабства лежала всё–таки выгода, а расовые теории выросли потом, с усилением борьбы за свободу. И даже после отмены рабства, когда началась борьба за равные права.
Именно поэтому среди рабовладельцев оказалось немало чёрных. Прежде всего мулатов и женщин, особенно в Новом Орлеане. Обычная история: плантатор выбирал среди невольниц самых красивых и наживал с ними детей. Привязывался, а перед смертью назначал наследниками плантаций и рабов. А собственность священна…
Согласно переписи 1830 года, негры в Южной Каролине, Луизиане, Вирджинии и Мэриленде владели в совокупности более чем 10 тысячами рабов. На начало 1860 года самыми состоятельными рабовладельцами в округе Ибервилл, штат Луизиана, были два негра – Аугуст Дюбукле (1200 акров земли и 94 раба) и Антуан Декюр (1000 акров земли и 112 рабов).
По переписи 1790 года, в Чарльстоне, Южная Каролина, 36 из 102 (35,2%) черных мужчин, имевших семьи, обладали рабами. В 1800 году каждый третий свободный афро–американец проживавший в этом городе, имел рабов. В 1860 году, из 10689 свободных негров, проживавших в Новом Орлеане, Луизиана, рабами обладали более 3 тысяч. Также жившая в Луизиане вдова К. Ричардс и ее сын имели 152 раба. В Чарльстоне, Южная Каролина в 1860 году насчитывалось 137 (по другим данным 125) черных рабовладельцев, в Северной Каролине — 69.
Одним из самых богатых черных рабовладельцев в Южной Каролине был Уильям Эллисон, имевший тысячу акров земли и 63 раба. После начала Гражданской войны, Эллисон отправил своих рабов в качестве помощников и слуг в армию Конфедерации, а его внук, Джон Уилсон Букнер 27 марта 1863 года вступил в 1–й артиллерийский полк Южной Каролины, в составе которого прошел оставшиеся два года войны.
Стоит отметить, что 80% «черных рабовладельцев» были мулатами, около 70% процентов были женщинами. Связано это в основном с тем, что как правило, рабов после смерти своего белого «мужа» в собственность получали сожительницы–мулатки. Вместе с тем, 90% рабов, находившихся в собственности у черных рабовладельцев, были именно неграми.
Ну, а рабство – оно развращает. Бывали случаи, когда негры становились владельцами своих родственников. Один из них, Джекоб Гаскен из Южной Каролины, продал на Юг старика–отца – ему надоели его нотации…
Именно так и должно быть в рамках вызревшего на сегодня понимания. Рабство — долговое. Права на управление передаются по женской линии. Рабовладелец — старший родственник своих рабов, по сути, — вождь. Даже продажа отца вовсе не абсурд; отец не считался единокровным родственником сына и мог находиться в родоплеменной иерархии ниже сына своей жены.
Источники: http://sedmoyden.com/istorii–ob–istorii/735090–pervyj–rabovladelets–v–amerike http://slaverebellion.org/?page=the–black–slave–owners https://americancivilwar.com/authors/black_slaveowners.htm
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


2019.12.10 22:33 5igorsk Можно ли узаконить перепланировку квартиры если она в ипотеке

Про книжку Эдварда Сноудена Из книжки Сноудена "Permanent Record" (название, видимо, игра слов: "личное дело" — "постоянная запись"). Книжка вышла совсем недавно — в сентябре этого года. На русский вроде ещё не переводили.

https://preview.redd.it/kfwu84umuv341.jpg?width=710&format=pjpg&auto=webp&s=d72021aaa600f5c0dc65544689b0aa5246a9f792
Фрэнк (бывший напарник Сноудена по работе в ЦРУ — прим.пер.) остановился у потрёпанного угла, где находилась импровизированная секция с восстановленным оборудованием, помеченным как принадлежащее Управлению Операций. Почти весь шаткий стол занимал старый компьютер. При ближайшем рассмотрении это казалось чем–то из начала 1990–х, или даже конца 1980–х — старее, чем что–либо из того, что я помнил по лаборатории моего отца. Компьютер был так стар, что он даже не должен был называться компьютером. Это скорее была машина, с миниатюрными кассетами формат которых я не распознал, однако уверен, что их бы одобрили в Смитсоновском музее. Рядом с машиной находился массивный сейф, который Фрэнк открыл. Он повозился с кассетой в машине, вытащил её и положил в сейф. Затем он взял из сейфа другую древнюю кассету и одним движением вставил её в машину вместо прежней. Он осторожно нажал на старой клавиатуре: вниз, вниз, вниз, TAB, TAB, TAB. На самом деле он не мог видеть эффекта этих нажатий, поскольку монитор машины больше не работал — но уверенно нажал ENTER. Я не мог представить что происходило, однако крошечная кассета начала делать "тик–тик–тик" и вращаться, на что Фрэнк удовлетворённо ухмыльнулся. "Это самая важная машина в здании" — сказал он. "Агентство не доверяет этому цифровому дерьму. Они не доверяют своим собственным серверам. Ты знаешь — они всё время ломаются. И когда сервера ломаются, есть риск потерять то, что они хранят, так что, чтобы не потерять ничего, что пришло за день, они ночью сохраняют всё на ленту." "Так это ты делаешь бэкап?" "Бэкап на ленту. По старинке. Надёжен, как инфаркт. Лента почти никогда не портится" "А что на ленте? Данные по сотрудникам или реальные разведданные?" Фрэнк задумчиво опёрся на подбородок притворившись, что воспринял вопрос серьёзно. Затем он сказал: "Эд, я не хотел говорить тебе. Это полевые отчёты от твоей подруги и у нас куча агентов, которые их заполняют. Это сырые разведданные. Очень сырые." Он смеялся, поднимаясь по лестнице, оставляя меня потерявшим дар речи и краснеющим во мраке хранилища.
It was Frank stopped by a shabby corner that housed a makeshift cubicle of reclaimed equipment, marked as belonging to the Directorate of Operations. Taking up almost the entirety of the sad, rickety desk was an old computer. On closer inspection, it was something from the early ’90s, or even the late ’80s, older than anything I remembered from my father’s Coast Guard lab—a computer so ancient that it shouldn’t even have been called a computer. It was more properly a machine, running a miniature tape format that I didn’t recognize but was pretty sure would have been welcomed by the Smithsonian. Next to this machine was a massive safe, which Frank unlocked. He fussed with the tape that was in the machine, pried it free, and put it in the safe. Then he took another antique tape out of the safe and inserted it into the machine as a replacement, threading it through by touch alone. He carefully tapped a few times on the old keyboard—down, down, down, tab, tab, tab. He couldn’t actually see the effect of those keystrokes, because the machine’s monitor no longer worked, but he struck the Enter key with confidence. I couldn’t figure out what was going on. But the itty–bitty tape began to tick–tick–tick and then spin, and Frank grinned with satisfaction. “This is the most important machine in the building,” he said. “The agency doesn’t trust this digital technology crap. They don’t trust their own servers. You know they’re always breaking. But when the servers break down they risk losing what they’re storing, so in order not to lose anything that comes in during the day, they back everything up on tape at night.” “So you’re doing a storage backup here?” “A storage backup to tape. The old way. Reliable as a heart attack. Tape hardly ever crashes.” “But what’s on the tape? Like personnel stuff, or like the actual incoming intelligence?” Frank put a hand to his chin in a thinking pose and pretended to take the question seriously. Then he said, “Man, Ed, I didn’t want to have to tell you. But it’s field reports from your girlfriend, and we’ve got a lot of agents filing. It’s raw intelligence. Very raw.” He laughed his way upstairs, leaving me speechless and blushing in the darkness of the vault.
[...]
Согласно Фрэнку, основное, что каждый ищет во внутренних сетях ЦРУ — это инопланетяне и 9/11. Поэтому, опять же согласно Фрэнку, вы никогда не получите никаких значимых результатов по этим запросам. Впрочем, я всё равно попробовал. ЦРУ–шный "гугл" не показал чего–либо интересного однако, возможно, истина была на каком–то другом сетевом диске. Для протокола: насколько мне известно, инопланетяне никогда не контактировали с Землёй или, как минимум, они не контактировали с американскими спецслужбами. Тем не менее, когда мы вступили в войну с двумя другими странами, Белый Дом президента Буша подозрительно старательно замалчивал факт того, что Аль–Каеда поддерживала необычайно тесные связи с нашими союзниками саудовцами.
According to Frank, the first things everyone looks up on the CIA’s internal networks are aliens and 9/11, and that’s why, also according to Frank, you’ll never get any meaningful search results for them. I looked them up anyway. The CIA–flavored Google didn’t return anything interesting for either, but hey — maybe the truth was out there on another network drive. For the record, as far as I could tell, aliens have never contacted Earth, or at least they haven’t contacted US intelligence. But al–Qaeda did maintain unusually close ties with our allies the Saudis, a fact that the Bush White House worked suspiciously hard to suppress as we went to war with two other countries.
[...]
...администрация Буша пыталась узаконить это постфактум, изменив значение английских слов "acquire" и "obtain". Судя по отчёту, позиция правительства состояла в том, что АНБ могла собирать из сетей связи любую информацию, которую они захотят — без ордера. / Лень переводить юридические построения — короче суть в том, что по мнению правительства сбор любой информации и её хранение ордера не требует — ордера требует только действие по поиску и доставанию её оттуда кем–либо. А значит можно всех прослушивать и всё записывать, чтобы при необходимости была возможность в этом порыться, когда разрешат. Хитрые, короче. — прим. перев. /
...the Bush administration attempted to legitimize it ex post facto by changing the meanings of basic English words, such as “acquire” and “obtain.” According to the report, it was the government’s position that the NSA could collect whatever communications records it wanted to, without having to get a warrant, because it could only be said to have acquired or obtained them, in the legal sense, if and when the agency “searched for and retrieved” them from its database” but collected in storage forever, raw data awaiting its future manipulation. By redefining the terms “acquire” and “obtain”—from describing the act of data being entered into a database, to describing the act of a person (or, more likely, an algorithm) querying that database and getting a “hit” or “return” at any conceivable point in the future—the US government was developing the capacity of an eternal law–enforcement agency. At any time, the government could dig through the past communications of anyone it wanted to victimize in search of a crime (and everybody’s communications contain evidence of something). At any point, for all perpetuity, any new administration—any future rogue head of the NSA—could just show up to work and, as easily as flicking a switch, instantly track everybody with a phone or a computer, know who they were, where they were, what they were doing with whom, and what they had ever done in the past.
[...]
В самом начале моей операции (имеется ввиду, по подготовке и публикации документов разоблачающих незаконную деятельность АНБ — прим.перев.) я получил E–Mail, который чуть было всё не остановил. Далёкий сисадмин был, по–видимому, единственным во всём разведсообществе, кто озаботился посмотреть в логи чтобы узнать, почему это в системе на Гаваях происходило поочередное копирование всех записей из базы данных. В качестве предосторожности он немедленно меня заблокировал и потребовал объяснений. Я рассказал ему, что именно делаю и показал, как использовать внутренний вебсайт, чтобы ему самому можно было читать все эти записи. Его ответ напомнил мне о необычном свойстве технологической стороны безопасности: как только я дал ему доступ, его осмотрительность мгновенно превратилась в любопытство. Он мог бы усомниться в человеке, но он никогда бы не усомнился в машине. Он мог теперь видеть, что система делает то, о чём я говорил и делает это отлично. Он был очарован. Он разблокировал меня и даже предложил помочь распространением информации о системе среди своих коллег.
Early on in its operation I got an email that almost stopped Heartbeat forever. A faraway administrator—apparently the only one in the entire IC who actually bothered to look at his access logs—wanted to know why a system in Hawaii was copying, one by one, every record in his database. He had immediately blocked me as a precaution, which effectively locked me out, and was demanding an explanation. I told him what I was doing and showed him how to use the internal website that would let him read Heartbeat for himself. His response reminded me of an unusual characteristic of the technologists’ side of the security state: once I gave him access, his wariness instantly turned into curiosity. He might have doubted a person, but he’d never doubt a machine. He could now see that Heartbeat was just doing what it’d been meant to do, and was doing it perfectly. He was fascinated. He unblocked me from his repository of records, and even offered to help me by circulating information about Heartbeat to his colleagues.
[...]
Мне нравилось читать Конституцию отчасти из–за величия её идей, отчасти из–за хорошей прозы, но в основном потому, что это пугало моих коллег. В офисе, где всё напечатанное, после того как работа с ним завершена, должно быть уничтожено в шрёдере — кто–то всегда бывал заинтригован наличием чего–то напечатанного, лежащего на столе. Кто–нибудь невзначай подходил и спрашивал " — Что это тут у тебя?". " — Конституция". Скорчив гримасу, человек удалялся.
I liked reading the Constitution partially because its ideas are great, partially because its prose is good, but really because it freaked out my coworkers. In an office where everything you printed had to be thrown into a shredder after you were done with it, someone would always be intrigued by the presence of hard–copy pages lying on a desk. They’d amble over to ask, “What have you got there?” “The Constitution.” Then they’d make a face and back away slowly.
[...]
Агентство (АНБ) по существу объявило, что защита обеспечиваемая Поправкой — не применима к современной жизни. Внутренние документы агентства не рассматривают ваши данные как вашу защищённую законом персональную собственность и не рассматривают сбор таких данных как "поиск" или "опись". Вместо этого агентство утверждает что, поскольку вы уже "поделились" записью ваших телефонных разговоров с "третьей стороной" — вашим оператором — вы утратили всякое конституционное право на неприкосновенность, которое вы могли иметь. И оно настаивало, что "поиск" и "опись" происходили только когда их аналитики или их алгоритмы запрашивали то, что уже было автоматически собрано.
The agency was essentially making a claim that the amendment’s protections didn’t apply to modern–day lives. The agency’s internal policies neither regarded your data as your legally protected personal property, nor regarded their collection of that data as a “search” or “seizure.” Instead, the NSA maintained that because you had already “shared” your phone records with a “third party” — your telephone service provider — you had forfeited any constitutional privacy interest you may once have had. And it insisted that “search” and “seizure” occurred only when its analysts, not its algorithms, actively queried what had already been automatically collected.
[...]
Американский закон не делает различия между передачей засекреченной информации прессе в интересах общества и их передачей, или даже продажей — врагу. Единственное противоречащее этому мнение, которое нашлось, было из моего начального обучения в разведсообществе, где мне сказали что, на самом деле, несколько лучше предложить продажу секретов врагу, чем просто передать их местному журналисту. Журналист поделится ими с обществом, в то время как враг навряд ли поделится таким подарком даже со своими союзниками.
American law makes no distinction between providing classified information to the press in the public interest and providing it, even selling it, to the enemy. The only opinion I’ve ever found to contradict this came from my first indoctrination into the IC: there, I was told that it was in fact slightly better to offer secrets for sale to the enemy than to offer them for free to a domestic reporter. A reporter will tell the public, whereas an enemy is unlikely to share its prize even with its allies.
[...]
В 2015 году федеральный апелляционный суд вынес решение по делу ACLU против Clapper в отношении законности программы АНБ по записи телефонных переговоров. Суд решил, что программа АНБ нарушила даже расплывчатые стандарты "Патриотического Акта" и, более того, была, вероятно, неконституционной. Решение сосредоточено на интерпретации АНБ Части 215 Патриотического Акта, которая позволяла правительству требовать от третьих сторон "любых ясных образцов", считающихся "релевантными" для контрразведки и борьбы с терроризмом. По мнению суда, правительственной определение "релевантного" была расширительно настолько, что стало практически бессмысленным. Называть собираемые данные "релевантными" лишь потому, что они могли стать релевантными в какой–либо неопределённый момент в будущем было "беспрецедентным и необоснованным". Суд отказался принять правительственное определение, из–за чего немало юристов интерпретировали его решение, как ставящее под сомнение легитимность всех правительственных программ массового сбора данных, основанных на этой доктрине будущей релевантности. Вслед за этим мнением, Конгресс выпустил "Акт Американской Свободы", который вносил поправку в Часть 215 с явным запретом массовой прослушки телефонов американцев. В будущем эти записи должны будут оставаться там, где они изначально и были — под частным управлением телекоммуникационных операторов, а правительство, если понадобится, должно будет запрашивать конкретные записи, имея ордер FISC.
In 2015, a federal court of appeals ruled in the matter of ACLU v. Clapper, a suit challenging the legality of the NSA’s phone records collection program. The court ruled that the NSA’s program had violated even the loose standards of the Patriot Act and, moreover, was most probably unconstitutional. The ruling focused on the NSA’s interpretation of Section 215 of the Patriot Act, which allowed the government to demand from third parties “any tangible thing” that it deemed “relevant” to foreign intelligence and terror investigations. In the court’s opinion, the government’s definition of “relevant” was so expansive as to be virtually meaningless. To call some collected data “relevant” merely because it might become relevant at some amorphous point in the future was “unprecedented and unwarranted.” The court’s refusal to accept the government’s definition caused not a few legal scholars to interpret the ruling as casting doubt on the legitimacy of all government bulk–collection programs predicated on this doctrine of future relevance. In the wake of this opinion, Congress passed the USA Freedom Act, which amended Section 215 to explicitly prohibit the bulk collection of Americans’ phone records. Going forward, those records would remain where they originally had been, in the private control of the telecoms, and the government would have to formally request specific ones with a FISC warrant in hand if it wanted to access them.
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


2019.10.01 09:49 5igorsk Как интеллект делает нас более предвзятыми

Как интеллект делает нас более предвзятыми
https://preview.redd.it/34stivl8iwp31.jpg?width=960&format=pjpg&auto=webp&s=93f5ebed5f286e6a51a10d6330661cb36d05a408
Увидев в 2017 году молодого человека, вскидывающего руку в нацистском приветствии, едва ли кто-то думает: «Вот идет Оксфордский стипендиат». Большинство расистов клеймит других людей на основе стереотипов, но и о них самих существуют предубеждения, главное из которых гласит, что они, в общем, слегка туповаты.
Однако новое исследование ставит под сомнение утверждение, что только у обделенных интеллектом людей есть предрассудки. В статье, недавно опубликованной в Journal of Experimental Psychology: General, высказывается мысль, что умные люди в большей степени подвержены риску стереотипирования других.
Ученые провели серию экспериментов, результат каждого из которых показал, что люди, справившиеся лучше с тестом на выявление закономерностей (с его помощью измеряли познавательные способности), также быстрее формировали и применяли стереотипы.
Сначала исследователи из Нью-Йоркского университета показали 271 участнику эксперимента серию картинок с портретами мультяшных инопланетян голубого, желтого и красного цвета с различными чертами лица , с приписками об их хороших («подарил другому пришельцу букет цветов») или плохих поступках («плюнул другому пришельцу в лицо»):
Примеры портретов инопланетян (Journal of Experimental Psychology: General)
Большинство пар изображений были подобраны случайно, но две из них встречались постоянно, что и привело наблюдателей к выявлению закономерности: 80% пришельцев с голубыми лицами были отнесены к недружелюбным, а 80% желтых — к хорошим. Тестируемые не знали, являются ли правдивыми утверждения об инопланетянах. В этом отношении исследователи попытались спародировать то, каким образом люди формируют предрассудки об определенных группах, например, из-за растиражированных образов из анекдотов или на телевидении.
Позже тестируемых попросили выбрать из предложенного ряда пришельца, который повел бы себя согласно подписи снизу:

Пример ряда пришельцев (Journal of Experimental Psychology: General)
Затем участникам предложили пройти тест стандартными прогрессивными матрицами Рейвена (общий тест для измерения интеллекта, базирующийся на выявлении закономерностей).
Респонденты, лучше идентифицировавшие закономерности, были более предрасположены к стереотипическим неточностям: они ошибочно приписывали дружелюбное поведение желтому пришельцу, а недружелюбное — голубому. В то же время они менее всего приписывали какие-либо поведенческие особенности пришельцу иного цвета.
Второе исследование показало идентичные результаты для определения скрытых предубеждений. Более одаренные участники скорее стереотипировали пришельцев в ходе задания по сортировке слов, даже если они этого и не осознавали.
Далее исследователи провели для новой группы тест, используя изображения человеческих лиц с различными видами переносиц:

Лица, смоделированные на компьютере (Journal of Experimental Psychology: General)
И здесь 80% людей, изображенных с узкой переносицей, были отнесены к дружелюбным, тогда как 80% с широкой переносицей было приписано недружелюбное поведение. Затем участникам предложили новый набор картинок для игры в доверие с использованием условных денег. И снова участники, лучше выявляющие закономерности, отдали больше денег людям с узкими переносицами, что предполагало факт принятия нового стереотипа о дружелюбности и использования его в качестве фактора суждения о незнакомцах.
Эти удручающие результаты наводят на мысль о том, что у обладания высоким интеллектом есть обратная сторона медали — скорее всего, такой человек будет склонен слишком тщательно анализировать ситуацию и приходить к неверным заключениям. Однако есть и хорошие новости. Во второй части исследования ученые показали, что люди с высоким интеллектом так же быстро избавляются от стереотипов на фоне предоставления новых сведений, как и формируют их.
Например, когда участникам с более высокими умственными способностями была предоставлена новая, противоречащая их заключениям информация о людях с широкой переносицей, они перестали обделять их в игре в доверие. Те же, кто идентифицировал шаблоны менее успешно, не адаптировали подобным образом свое поведение. Похожее случилось и когда исследователи предприняли попытку разрушить некоторые гендерные стереотипы участников.
Постдоки и мастера «Своей игры» могут быть оскорблены этим исследованием (не безосновательно). В конце концов, образование — лучший метод борьбы с невежеством, который у нас есть. Контр-стереотипные истории и любая информация (именно то, что мы получаем от образования) — самый эффективный способ победить расовую предвзятость. И в самом деле, другие исследования говорят прямо о противоположном: чем ниже уровень интеллекта, тем сильнее предрассудки. К примеру, согласно одному исследованию 2012 года, американцы, которые набрали меньше баллов в тестировании по абстрактному мышлению, были более предвзяты по отношению к гомосексуалистам.
Джеффри Водтке, профессор социологии из Университета Торонто, полагает, что на результаты исследования могла повлиять его направленность на нереалистичные стереотипы об инопланетянах из комиксов и нарисованных человечках вместо, скажем, более реальных групп, таких как геи и иммигранты — умные люди, возможно, позаботились бы о том, чтобы не выдать свое стереотипное мышление. «Весьма вероятно, что способные люди... могут изучать и эффективно применять стереотипы в вакууме, но они также склонны придерживаться социальных норм и избегать разжигания конфликта», — пояснил профессор.
Если бы исследователи спрашивали «Что вы думаете об афроамериканцах?» вместо «Что вы думаете о мультяшном пришельце?», более умные участники опроса были бы осторожнее в своих высказываниях.
Водтке действительно провел исследование, где белые люди с лучшими вербальными способностями были менее склонны к предвзятости против чернокожих, чаще признавали существование расовой дискриминации и были склонны поддерживать расовое равноправие в принципе. Но их действия не подтверждали их слова: по сравнению с менее вербально опытными белыми людьми, более красноречивые белые с меньшей вероятностью поддерживали политику равных возможностей и программы по принудительной развозке (Практика в США для развозки детей в разные школы, чтобы компенсировать расовую сегрегацию и приучить детей жить в мультинациональном социуме — прим. Newoчём).
Он также указывает:«Реальный мир намного сложнее, чем центр исследования психологии. Исторические и социальные факторы играют важную роль в большинстве видов стереотипов реального мира». Водтке прислал такой пример по электронной почте:
...Мы знаем, что расистские стереотипы о чернокожих, которые, к примеру, обладают низким уровнем интеллект или имеют проблемы с поведением на работе, не происходили от белых, которые бы наблюдали за поведением разных расовых групп, отмечали корреляцию между цветом кожи и воспринимаемым интеллектом, а затем наивно применяли бы эти обобщения в новых взаимодействиях с чернокожими. Скорее, эти предубеждения возникли потому, что белые колонизировали и порабощали черные народы в погоне за собственным экономическим благополучием — и в попытке узаконить эти действия как для себя, так и для подчиненного населения, они разработали и пропагандировали сложные идеологии, в частности, предубеждение об интеллектуальной неполноценности чернокожих.
Когда я спросил об этих противоречивых выводах Джонатана Фримена, профессора психологии из Нью-Йоркского университета и соавтора текущего исследования, он сказал, что могут быть и другие факторы, которые отражают как высокий интеллект, так и прочность предубеждений в целом, такие как социальный статус или подверженность разнообразию. В исследовании 2012 года, например, сказано: «Люди, у которых было лучше развито пространственное мышление, чаще контактировали с другими группами и, как следствие, были менее склонны к предрассудкам».
Другими словами, будучи умным, вы рискуете быть более подверженным влиянию предубеждений, но при этом можете бороться с этими инстинктами, бросая вызов своему мышлению и узнавая людей, которые не похожи на вас. Как показал Фримен, новая информация может помогать давать отпор стереотипам, к формированию которых вы склонны.
Автор: Ольга Хазан.
Оригинал: The Atlantic.
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


2019.08.30 12:11 Trubarur Можно ли узаконить перепланировку квартиры если она в ипотеке

В первой части этого повествования я описал такие проблемы как алкоголь и игромания в общежитии. Продолжу свои тезисы:
Секс.
Секс в общежитии был, но не у всех. Были парни, пытавшиеся самоутвердится за счет количества соблазненных девушек. Были и девушки, которые часто меняли своих парней. В одной комнате у пацанов над кроватями на стене были стройные ряды пустых пачек от презервативов. То ли они соревновались друг с другом, то ли хотели показать всем гостям, какие они мачо. Но все люди разные, и это их личная природа и их индивидуальные нормы поведения. Достаточно много парней и девушек сохраняли свою невинность чуть ли не до последнего курса. Кто-то образовывал пары. Я знаю очень много семей, которые родились в стенах родного общежития. А кто-то успевал еще до окончания учебы жениться и родить детей.
Бывало, смотришь на первокурсницу - типичная ботаничка. Скромная, в очках, хорошо учится. Как она уже на втором курсе умудряется выйти замуж и родить ребенка. И, что примечательно, через год выходит из академического отпуска и продолжает также хорошо учиться.
За все эти годы я не слышал ни одной дикой истории на тему секса, которая бы случилась в стенах нашего общежития. Ни одна девушка не была испорчена против своей воли. Ну а про парней и вовсе молчу. Да, был у нас один первокурсник, который в свои семнадцать лет попал в хищные лапы тридцатилетней женщины. Но что-то он не выглядел глубоко несчастным. Да и закончилось все быстро, так как он завалил сессию и его подруга вновь стала одинокой.
А самая печальная из всех историй, которые я помню, случилась с одной моей однокурсницей, которая на втором году обучения воспылала страстью к парню, который был на год старше. И когда тот был не совсем трезвый, она соблазнила его на одну ночь. В итоге стала матерью-одиночкой, поскольку парень тот не захотел вести себя как честный мужчина и замуж ее не позвал.
Хотя была еще другая печальная история, но уже с мужской точки зрения. Один парень в свои девятнадцать лет был пойман на честности и стал отцом двух близняшек. При чем мне точно известно, что его подруга давно мечтала найти такого вот лошка, которого можно запапашить. Навешала ему лапши на уши про безопасные дни, он и повелся. Было интересно на них смотреть, когда она ходила с большим животом. Девушка вся такая счастливая, при этом в глазах парня читалась глубокая печаль и осознание бренности бытия.
А вот самая веселая история, случилась с тем товарищем, о котором я уже писал ранее. В первой части я поведал про парня, который трое суток не вставал из-за компьютера. И вот однажды случилось нечто похожее. Он исчез на трое суток и мы никак не могли его найти. На телефон он не отвечал, хотя был нам очень нужен, поскольку мы все тогда были задействованы в одном важном мероприятии. А началось все с того, что я случайно узнал о том, что он симпатичен одной девушке с нашего общежития. Разумеется, я по-товарищески слил ему эту информацию. После чего он тут же побежал к ней в гости. Ну и не трудно догадаться чем они там трое суток занимались. Видимо у него так долго не было секса до этого, что за это время он не нашел даже минутки, чтобы сообщить своим друзьям, куда он пропал. Мы уже и не знали что думать, в милицию хотели подавать на розыск, как вдруг наш товарищ объявился. И, глядя на его довольную рожу, можно было и не спрашивать, где он был и чем занимался.
По итогам трехдневного марафона он стал отцом и даже честно предложил своей подруге узаконить их отношения. Но она почему-то отказалась.
И еще меня очень сильно задела одна вещь. На первом курсе мы все друг с другом знакомились. Один парень рассказывает про свою любимую девушку, которая ждет его в родном городе, другая девушка ставит на тумбочку фотографию своего любимого, с которым судьба их временно разлучила, но они продолжают друг друга любить. Проходит первый семестр, и девушка та уже ходит в обнимку с каким-то взрослым армянином, а у парня того уже новая подруга, которая чуть ли не живет в его комнате и готовит пищу для него и его товарищей. И наступает разочарование в людях, в любви. С каким блеском в глазах эти студенты говорили о своих любимых, и как быстро прошла их любовь.
Криминал.
Вваливается в мою комнату как-то незнакомое тело. Весь такой солидный, в черном кашемировом пальто с белым шарфом. И с порога начинает вещать о том, что сейчас его друга убьют, раздавят, уничтожат, если я ему не одолжу сто рублей, которые он обязательно мне вернет через час. Парень был на столько импульсивен и горяч в своем желании занять у меня стольник, что я поддался на его уговоры. Разумеется. Ни через час, ни через день, никогда мне потом мои сто рублей этот проходимец не принес. Это оказался местный наркоман из соседнего дома, который таким образом сбивал со студентов деньги на очередную дозу. Как-то мы даже поймали его в общежитии и толпой зажали на кухне. Ну покричали, пошумели, рассказали как он не прав, но даже не побили засранца и пальто не конфисковали за долги, интеллигенты хреновы.
Было у нас немало случаев воровства. Одно время залетная шпана повадилась рано утром проникать в общежитие. Открывали незапертые двери, и если все крепко спали, то хватали, что под руку что попадется. А если кто-то вдруг не спал, то делали вид что ошиблись комнатой, либо задавали какой-то дурацкий вопрос, типа «спичек не найдется?». Обчистили так и мою комнату. А у соседей однажды так и вовсе взломали дверь и утащили компьютер.
Случались и драки и разборки всякие. Но не очень часто. Кому-то совсем не везло на это дело, но большинство ребят тема драк обошла стороной, особенно непьющих. Тут уж кто как себя поставит, кто с кем водится и как себя ведет.
Вот моему другу, который пропадал на трое суток, не везло. Ему дважды ломали ребра в пьяной драке. При чем его же собутыльник, КМС по боксу, у которого после Чечни срывало крышу от алкоголя. По трезвому потом ходил извинялся, грехи замаливал. И ведь простил же.
Итог.
И все же общежитие напоминало мне огромную семью, где из пятисот проживающих ты знаешь почти половину. Каждый день мой путь из своей комнаты в университет превращался в череду нескончаемых приветствий и рукопожатий. Когда ты идешь и всех рад видеть, а все рады видеть тебя. С кем-то здороваешься формально, с кем-то добродушно, а кто-то крепко жмет твою руку и обнимает за плечо. Вон твой сосед по этажу, вон однокурсник, вон товарищ по спортзалу. Вот идет девчонка, к которой ты подкатывал на первом курсе, вот та, что разбила твое сердце на втором, а вот и та, которая смущенно улыбается, когда тебя видит. При всех минусах и недостатках общежития, для меня это прежде всего уникальная атмосфера дружбы и любви. Это школа жизни, где девушки и юноши быстро взрослеют и становятся самостоятельными.
Мы постоянно ходили друг к другу в гости, играли во всевозможные игры и не только компьютерные. Мы хулиганили в меру своей распущенности и от скуки устраивали друг другу всевозможные розыгрыши. Мы бескорыстно помогали друг другу по учебе. Мы кормили тех из нас, кто вдруг оказывался в бедственном положении, и давали приют в своей комнате тем, кому временно негде было жить. Мы пели под гитару и без нее. Мы изливали друг другу свою душевную боль, когда наши сердца были разбиты. Мы нашли там своих друзей, мы нашли там свою любовь.
Портит ли людей общежитие? Не думаю. Свинья везде грязь найдет. Слабый человек, не стойкий к искушениям может сломаться где угодно. Многое зависит и от самих людей. Ведь по сути то общежитие, в котором жил я - это была среда людей с высоким уровнем интеллекта и культуры. Какая-никакая, но интеллигенция
Если бы я вернулся в прошлое и у меня снова был бы выбор, жить в общежитии или с родственниками, я бы ни на что не променял бы свою родную общагу.
submitted by Trubarur to Pikabu [link] [comments]


2019.05.19 20:22 PECTABPATOP Можно ли узаконить перепланировку квартиры если она в ипотеке

Сорян что на русском и не про Портнова. Устраивайтесь там поудобней, кипятите пеликана – это лонгрид. На этот раз по настоящему длинный.
Давайте поговорим о транзите газа и об анбандлинге, о том, как нам повезло и как это все можно просрать.
И о том в какие игры играет даблджоб с винницкого рынка, даже не понимая с кем играет и зачем.
Почему транзит газа это важная тема?
Потому что транзит с одной стороны приносит в бюджет 2-3 миллиарда баксов по году (самая крупная единичная строка надходженнь бюджета по сути). А с другой стороны транзит служит нам щитом от вторжения Кремля. Если в результате полномасштабного наступления РФ на Украину наша ГТС выходит из строя – российская газовая экспансия в Европу заканчивается, цена газа в Европе штурмует исторические высоты, Катар удваивает прибыль, а в России финансовая схема коллапсирует в черную дыру, а российские учителя и пенсионеры начинают жрать кору с деревьев. не то чтобы Путина это пугало, но он предчувствует некоторые проблемы от этого.
Именно для того чтобы получить возможность воевать с нами полноценно (или угрожать такой войной любому, кто будет властью в Украине) – Россия последовательно пыталась построить обходные газовые маршруты. Постройка и расширение газопровода Ямал, Северный поток-1, Южный поток (неудачный), Голубой поток (в Турцию), Северный поток-2, Турецкий поток(в Турцию и опционально дальше) и т.д. Общая идея Газпрома и Кремля состоит в том, чтобы заместить всю пропускную мощность нашей ГТС другими трубопроводами для каждого конкретного потребителя в ЕС, а после этого нам можно выкручивать руки. Или можно бить нас ногами, под вопли об обеспокоенности. Потому что нас кроме нас самих в этот момент защищать не будет никто.
Для примера. В 2013 году Путин решил расширить газопровод Ямал (построен в 99) идущий через Польшу, созданием перемычки в Германию. Польша изначально отказалась – а ведь это деньги и деньги немалые, и основная причина – постройка перемычки ПОВЫСИТ ВЕРОЯТНОСТЬ ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ СХЕМЫ ПОСТАВОК УКРАИНУ. А значит, может привести к оккупации Украины и как следствие к тому, что соседом Польши будет уже не Украина, а РФ или ее сателлит.
Именно наличие у нас ГТС не позволило России воевать у нас как, например, в Грузии или Сирии.
Кстати о Сирии и важности транзитных путей.
Война в Сирии до лета 2015 года особо не интересовала Путина, он даже сказал, что ему в общем-то плевать.
Однако потом ЕС сумели завернуть проект Южного газового потока, и Газпром вместо него решил проложить Турецкий поток.
Планы на Турецкий поток у Газпрома были громадные – планировалось 4 нитки общей мощностью 63 млрд кубов в год. Для сравнения за прошлый год наша ГТС прокачала порядка 90. Одна нитка должна была идти на турецкий рынок, а остальные три через Турцию в Европу.
Однако Кремль как всегда хотел, чтобы Турция была транзитером и реципиентом российского газа, а Эрдоган хотел покупать газ у РФ и распоряжаться им самостоятельно. Да еще и хотел выкручивать руки Газпрому по цене имея альтернативные газопроводы и заглядываясь на туркменский газ(который дешевле российского). И еще Эрдоган хотелок нарисовал(так например турки выбили в июне 15 года 10% скидку у Газпрома).
Поглядев на такие печальные переговоры весной-летом 15го и имея в уме дедлайн 1 января 2020 года Кремль зафиксировал альянс с Ираном и начал существенно расширять контингент своих ихтамнетов в Сирии(при этом фактически сидел по чамые гланды на Донбассе, то есть по сути открыл второй фронт хер знает где). Кремль начал пытаться создавать на территории Сирии, но по границе с Турцией управляемые конгломераты, фактически новые норотные риспублеки, чтобы всегда иметь надавить на турков в любых переговорах. Офигев от таких маневров Путина, Турция перешла к активному противодействию РФ в регионе, прикрытием своей границы с Сирией от других игроков и все закончилось сбитым российским самолетом. Потом турок застрелил российского посла. Поглядев на все это Россия слегка успокоилась.
Как видите вопрос ФОРМАТА работы газопровода и тонкости транзитных контрактов обернулись расширением агрессии, новыми десятками тысяч жертв, сбитыми самолетами, увязанием РФ в еще одной войне. Транзит это серьезно, это не шутки, это такие бабки, что политика на них прорастает сама.
Почему дедлайн 1 января 2020? Потому что в этот день заканчивается наш транзитный контракт и Газпрому надо подписать с нами новый. Они надеялись достроить и Турецкий поток в нормальном объеме и Северный поток-2 с полной загрузкой в 2019 и ПРОСТО НЕ ПОДПИСАТЬ С НАМИ ТРАНЗИТ(или подписать на своих условиях, но на символическую сумму 5-15 млрд кубометров по году, которая совершенно бы не оправдывала функционирования нашей ГТС в ее текущем объеме).
Эрдоган показал себя. Сейчас Турецкий поток это одна нитка в Турцию, и они мучительно занимаются второй, и какие там условия на самом деле будет не понять, потому что Путин в Сирии может с каждым днем все меньше. По факту это минус 15 млрд кубометров из нашего транзита по году из-за первой нитки в Турцию(выпадают из Трансанатолийского газопровода) , а по второй речь о 4 млрд с 2020, и 11 с 2021 вроде как.
Северный поток-2 торпедировали всем миром. Тут и позиция Нафтогаза и их просветительская работа на Западе, и помощь американцев, и лобби СПГ производителей, и ревность Франции к Германии, и беспокойство стран Балтии и Польши по поводу намерений РФ. Самый большой вклад в борьбу с СП-2, конечно, сделал Кремль и его долболедизм – реакция на проигранные Нафтогазу суды, например, сильно удивила даже прикормленных Газпромом немцев.
Россияне не успели. Северный поток-2 скорее всего не запустят до 2020(даже если повезет с Данией). Там всего половина мощности может быть использована Газопромом из-за расширения действия Третьего Энергопакета. Турецкий построен в кастрированном варианте, каким он будет после первой нитки, тоже не знает по сути никто, потому что слово Эрдогана стоит столько же, сколько слово Путина, то есть ничего.
Значит, Кремлю надо подписывать с нами транзитный контракт и у нас НЕПЛОХИЕ ПЕРЕГОВОРНЫЕ ПОЗИЦИИ. Они вынуждены его подписывать и тут уже мы можем что-то выбить.
Еще раз у нас есть все шансы вжучить Газпром и подписать такой контракт, который обезопасит нас на несколько лет (а возможно и на 10) от всех этих обходных потоков, дав нам время нарастить собственную добычу газа, построить схему поставок лнг и т.д. и т.п..
Однако кроме переговоров по транзиту в 2019 у нас еще происходит и процедура анбандлинга. Анбандлинг это выделение нашей газотранспортной системы из структуры Нафтогаза.
Дело нужное, часть требований третьего энергопакета, кроме того есть хитрый план.
Какие у нас могут требования к процедуре анбандлинга? Эта процедура в обязательном порядке должна создать косвенных выгодоприобретателей нашей ГТС - компанию или структуру, которая сможет ЗАСТАВИТЬ россиян прогонять по нашей ГТС достаточные объемы газа по году. Или же может ЗАПРЕТИТЬ Европе принимать от россиян достаточные объемы по другим каналам, создавая естественную потребность в нашем.
То есть либо какие-то европейские игроки которые смогут продавить поставку, либо какие-то американские игроки у которых санкций полный мешок ахаха, смотри сейчас еще насыплем. Иначе как вы видите исходя из планов РФ, скоро приносить деньги за транзит наша ГТС не сможет, а должна, потому что это не только вопрос денег и бюджета, но и вопрос ковровых бомбардировок и танковых клиньев.
Есть два основных варианта проведения анбандлинга.
Первый OU(уоунершип анбандлинг) – передача собственности. Фактически произойдет передача из одного государственного кармана собственности в другой. Казалось бы ничего страшного, но в момент передачи имущественного комплекса от Нафтогаза в МГУ(Магистральыне газопроводы Украины, специально созданная Гройсманом компания) происходит две вещи.
Первая. По бороде идут все суды, которые в данный момент ведет Нафтогаз вокруг транзита. Стокгольм-2(полностью аналогичный уже выигранному Стокгольму, но за другой период, нашс победить 99%, до полумиллиарда американских гривен) и еще один иск на 12 миллиардов баксов. Почему пойдут по бороде? Потому что Нафтогаз больше не вигоднонабувач и не сторона процесса выходит, и вся работа идет нахер, и все надо начинать заново.
Вторая. Нафтогаз исчезает из переговоров по транзиту. И соответственно исчезают все наработанные контакты с Западом, которые и позволили создать проблемы СП-2 уже сейчас. А вместо Нафтогаза там появляются серийные долбоклювы – собственно сам Гройсман и Кистион, на которых на Западе смотрят как на дебилов с Винницкого рынка.
Ну и там еще куча проблем возникает, потому что чтобы это все нормально узаконить надо ТАКОЕ количество законов через Раду прогнать (а у нас как вы помните коалиции уже нет). А иначе ГТС вообще зависает в каком-то ездоватом правовом вакууме и вообще никому ничего не понятно.
То есть вместо того чтобы крутить россиянам руки и уши, мы сами себя вставим и будет непонятно кого с каким правовым статусом отправлять на переговоры с Газпромом и европейцами. А ведь будут еще наши суды с их неожиданными решениями, которые могут выдавать вообще непредсказуемые решения например. Короче. Это очень, очень плохой вариант.
Есть другой вариант. Его суть – концессионное соглашение, ISO. МГУ в таком случае получает концессию, а конечным владельцем ГТС остается Нафтогаз. МГУ достаточно чтобы договор с Нафтогазом был с любой цифрой. Хоть гривну в год пусть платят за концессию. Вот за эту одну гривну Нафтогаз вставляет в судах Газпром и рвет им жилы на переговорах по транзиту. Противники концессии говорят, что на такое никто не пойдет, не удастся получить какого-то интересанта без передачи права собственности. Что я могу на это ответить?
Во-первых, судя по новому пакету санкций США против СП-2, проект которого мы увидим завтра я надеюсь, интересанты явно есть. И им что владение, что концессия, спросите у ихтамнетов, которых пятьдесят второй бэ превращал в пыль под заводом Коноко в Сирии.
Во-вторых, Нафтогаз сам заинтересован в получении мощного компаньона в нашей ГТС и речь тут не о деньгах, а о газовом балансе. Что одна гривна, что ноль, важно сколько газа в системе и как функционируют хранилища. Нам нужно время до развития собственной добычи. Итоги подведьом.
А не пришло ли время Владимиру Борисовичу объясниться, а почему он ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО пытается выкинуть из Нафтогаза единственную команду в истории этой страны, которой удалось нагнуть Газпром в одном кейсе, а во втором поучаствовать в коалиции нагибателей Газпрома ол овер зе ворлд?
То премии, то блджаж зарплаты, то набсовет не тот, то устав поменять, то уволю, то ГТС вот именно так, чтобы команда Нафтогаза исчезла. Раз за разом. Последовательно.
Тупо раз за разом и каждый раз, ставя под угрозу государственные интересы. Я не зря тут писал сверху – ГАЗ ЭТО НЕ ШУТКИ. Не зря россияне говорили о Трубопроводных войсках стратегического назначения. Форматы обсуждения транзитных газовых договоров с легкостью вызывают или прекращают войны, примеров десятки. Любое лишнее или недостаточное слово, любая задержка могут стоить кратного ухудшения позиции, стоить жизней десятков тысяч, стоить миллиардов долларов. Да, даже время важно.
Кремль вот затянул с потоками и теперь у него надежды не много.
Разве что Кремль на Владимира Борисовича Гройсмана может надеяться.
Который, как мы видим последовательно на этом поле вставляет всю Украину.
Когда я первый раз заметил странность поведения Гройсмана в газовом вопросе и мы начали на это смотреть пристально и регулярно, возникло много конспирологий, что вот Порошенко поссорился с Гройсманом и теперь верный гитлерюгенд Порошенко вваливает по святому Владимир Борисовичу.
Завтра Порошенко закончится(а будем честными закончился сразу после выборов и начала Больших Крысиных Бегов), и Владимир Борисович останется сам. А поведение Владимира Борисовича не поменялось. Выходит, Петр Алексеевич понимал важность ГТС как рычага, как инструмента, как оборонительной системы.
А Гройсману плевать.
Он или идиот, который ради того чтобы украсть из ГТС (овнершип вариант анбандлинга позволяет ему никому не отчитываться), нас всех подставит.
Или предатель и шпион, который за долю малую заводит нас в тупик, лишает нас возможности использовать стратегически удачный момент.
Владимир Борисович, откройте, наконец, личико. Кто вы и зачем делаете то, что делаете?
Fb
submitted by PECTABPATOP to ukraina [link] [comments]