Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

Есть большое количество разнообразных ликов святых в православии. Они занимают особое место во время проведения различных обрядов. Так среди наиболее почитаемых выделяют икону Святого Пантелеймона Целителя. Икона Пантелеймона Целителя: кто это, история жизни святого, описание образа, в чем помогает святой лик, христианское значение болезней и скорбей. Из года в год 9 августа (27 июля) почитается икона святого Пантелеймона Целителя В этот день особо сильны молитвы и прошение у святыни, направленные с чистыми помыслами за здоровье родных и ... В нашей статье мы попытаемся узнать как можно больше о житии Святого целителя Пантелеймона. Увидим иконы и узнаем тексты молитв, направленных этому святому. Святой Пантелеймон помогает в исцелении болящих, о собственном здравии, перед и после сложной операции. Сильные молитвы святителю так же при: раке, шизофрении, в работе, о возвращении любимой девушки и другое. Икона Святого Пантелеймона из мрамора в Минске 1 Семейная икона – Божье покровительство и защита фамилии Икона Святой Пантелеймон № 3. Уникальные иконы из камня от производителя икон от Glivi. Купить с доставкой в подарок по всей Беларуси! Икона святого целителя Пантелеймона играет большое значение в жизни христиан. Этот святой образ помогает каждому, кто к нему обратиться с искренней молитвой. Мы рады пригласить Вас в салон икон из мрамора в Минске по адресу ул. П. Бровки, 3/2. ... - Икона Святого Николая Угодника ... - Икона Святого Пантелеймона. Икона Святого Пантелеймона из мрамора в Минске. 1 . ... икона из монастыря великомученицы Екатерины на Синае), тогда же появляются образы на монетах (например, монета Юстина II, 565-578 годы ...

2020.08.05 11:04 SirLeilyn Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

https://ikony-glivi.by/ikony/panteleimon
Целитель Пантелеймон Знойными летними днями немноголюдно в приходских храмах. Народ православный торопится отдать кесарю кесарево, пропалывает, поливает, окучивает. Оно и правда – летний день год кормит. Но вот наступает девятое августа, и утирают православные пот с лица, разгибают затекшие спины, надевают чистые рубахи. День этот в церковном календаре не отмечен красным, не почитается праздником великим двунадесятым, но люду во храмах, сколько люду… И маленькие, скособоченные годами богоборчества деревенские церковки, и крепко вросшие в землю городские храмы, и вылизанные, с иголочки, столичные, и монастырские – все сверкают крестами на жарком летнем солнце, все раскрывают свои врата для праздника.
Еще бы – сегодня день памяти великомученика и целителя Пантелеймона, того самого, которого просят в своих молитвах избавить от хворобы, от недуга, немощи нас, детей наших, родителей, знакомых, друзей, соседей, родственников дальних и близких. Любое имя напиши в записочке о здравии, и будет кстати. Нет сейчас среди нас здоровых. Все немощны. И полбеды еще, если физически, а если духовная хвороба, то и совсем беда.
Вспоминаю недавний свой «конфликт» в храме возле иконы целителя Пантелеймона. Тихонечко, дабы не мешать моющей пол старушке, рассказываю знакомой:
– Целитель Пантелеймон жил в первые христианские времена, в Никомидии. Это далеко, в Малой Азии на берегу Мраморного моря…

– Ерунду говоришь, – набрасывается на меня старушка, – в Малой Азии какой-то… Русский он. Наш, родненький. Зачем человека запутываешь?
Дабы «не возгорелось из искры пламя», промолчала я тогда. Русский и русский. А теперь скажу. Да, жил в Никомидии. Был такой прекрасный город в древнем государстве Вифинии. На иконе кареглазый, красивый юноша в желто-зеленых одеждах. Кудрявые волосы обрамляют прекрасное лицо. Печальный и спокойный взгляд. Пантелеймон. Великомученик и целитель. Короткая, как огонечек свечи, жизнь.
Он был добрым врачом, подавал надежды. Ему благоволил даже император. Но красивый мальчик с вьющимися волосами нарушил тишину своего покоя и благополучия радостным и смелым возгласом: «Мой Бог – Иисус Христос! Верую!» И – начался отсчет времени в сторону нечеловеческих страданий. Его заставляли отступиться от христианской веры и вернуться к язычеству. Ему угрожали. Его истязали. Ему сулили все богатства земли. Но светлым было его лицо и неизменно было его: «Верую!»
С именем Христа он лечил хромых, слепых, прокаженных. С именем Христа помогал обездоленным. И с именем Христа принял мученическую смерть. Это было в 305 году. Великомученик Пантелеймон с тех далеких пор не отвернулся от тех, кому помогал при жизни. Не поубавилось с веками больных и обездоленных. Напротив, время способствовало греху, а грех – болезням.
Я не знаю храма, где не было бы иконы целителя Пантелеймона. Вот уж действительно наш, родненький, что с того, что из Никомидии. И в православных домах его иконка обязательна. Молится болящая, немощная Русь, просит угодника своего о вспоможении. Верит ему. Потому и бросает недополотые грядки в день светлой его памяти. Особенно много в этот день по храмам убогих. Костыли, инвалидные коляски, перекошенные судорогой лица, воспаленные глаза, обрубки рук, истошный крик безумия – все сегодня здесь. Одни только входят в храм и торопятся к свечному ящику, чтобы купить свечу, затеплить ее и попросить: «Помоги, целитель. Мне, матери моей, сыну, дочке, сестре, брату, снохе, отчиму…»
Неужели помогает? Неужели слышит нас этот юный врач, ушедший из роскошного императорского дворца под истязания, на плаху? Множество историй его исцелений хранят древние летописи, сколько случаев из собственной практики знают приходские батюшки и священники в монастырях. И я знаю их много. А расскажу об одной. Не увиданной, не услышанной. Со мной приключившейся. Поверьте уж первоисточнику.
Была я в морском паломническом рейсе. Позади Константинополь, Кипр, Святая Земля Иерусалимская, впереди – Греция. Завтра рано утром причалим мы к залитому солнцем порту Салоники и отправимся на морскую прогулку вдоль полуострова Афон, на котором живут православные монахи. Монастырь называется Пантелеймонов в память целителя Пантелеймона. Но это завтра… А сегодня дружеский вечер в одной из кают.

У одной из паломниц день рождения. Вспоминаю про бутылку шампанского в своей каюте, оно будет очень кстати на нашем застолье. Бегу, бегу за подарком по узкой палубе, вдоль одинакового ряда каютных дверей, по крутой корабельной лестнице. Тороплюсь. Все уже собрались, ждут меня – с шампанским. И вдруг – что-то сверкнуло у самых глаз, полоснуло нестерпимой болью. Ничего больше не помню. В себя пришла в собственной своей каюте. Лежу. Надо мной склонилась подруга. Рядом еще одна. Слышу слова их молитвы: «Раба Божия Наталия». Похолодело сердце. Отпевают, что ли? С трудом ворочаю языком – прекратите.
– Тише, – говорят они мне, – тебе нельзя разговаривать.
Что же случилось со мной? В тот момент, когда я сбегала по лестнице, напротив резко, изо всех сил распахнул дверь камбуза корабельный стокилограммовый кок. Тоже торопился. Дверь тяжелая, массивная, с металлическими острыми краями. Один край ее и пришелся мне аккурат в лоб. Рассек его без особого труда.
Мне долго не давали зеркало. А когда всё-таки дали… Лучше бы не давали. Кровоточащая рана, заплывший глаз, перекошенное лицо. Надо мной читали молитву о болящей Наталии, а я, глотая слезы, расставалась с завтрашней прогулкой вдоль Афона. Куда мне теперь? Всю ночь промучилась. Голова разламывалась от боли, никакие компрессы не помогали. Но утром, измученная, невыспавшаяся, всё-таки решаюсь на прогулку к Афону. Отговаривают: посмотри на себя. А что смотреть-то? И так знаю, что страшней не бывает. Но ведь монастырь Пантелеймонов, а Пантелеймон-то – целитель! Неужели оставит он своими молитвами травмированную паломницу из России?
Меня усаживают на переднее сиденье автобуса. Подруга держит наготове лекарства. Сижу, боясь шевельнуться. Красота за окном не радует, болит, ох, как болит голова. Сочувственные взгляды: ну как? Нормально – улыбаюсь натянуто. А сама уже сто раз пожалела: куда еду, лежала бы себе в каюте…
Пересаживаемся на паром и – в сторону Афона. Звоном колокольным встречают нас монахи Пантелеймонова монастыря. Звон веселый, солнечный рассыпался по морской глади… отделяется от монастырского причала лодка. В ней трое монахов, догоняют наш паром, пересаживаются. В руках осторожно, трепетно держат небольшой резной ковчежец. Мощи целителя Пантелеймона… Божий угодник явился сам, к нам, чьим немощам несть числа, ко мне, сидящей в тенечке под синим зонтиком, так уставшей от саднящей на лбу раны. Вот уж поистине скорая помощь! Не дерзну даже приблизить мысль, что были услышаны мои молитвы, но на корабле столько монахов, священников, глубоко верующих паломников. Многие сочувствовали мне, может, молились?
Мы по очереди подходим к ковчегу и прикладываемся к святым мощам. Мы волнуемся, мы понимаем, что в нашей жизни сейчас особая минута. Вот и моя очередь. Приложившись к мощам, мысленно прошу целителя – исцели, помоги в немощи, и совершаю дерзкий поступок: истерзанным своим лбом прикасаюсь к темнеющим в ковчеге мощам.
А вечером… вечером у паломников было нечаянное развлечение: они искали на моем лбу… следы от раны.
Опухоль спала, глаз открылся, рана зарубцевалась, и только тоненькая, едва заметная ниточка шрама легла на мой лоб памятью об ушедшей боли и свершившемся чуде.
Вот такая история. Среди моих коллег в редакции есть двое путешествовавших со мной и готовых подтвердить сказанное. А впрочем, зачем нужны подтверждения? Не было бы помощи от никомидийского святого, не шли бы к нему люди. Вспомните, к каким докторам мы ходим? К тем, кого нам порекомендуют. А рекомендуют уже после того, как кому-то помог. Молва, как добрая, так и худая, на Руси всегда проворна. И если уж идут, если уж припадают к иконе, если уж за своего, за родненького почитают, помогает Пантелеймон. Одним помогает, к другим доброй молвой доходит. Вот и идет по Руси слава угодника Божия, и перед иконой его всегда свечи.
Так уж получилось, два года подряд отмечала я праздник его памяти в Новом Афоне, в Абхазии. Новоафонский монастырь построен по образцу того, греческого, и тоже называется Пантелеймонов. Престольный праздник в первый после недавней войны год. Здесь был госпиталь. До сих пор еще торчат в оконных проемах мешки с песком. Отец Виссарион, местный священник, произносит проповедь. И вдруг простая и неожиданная мысль: госпиталь, ну, конечно, что же еще могло здесь быть во время войны? Казарма, госпиталь. Целитель собирал здесь под своим покровом раненых, облегчал их страдания, помогал им обрести силы, выжить. Верный своему врачующему ремеслу, святой соединяет небесную и земную лечебницу. Как был искусным врачом на земле, так и остался им на небе. И оттуда к нам его помощь, его молитва, его чудеса.
Последнее время во врачебных кабинетах нет-нет и зацепится взгляд за иконку целителя Пантелеймона. Хороший знак. Вместе-то оно всегда сподручнее. Да и фраза врачу – «Исцелися сам» – полна великого смысла. Постигший ее уже не может быть доктором-неудачником.
А дома разве можно без иконки этого небесного лекаря? Ведь в больницу-то бежим, если уж совсем невмоготу, а так, по жизни чего только не терпим, чего только не приключается? Палец обожгли раскаленной сковородкой. Поскользнулись на ровном месте, повернулись неловко, глотнули из холодильника ледяной минералки. Или впали в депрессию, или в гневе довели себя до истерического припадка… «Не возгнушайся греховных язв моих», – скажем эти слова из молитвы святому Пантелеймону Целителю и подойдем к иконе. Помолчим, сосредоточимся, помолимся. И уйдет боль, и притупится гнев, и засохнет депрессия, не успев расцвести пышным цветом.
Попробуйте. Это ведь так просто. А вдруг к общему богатейшему опыту исцелений по молитвам святого прибавится и ваш собственный. И вы расскажете о нем друзьям, знакомым: «И со мной случилось, и мне помогло». И участок, на котором подвизается великий целитель, увеличится еще на одного исцелившегося.
Только есть одно обязательное условие молитвы – смирение. А то часто заходят в храм люди, чеканным шагом, не глядя по сторонам, проходят к иконе целителя Пантелеймона, ставят свечку. Разворачиваются кругом и с гордо поднятой головой уходят. Не просят смиренно – требуют.
Свеча – как чек в магазине. Оплачено. Теперь товар вынь да положь. А нет товара – жалобную книгу! Приходил, просил, свечку ставил – не помогло! И не поможет! Потому что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать».
Целитель Пантелеймон изображен на иконах с небольшим ларцом в левой руке и тоненькой лжицей (ложечкой) в правой. В ларце целебные снадобья. Он знает, которое из них – кому. Отчаявшиеся люди, измотавшиеся ходьбой по врачебным кабинетам, в которых сидят такие же отчаявшиеся врачи, идут к нему со всей Руси за исцелением. Будет вам по вере вашей – говорил Господь. И дается по вере тем, кто верит. И не дается – по неверию.
Молитва о здравии и исцелении святому Пантелеймону О великий угодниче Христов, страстотерпче и врачу многомилостивый, Пантелеимоне! Умилосердися надо мною, грешным рабом, услыши стенание и вопль мой, умилостиви небеснаго, верховнаго Врача душ и телес наших, Христа Бога нашего, да дарует ми исцеление от гнетущаго мя недуга. Приими недостойное моление грешнейшаго паче всех человек, посети мя благодатным посещением, не возгнушайся греховных язв моих, помажи елеем милости твоея и исцели мя; да, здрав сый душею и телом, остаток дний моих, благодатию Божиею, возмогу провести в покаянии и угождении Богу и сподоблюся восприяти благий конец жития моего. Ей, угодниче Божий! Умоли Христа Бога, да предстательством твоим дарует ми здравие телу и спасение души моей. Аминь.

https://ikony-glivi.by/ikony/panteleimon
submitted by SirLeilyn to u/SirLeilyn [link] [comments]


2020.05.25 08:30 Malfarro Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

Создатели комиксов: Алан Мур Приветствую всех, кто это читает, а в особенности – любителей комиксов. Сегодня я расскажу всем заинтересованным и незаинтересованным не о каком-либо одном персонаже комиксов, и даже не о каком-либо отдельном сюжете – а о человеке, сделавшем огромный вклад в историю комиксов, и имя этому человеку – Алан Мур (цитируя одного из подписчиков, «Человек, похожий на Распутина больше, чем сам Распутин). Этот человек заслуженно считается одним из лучших, если не самым лучшим, писателем комиксов на английском языке.
Алан Мур родился в 1953 году, начал читать «запоем» в пять лет, а комиксами увлёкся в начальной школе. В средней школе он уже убедился, что первоочередная задача школы – насаждение унылой серости и квадратно-гнездового мышления, а в 1970 году его выгнали из школы за торговлю ЛСД. Причём директор не просто выгнал Алана, а ещё и обзвонил все окрестные старшие школы и настоятельно посоветовал учителям Алана не принимать, потому что он будет негативно влиять на мораль остальных учеников. Некоторое время Мур переходил с одной мелкой работы на другую, дубил кожу, чистил сортиры – и в итоге, женившись, решил заняться творчеством.
Сейчас он больше похож на пожилого бомжа, поэтому для поста я решил взять более известное его фото из более молодых лет - и запомнить его таким.
Так Алан забросил работу в офисе и начал писать и рисовать комиксы для музыкальных журналов (такие тогда, в начале 1980-х, были вообще на высоте и печатали суровый трэшак). Он создал брутального киборга Акселя Прессбаттона (Нажмикнопку), нуарного детектива Роскоу Москоу и начал писать комикс про сардонического Волшебного Кота Максвелла, под псевдонимом «Джилл де Рэй» (отсылка к Жилю де Ре, маньяку из прошлого). Алан был бы рад писать комиксы про кота до бесконечности – но газета, в которой они публиковались, опубликовала негативную статью о роли геев в обществе, и Алан, не поддерживающий такие мнения, оттуда ушёл. В любом случае, к этому времени он уже понял, что писатель из него лучше, чем художник, и чем рисовать стрипы в газете, он хотел бы писать сюжет для долгоиграющего комикса.
Аксель Нажмикнопку ща порвёт тебе попку!
С 1980 по 1984 год Алан Мур был нарасхват. Британские журналы комиксов предлагали ему работу на любых условиях, просто чтобы его не перехватили конкуренты. Он написал кучу историй для журнала Future Shocks, пописывал для 2000AD (хотел писать про Судью Дредда, но не пришлось), писал отдельные истории про Доктора для журнала Doctor Who Weekly, писал для британского отделения Марвел истории про Капитана Британию. Но первый действительно знаменитый успех Алана Мура состоялся в журнале Warrior.
Истории не для слабонервных
В журнале Warrior Алан Мур работал над двумя основными направлениями, первым из которых был стильный мрачняк под названием «В значит Вендетта» - альтернативное будущее, Британия под властью фашистов и одинокий анархист в маске Гая Фокса, идущий против системы. Этот комикс до сих пор считается одним из лучших творений Мура, а после его экранизации маска Гая Фокса надолго (как минимум до появления Джокера в исполнении Хита Леджера) стала на западе символом анархии, а на просторах СНГ – любимым атрибутом школьников, которые считали себя типа дофига борцунами с системой. Вторым направлением стал Marvelman (которого впоследствии переименовали в Miracleman, чтобы не встревать в войну DC и Marvel за имя «Капитан Марвел» и любые слова с корнем «Марвел»). Мираклмэн стал переосмыслением идеи Капитана Марвел. В то время как главгерой «В значит Вендетта» борется с фашистским режимом, арийский супергерой Мираклмэн его насаждает.
Также эта маска стала символом хакерской группы Anonymous, и только леивый в своё время не поставил её на аватарку
В определённый момент Алан Мур разочаровался в большинстве британских издательств, потому что они несправедливо обращались с авторскими правами и часто кидали авторов. Алан обратил внимание на американских издателей, и компания DC предложила ему работу над полудохлым тайтлом про Болотную Тварь. Мур превратил этот тайтл из очередного взаимозаменяемого комикса про чудовищ во внушительную и запутанную историю – в новой версии Болотная Тварь не была учёным, который облился горящими химикатами и нырнул в болото. По новой версии Болотная Тварь была болотным духом, который считал себя реинкарнацией учёного. А в действительности учёный просто погиб. «Сага о Болотной Твари» стала неожиданно популярной, по ходу сюжета Мур вдохнул новую жизнь в полузабытых магических персонажей типа Этригана и Призрачного Скитальца, а также создал для комикса нового персонажа – наглого молодого колдуна по имени Джон Константин (который вскоре получил собственный тайтл, Hellblazer, а со временем и фильм с Киану Ривзом, и отличный сериал с Мэттом Райаном).
Окунись в комиксы про Тварь - и весь мир станет твоим болотом
Получив возможность поработать над Супермэном, Алан Мур написал две истории в 1985 году, и обе стали легендарочками. Первая называлась For the Man Who Had Everything. В ней Человек из Стали попал под воздействие инопланетного растения, которое погрузило его в сон, в котором сбылись все мечты Супермэна – в частности, Криптон не взорвался. Вторая история называлась Whatever Happened to the Man of Tomorrow, и она стала последней историей про Супермэна до Кризиса на Бесконечных Землях. Это мрачная история, в которой гибнет большинство как союзников, так и врагов Супермэна – да и сам Человек из Стали тоже исчезает навсегда. Ну, потом-то Кризис перезапустил вселенную и этой последней истории как будто не было…но она была.
Так что же всё-таки стало с Человеком Завтрашнего Дня?
В 1986-1987 годах выходил очередной комикс Мура, ставший настоящей легендой – Хранители (Watchmen). Вновь поднялась тема любимого Муром мрачняка – альтернативная Холодная Война, супергерои либо работают на правительство, либо объявлены вне закона, всё реалистично и суперсилы есть только у Доктора Манхеттена. Хоть комикс и вышел в издательстве DC, до поры до времени он не являлся частью вселенной DC, и только сравнительно недавно Доктор Манхеттен столкнулся с Лигой Справедливости и остальными героями. В любом случае, это действительно легендарный комикс (единственный комикс, выигравший премию Хьюго)…но многие последователи не увидели глубокую и разностороннюю подачу сюжета, а увидели только мрачняк, который начали бездумно копировать. А ведь если из Муровского мрачняка убрать муровскую гениальную подачу и оставить только сам мрачняк, это уже будет не легендарочка, а говно. В результате теперь многим любителям комиксов глубоко срать на подачу, для них Хранители – это «РОРШАХ ЛУДШЫЙ СУПИРГИРОЙ ПАТАМУШТА ОН УБИВАИТ, ЭТАТ ГОРАД БАИЦА МИНЯ, САБАКЕ САБАЧЬЯ СМЕРТЬ, ЭТА ВАС ЗАПИРЛИ СА МНОЙ».
Так-с, купить яйца, батон, сметану, два кило картохи...почему на меня все так смотрят, опять штаны сползли, что ли?
Вернувшись к теме супергероев, Мур создал несколько интересных историй в комиксах про Зелёного Фонаря – в частности, написал историю о живой планете по имени Мого, а также небольшую историю, на основе которой много лет спустя запустили глобальное событие «Темнейшая Ночь». Он планировал написать историю «Закат Супергероев», про будущее, в котором Землёй правят династии супергероев, а несколько супергерое во главе с Джоном Константином хотят вернуть власть людям – но эта история так и не была превращена в комикс (впрочем, сценарий всё-таки был слит, хотя DC всячески пытались этому помешать, настаивая на том, что это их интеллектуальная собственность). Зато в 1988 году Алан Мур написал следующую легендарочку – «Убийственную Шутку» (The Killing Joke), комикс, в котором был показан наиболее вероятный ориджин Джокера, а Барбара Гордон была парализована и стала Оракулом. Впрочем, многие сходятся на том, что запланированные в этом комиксе темы не были раскрыты до конца. Некоторые даже считают, что этот комикс является редким примером истории от Алана Мура, где рисунок лучше сюжета. И Мур сам это признал.
А вот экранизация получилась так себе.
В любом случае, в 1989 году Мур покинул DC – во-первых, его серьёзно кинули на деньги в плане дохода от Хранителей (он и художник. Дэйв Гиббонс, получили всего 2% от денег, заработанных комиксом), да и новая предложенная система рейтингов Алана не устроила (и не только его – с ним ушли Марв Вольфман, Фрэнк Миллер и некоторые другие). Алан Мур подался в сольное плавание, основал собственный журнал (Mad Love) на пару с женой и любовницей, и писал истории для нескольких других журналов. В том числе он создал эротический комикс Lost Girls, по сюжету которого в 1913 году встречаются три девицы (Алиса из Страны Чудес, Дороти из Страны Оз и Венди из историй про Питера Пэна) и делятся историями о своих сексуальных похождениях. Вообще в тот момент Муру пришла в голову идея писать порнографические комиксы, потому что он считал, что порнография на тот момент была скучной и уродливой, в ней не хватало души.
Три девицы под окном пряли поздно вечером...
В начале 90-х Мур вернулся в мейнстрим – но не к DC, а к компании Image Comics, что заставило его фанатов запаниковать, ведь Image Comics были известны своим принципом «Фтопку сюжет, давайте налепим побольше полуголых баб, вот и комикс готов». Он написал несколько историй про Спауна, яркий комикс «1963», пародирующий эпоху Джека Кирби, несколько слабых (по меркам гениальности Мура) историй для комикса WILD C.A.T.s – а затем начал работу над комиксом Supreme, который создал Роб Лайфилд, про персонажа, во многом списанного с Супермэна. Вопреки своей обычной тяге к приземлённости и реализму, в этом комиксе Мур разошёлся не на шутку и использовал все упоротые стереотипы супергероики 1950-х-1960-х. И получилось отлично – комикс стал бестселлером. Когда Роб Лайфилд покинул Image Comics и основал собственную компанию, Алан Мур ушёл за ним и написал для этой компании несколько годных историй. Правда, со временем Мур и Лайфилд разругались, и Мур перешёл в компанию к Джиму Ли, автору, которого он очень уважал. Джим Ли обещал дать Муру карт-бланш в импринте America's Best Comics, ответвлении компании Wildstorm. Тут-то и получилась засада…
Быстрее лазерного луча, мощнее адронного коллайдера, способный перепрыгивать из комикса в комикс за один прыжок!
Мур не ожидал, что Ли продаст свой Wildstorm со всеми потрохами (включая America's Best Comics) компании DC, в результате чего Алану придётся работать на людей, с которыми он поклялся больше никогда дела не иметь. Мур не покинул компанию только потому что его умоляли не уходить и обещали, что гнобить его не будут. Ну и ещё потому что считал, что слишком далеко зашёл. Так что, поворчав, он создал для этой компании «Лигу Выдающихся Джентльменов» - комикс, в котором персонажи из классических фантастических и приключенческих произведений, типа Алана Куотермейна (Копи царя Соломона), Человека-Невидимки, Доктора Джекилла/Мистера Хайда, Капитана Немо и других противостояли сначала профессору Мориарти. а затем Уэллсовским марсианам. И комикс вновь стал бестселлером.
Гоните меня, насмехайтесь надо мной, но...мне больше нравится фильм, хотя его как раз принято гнобить. В комиксе есть несколько совершенно отвратительных моментов, а фильм местами очень красив.
Следующей работой Алана Мура стал замечательный комикс Tom Strong, посвящённый герою, вдохновлённому героям приключенческих произведений докомиксной/раннекомиксной эпохи, типа Дока Сэвиджа и Тарзана. В этом комиксе активно раскрываются и обыгрываются стереотипы бульварного чтива и истории комиксов, настоятельно рекомендую всем, кто устал от привычной схемы «сражения педиков в трико». А когда Мур, большой любитель магии, соскучился по оккультной параненормальщине, то создал комикс Promethea, о девушке, в которую вселилась языческая богиня. Целью Мура была демонстрация своего видения оккультного мира – не мрачного и страшного, как его было принято изображать, а, скорее, психоделичного. DC клялись и божились, что не будут вмешиваться в работу Мура – но не удержались. Один из выпусков «Лиги Выдающихся Джентльменов» был отозван из печати для переписывания, потому что в нём было использовано слово Marvel (существительное – чудо, глагол – любоваться, дивиться), да и другой комикс отозвали за стёб над Роном Хаббардом. В итоге Мур психанул и в 2009 году вновь ушёл в вольное плавание.
Реально, Тома Стронга очень советую. От него так и веет атмосферой древней фантастики.
Ну и как-то так от активного написания комиксов Мур отошёл. Написал пару упоротых (а иначе и не получится, с такой-то темой) комиксов на Лавкрафтовскую тему (Neonomicon и Providence, оба очень даже годные), и в середине 2019 года объявил, что с комиксами он завязал. Грустно, конечно – но если настроения нет, то лучше и не выжимать из себя новое творчество. Сейчас Мур жив-здоров-орёл, и для многих фанатов он является величайшим автором комиксов всех времён и народов.
Всем тентакли за счёт заведения!
submitted by Malfarro to Pikabu [link] [comments]


2020.04.03 06:31 DavidDinamit Как-то все и забыли, а версия-то правдоподобная. Для тех, кто не хочет долго читать хронология вкратце в конце поста.

Как-то все и забыли, а версия-то правдоподобная. Для тех, кто не хочет долго читать хронология вкратце в конце поста. Где-то в начале года, а может ещё и в декабре началось массовое мочилово путина и его россии, то дело ЮКОСа внезапно "решилось" на аж 50 млрд долларов, то газпром несколько млрд должен отдать, а там ещё, ещё... Я тогда не совсем понимал почему именно сейчас вдруг опомнились, начали жестко давить... Сейчас ситуация начинает проясняться и очень даже неожиданным образом.

  • Что такое "Вектор"?
    "В 1974 году был образован Всесоюзный научно-исследовательский институт молекулярной биологии. На его базе в 1985 году было создано научно-производственное объединение «Вектор-м» (НПО «Вектор») ...главной задачей объединения была разработка наступательного биологического оружия". В центре этом также хранится "побеждённая" человечеством(как оказывается теперь - не факт) оспа.
Ранее располагалась эта лаборатория в Свердловске(ныне Екатеринбург), после вспышки сибирской язвы в 1979 году её по приказу Андропова решено было закрыть, но КГБшные крысы её просто перенесли в другое место, такую версию рассказал в 90-х Ельцин и в общем-то он был как раз с урала, поэтому знал о ситуации больше. На это кстати намекает также название "наукограда", где находится "вектор" - Кольцово. Это то же название, что и у аэропорта в Екатеринбурге, исторически осталось видимо.
Об этом месте даже написана книга одним из бывших работников, сбежавшим в США после распада СССР. В книге утверждалось, что Ирак и прочие союзники СССР после его распада могут легко получить доступ к биологическому оружию, которое тоннами производилось в нескольких городах по всей территории СССР. Скорее всего эта книга и стала причиной войны в Ираке... Мде, даже после смерти СССР приносит пиздец миру.
Для интересующихся книга Кен Алибек "Осторожно! Биологическое оружие!"

В общем как вы уже поняли, место не самое приятное. Поверить в то, что сейчас в эпоху путина там не велись разработки биологического оружия и что там соблюдались все нормы безопасности просто нереально. Даже по официальным данным там находится целая коллекция самых смертоносных вирусов, так что... Перейдём к событиям.
16 сентября 2019 года в центре происходит взрыв "газа" при "ремонтных работах"

https://preview.redd.it/8uzsti92kjq41.png?width=1181&format=png&auto=webp&s=eeefb2695e704d0bd5bebf18548178761c861752
Как отмечается " в центре выбиты все стёкла", но как-то вот так происходит, что "биологической опасности нет", в сюжете на ТВ куча пожарных естественно без мер биологической защиты ходят и тушат пожар.
Что нужно отметить:
  • Тушили здание 13 (ТРИНАДЦАТЬ) машин(как заявляется было всего 30 метров квадратных возгорание). Если не помните, то до этого горящий самолёт приехало тушить ровно 1 машина в аэропорте в Москве и то не сразу.
  • Близко никого не подпускали
  • Очень нервный "мэр наукограда" трясясь "ответственно заявляет", что никакой, ну это, там вы знаете, всё руководство на месте "отрабатывают по полной схеме". Как покажут в других сюжетах - отрабатывают почему-то в специальной химзащите - скафандрах с круглым "окном" для лица(нет, правда, посмотрите как говорит "мэр", по лицу всё ясно)
ВАЖНО! ИМЕННО ПОСЛЕ ЭТОЙ НОВОСТИ ВСЕ "ВЗРЫВ" МЕНЯЮТСЯ НА "ХЛОПОК". Уже в следующих новостях по этой же теме используются словосочетания "хлопок воздушно-газовой смеси" и т.д..
Далее строго после этого начинается взрыв пневмоний по россии, впервые за многие годы вдруг объявляются массовые карантины в школах... Просто посмотрите на результаты запроса... "карантины из-за пневмонии сентябрь 2019 года". И попробуйте заменить год с 2019 на 2018 или ещё какой-нибудь - ничего не получится, будет выдавать те же самые результаты.
А вот официальный сюжет на 1 канале, на котором В ТОЧНОСТИ описывается коронавирус. "Многие случаи бессимптомные долгое время, пока болезнь развивается", например

https://preview.redd.it/fvbi2ntqojq41.png?width=641&format=png&auto=webp&s=42ba34ac1efbf0172f4b686b7beebbf8dc75f77a
В итоге хронология событий такая:
  • 16 сентября пожарные приехавшие на взрыв на комбинате по производству биологического оружия заражаются чем-то похожим на SARS (нам повезло что не Марбургом или чёрной оспой, хотя вполне возможно это до сих пор гуляет где-то в россии)
  • "Мэр" городка трясущимся голосом говорит, что в месте взрыва вообще ничего плохого не было, а работники уже в полной химзащите "зачищают" то, чего там не было.
  • В течение буквально месяца эпидемия распространятся по сибири, уралу, входит в Оренбуржскую область, но как-то обходит Москву(по официальным данным). Описанные симптомы крайне схожи с коронавирусом. Повезло, что регион не является богатым и из него люди не ездят постоянно как туристы (и туда тоже),
  • К середине ноября эпидемия достигает Уханя(там официально признанный больной 30 ноября британский врач, его история была где-то на реддите),
  • Из-за плотности населения и большего количества туристов эпидемию становится невозможно скрывать и организуется версия с "рынком"
  • К середине декабря просачивается первая информация о вспышке вируса, кто-то складывает два и два и начинает топить путина и его шайку, т.к. это уже извините пиздец.
  • Пупкин заявляет через свои СМИ, что россиян этот вирус не берёт и получается отчасти он прав - вирус уже прошёлся по россии и оставил много трупов и "коллективного иммунитета". А вот москва, так бережно хранимая пупкиным оказалась не готова, что вирус вернётся к ней через другие щели(туризм).
Судите сами насколько это правда, но это даже правдоподобнее, чем пропажа вируса из китайской лаборатории, где явно получше защищают такое.
submitted by DavidDinamit to Soft_Power [link] [comments]


2020.03.19 11:04 boxitem Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

1.
Радион Пенопластов неспешно плёлся вперёд без какой-либо цели. Перед глазами его всё плыло. Мозг окутала дымка. А тёплые летние лучи солнца приятно прогревали его организм.
Он с удовольствием разглядывал деревья вокруг. Они напоминали ему бутылки.
"Как было-бы хорошо, - думал он - если бы все деревья были и впрямь бутылками. И был бы у них такой специальный краник. Захочешь к примеру выпить, подошёл такой, краник этот повертел и полилось... И чтобы чередовалось ещё - половина деревьев пенистое, а другая - беленькая!". От столь приятной разуму мысли его тощее и впалое лицо с мутными глазами растянулось в блаженной улыбке.
Вообще же Пенопластову нравились многие деревья именно по этой причине. Из-за схожести с бутылками. Скажем, берёзы напоминали ему стеклянные пивные бутылки с белыми этикетками возле горлышка, а дубы, несомненно, необычные тары из-под дорогого коньяка. Но особенно ему по душе приходились баобабы. Они напоминали двухлитровые пластиковые тары такие дешёвые и тяжёлые-тяжёлые... С радостью он вспоминал те моменты, когда тащил такую тару, оттягивающую руку словно гиря, и как с завистью на него смотрели местные мужики.
Да и местные дамы, честно сказать, смотрели него уже совсем по-другому.
Сейчас же блаженству мешал один факт. Совсем недавно он проснулся на лавочке и с того момента его ухо так и не прекращало зудеть.
- Муха туда залетела, что-ли... - прошептал он, рьяно его расчёсывая.
И вдруг он оступился. Только он хотел было встать, как услышал громовой голос, доносившийся прямо с небес:
- Разумное существо с третьей планеты, поднимитесь на ноги. Мы, галактические народы, что освоил межзвёздные путешествия, выбрали вас, как представителя вашей планеты.
Казалось, сама Вселенная говорила с ним. Эхо голоса странным образом разнеслось по окрестностям и создалось впечатление, будто оно отскакивает от невидимых барьеров: так бы прозвучал выкрик в тесной каморке. Пенопластов забито заозирался по сторонам в поисках источника.
Ничего не найдя, он всё же спросил:
- Что?
В его голове в тот момент бесновалось множество мыслей. От обычного помешательства, вплоть до пробоины в многомерной реальности...
Голос бесстрастно повторил:
- Разумное существо с третьей планеты, вам была оказана великая честь быть представителем своей расы, своей планеты. Мы выбрали вас для того, чтобы вы поведали нам о вашей культуре и обычаях. О ваших науке и искусстве. Встаньте же и подойдите к проёму.
Он хотел было спросить к какому такому проёму, как вдруг в стен сбоку с шипением нарисовался яркий прямоугольник.
- Мужики, это что за шутки такие? - перепугано произнёс он. - Колян? Корона?.. Мужики, прекращайте давайте. Я скидываться больше вам не буду, понятно?
Голос повторил:
- Радион Пенопластов, подойдите к проёму. Войдите в него.
Что тут сделаешь? Он ошалело поплёлся к зияющему светом прямоугольнику в стене.

2.
Мутными и широко раскрытыми глазами Пенопластов смотрел на три силуэта. Коленки его тряслись от страха и алкоголя. А вот разум наоборот прояснился.
Один был худым и высоким словно баскетболист. Облачённым в странный комбинезон оранжево-белого цвета и с головой формы бутылки.
Второй оказался ростом где-то под метр-семьдесят, а голова его напоминала синий воздушный шарик с нарисованной на ней любопытной физиономией. На нём была сиреневая мантия, выполненная из чего-то похожего на пластик.
Третий оказался самым странным из них - с четырьмя руками и кистями словно у ястреба; голова как у совы, а одет в пластиковый пиджак, выполненный специально для него.
С любопытством троица рассматривала перепуганного человека.
Вдруг один из них подался вперёд. Тот, что в мантии.
- Разумное существо с третьей планеты, рад с вами познакомиться. Моё имя, Корнелий Ту-Кхерк. Вот это (он указал на бутылкоголового "баскетболиста" и тот почтительно кивнул) - Горлок-Третий. А вот он (уже на четырёхрукого филина и снова кивок) - Донголиус Рубидий. Можем ли мы узнать и ваше имя?
Так и не отойдя от шока, он всё же нашёл в себе силы хрипло ответить:
- Радион я... Пенопластов который... А где мужики?.. Ничего не понимаю.
- Рад с вами познакомиться, Радион Пенопластов, - ответил всё тот же гуманоид. - Мы из гильдии Проводников Колибии и в наши задачи входит просвещение новичков-изучателей космоса, в чьё число и входит ваша раса. Мы собираемся совершить обмен информацией между нами и вами.
Пришельцы? Или быть может сон? Пенопластов так и не мог этого понять. Но если это был сон, то очень уж реалистичный он выходил.
- П-проводниками? Куда? - заплетающимся языком спросил он.
- Радион Пенопластов, мы собираемся провести экскурсию для вас в наш город. Хотим показать вам его, как и все наши достопримечательности. Мы поведаем вам о нашей цивилизации, а взамен вы поведаете нам о своей.
Пенопластов принялся потирать вдруг разболевшиеся виски.
- Подождите... - сказал он. - Подождите, мужики... Ничего не пойму...
- Всё в порядке. - успокоил его шарикоголовый пришелец. - Такое бывает со многими впервые прибывшими. Очень скоро вы привыкните. Акклиматизируетесь.
- Впервые прибывшими куда?
- Вы сейчас не дома, а за много миллионов световых лет от него...
Пенопластов посмотрел было назад, на двор, откуда он и зашёл сюда, но пришелец его опередил:
- Это не ваш дом, это лишь симуляция на космическом корабле. Ваш дом остался далеко позади.
Стоило ему только услышать это, как всё перед глазами поплыло по окружности, ноги подкосились. Он распластался по полу. Не дома, а на космическом корабле! За миллионы лет от своей планеты, от своих друзей! Это было выше его сил.
Нет, теперь он был уверен, что это не галлюцинации. Уж их то за сорок с небольшим лет он как-никак различать научился. Когда-то Радиону Пенопластову уже доводилось видеть пришельцев. Он тогда как раз заканчивал праздновать Новый Год. Только тогда они были расплывчатыми, мутными и нематериальными и не общались с ним напрямую. А чуть позже он узнал, что это был алкогольный делирий.
То, что происходило сейчас, без вариантов, случай совершенно другой.
Ему только и удалось произнести:
- Ничего не понимаю.
А потом он искренне зарыдал, всё так же лёжа. Слёзы всё лились и лились, заливая глаза. Грудь судорожно сжималась...
Его сознание не готово было принять такой поворот судьбы и постаралось хоть что-нибудь предпринять, чтобы обезопасить себя, снять накопленный стресс. В его голове словно воцарилась пустота, дымка.
Пришельцы удивлённо переглянулись. Один из них - "баскетболист" - вышел, чтобы вскоре возвратиться со стаканом. Внутри него плескалась синяя жидкость, чем-то похожая на незамерзайку, но более густая. Он подошёл к Пенопластову:
- Выпейте это. Это специальный витаминный концентрат. В нём есть все необходимые любым органическим организмам вещества и витамины. Выпейте и вам сразу же полегчает.
Трясущиеся пальцы тут же вцепились в стакан, а губы жадно припали к нему. Но едва сделав несколько глотков, Пенопластов сразу выплюнул эту дрянь обратно. На вкус она оказалась мерзкая, словно слизняк и по содержанию алкоголя уступала даже кефиру!
Отплёвываясь, он плюхнулся обратно. Рыдания усилились. Очевидно, что его похитили и причём не кто-либо, а инопланетяне. Что ему делать? На этот мысленный запрос мозг ответить не смог.
Пришельцы о чём-то некоторое время перешёптывались друг с другом, пока один из них (с синим шариком головы) не навёл на него странный аппарат (чего он так и не заметил, занятый совсем другим). Палец опустил рычажок.
С виду ничего не произошло, но Пенопластов всё отчётливо почувствовал на своей шкуре. Внезапно голова, казалось, перестала ему принадлежать и на мгновение даже почудилось, что она вот-вот собирается исторгнуть его бедный мозг через уши.
Закончилось всё так-же быстро - перед глазами всё померкло.

3.
Очнулся Пенопластов на кушетке. Его окружило белое, очевидно, больничное помещение. На теле крепились какие-то датчики.
Он даже немного успокоился. Больничная палата! "Видимо просто в вытрезвитель забрали. - с некоторой долей веселья подумалось ему. - Ничего, и не из таких передряг выходили, не в первой. Прорвёмся. Видимо я просто где-то не дошёл и заснул".
Вот только его немного смущали уж слишком чистые стены. Да и странный аппарат, что стоял рядом доверия не вызывал. Своей излишней технологичностью он его только отталкивал.
К этому моменту от хмеля не осталось и следа. Можно было обдумать своё положение. Вот только проблема состояла в том, что мысли, похоже, боялись его головы. И всё же сон ли это был? Быть гостем космической империи хоть и почётно, но в его планы не входило. Зачем ему это? Пусть этим герои боевиков занимаются.
Так он и лежал на чистой и удобной кушетке, пока в комнату не зашли.
Он поднял голову, в надежде увидеть хотя бы медсестру, сообщившую бы, что он протрезвел и теперь может идти домой, но вместо этого сердце его словно сжала рука армрестлера, а приборы подозрительно запищали.
Пришелец в сиреневой мантии мигом оказался рядом. Он торопливо перевернул Пенопластова. Секунду спустя тот ощутил болезненный укол в правой ягодице. Выходит это не сон! Он и правда в заложниках у пришельцев! Возмутиться, однако, не получилось. Вновь навалилась тяжёлая и густая темнота.
Очнувшись во второй раз всё в той же палате, паники уже не было. Вместо этого в голове крутился лишь один вопрос: зачем?
Да, они что-то говорили о экскурсиях и обмене знаниями, но можно ли им верить? Пенопластов старательно вылавливал всю ту информацию из своей головы, какую он когда-либо видел по телевизору, читал в газетах и слышал из уст своих (и не только) друзей, которая касалась бы пришельцев и НЛО. Ситуация складывалась не очень-то и приятная. Скорее всего его отправят на опыты!
Он содрогнулся от одной только этой мысли. По спине пробежал холодок.
Он вскочил с кушетки и попытался отыскать что-нибудь потяжелее. Так просто он им не сдастся!
И в этот же момент дверь открылась и появилась медсестра. Чем-то она походила на зефирного человека.
- Не подходи! - взревел он. - Зашибу!
Он схватил какой-то странный, но увесистый прибор и принялся им забито размахивать.
Встретившись с агрессией в свою сторону, медсестра ойкнула и поспешила ретироваться. А вскоре дверь в палату опять отворилась. Однако, вместо медсестры на пороге стоял тот самый пришелец в фиолетовой мантии.
- Радион Пенолпастов, что всё это значит? - удивился он.
- На опыты я себя сдать не позволю! - кричал он. - Я вам не крыса какая, я человек! Понятно?
Синее лицо пришельца выражало крайнее недоумение.
- На опыты? Радион Понепластов, мы не собираемся ставить на вас опыты, нам это без надобности. Пока вы лежали, мы уже взяли у вас нужные анализы.
- Анализы уже, значит, взяли! - ярость била у Пенопластова ключом. - Как у подоопоп... у подопытного! Я про вас, скотов, всё знаю. По телевизору всё про вас говорят. Похищаете нас, гниды, и на опыты!
Пришелец удивился сильнее:
- Прошу прощения? Похищаем? Вынужден сказать, что мы такого себе никогда бы не позволили. На вашей планете мы оказались впервые лишь недавно. И вы, вынужден вам сказать, первый из вашей расы, с кем мы имеем дело.
- Первый, как же. Обмануть меня решили?
- Нет. Сами посудите, если мы, как вы утверждаете, похитили вас на опыты, тогда почему вы по-прежнему находитесь тут, а не в лаборатории? Разве не логичнее было бы сразу же вас туда и отправить.
Определённая логика в этом была. Действительно, почему тогда он до сих пор находится здесь, целый и невредимый? Он даже специально осмотрел себя на предмет повреждений, но ничего не обнаружил. Пенопластов вспомнил, как в тех самых передачах, на которые он и ссылался в своей голове пришельцы предварительных диалогов с подопытными не вели.
Он выдохнул и несколько успокоился.
Странный прибор, однако, опускать не спешил...
- Радион Пенопластов, прошу вас, положите эти голографические часы на место. - умоляюще обратился к нему пришелец. - Как мы уже вам говорили, вы здесь для экскурсии и обмену знаниями между цивилизациями - не более того. Это же огромная честь! И это, уверяю вас, максимально безопасно. В данный момент вы находитесь в больничном отделении на астероиде Колибия. В городе с точно таким же названием. Думаю, вам лучше пока отдыхать.
И он ушёл, оставив, ошарашенного Пенопластова наедине со своими мыслями.
Сначала он просто лежал, но это быстро надоело. И тогда он подошёл к окну.
Там обнаружилось обнаружилось будоражущее сознание зрелище. На него смотрел инопланетный город! Город на астероиде! Пенопластов жадно смотрел в ответ широкими от удивления глазами на необычные постройки самых разнообразных форм, хоть и не такие крупные, как можно было ожидать, но зато вычурные своей технологичностью. Гудение и блеск множества чудных автомобилей, косяками парящих над дорогами.
Он вдруг ощутил себя не на своём месте. Человеком чужой эпохи.
Но больше всего его удивило небо. А именно та крупная планета, окружённая кольцами, которая с величеством, присущим лишь космосу проплывала на мрачном небосводе.
И коронованная протуберанцами звезда - Солнцем эту звезду можно было бы назвать лишь с натяжкой... До невозможности яркий и белый шар.
"Да, я точно на другой планете... - с горечью подумал он. - Вдали от друзей, от Коляна и Короны. Очень. ОЧЕНЬ далеко от них...".
Радион Пенопластов имел среднее образование. Это значит, что после одиннадцатого класса обучение он решил не продолжать. Эти одиннадцать лет дались ему не легко. Когда они подошли к концу, то он твёрдо сказал себе: "С меня хватит!". Дальнейший жизненный путь виделся ему в постоянных подработках и посиделках с тремя лучшими друзьями - Коляном и Короной. Поначалу с ними был и Пухлый, которые отделился впоследствии от их компании ввиду грустных причин (после них Пенопластов вспоминал о нём с крайним раздражением). Естественно, что практически все деньги уходили на выпивку.
Никогда - даже в самый удивительных снах - не виделась ему роль представителя Земли на далёких звёздах среди галактических империй. Максимум, о чём Радион Пенопластов мечтал, так это о тихой и спокойной жизни в кругу "мужиков".
И всё таки всё вышло именно так!
Однако это поразительное зрелище поразило его не настолько уж сильно, как того можно было ожидать. На его месте исследователь или учёный уже давно бы прыгали от радости, захваченные бурлящим потоком всевозможных чувств. Пенопластов воспринял увиденное стоически. Возможно, что его годами мутящийся алкоголем разум просто потерял остроту своих эмоций. Сам он, само собой, этого не признавал и даже не задумывался об этом.
Посмотрев некоторое время на удивительные виды и убедившись, что он и правда не на Земле, он вернулся в койку.
Всё что хотел - он увидел.
Вскоре зашла медсестра.
- Многоуважаемая, я конечно глубоко извиняюсь, а покрепче ничего нет? - сморщившись спросил он; от его хриплого голоса и обращения к ней, зефировидная медсестра вздрогнула; в её памяти ещё были ярки, словно та белая звезда, воспоминания о недавнем буйстве своего необычного пациента. - Лечебное заведение, как никак.
Она принесла ему обед: тот же синий густой напиток, так не пришедшийся его привередливой душе в первый раз и столь же синяя субстанция в качестве еды.
За это короткое время он ещё не успел толком привыкнуть к необычному виду пришельцев, который так сильно отличался от людского, но и того суеверного страха перед ними, который возник в первый раз, уже не испытывал.
Но всё же он им не доверял. "Мутные они - эти пришельцы. Какие-то нелюдские что-ли", - рассудил он. Да и как доверять тем, кто тебя похитил? Пусть и с добрыми намерениями.
- Извините, - ответила она, словно и правда извиняясь, - простите пришелец. Боюсь, я не могу вам дать того, что вы просите. Вам пока положен строго сбалансированный витаминный паёк. Вот его пока и ешьте.
Он выругался.
Всё же, хоть и с отвращением, но принялся за еду. Делать было нечего. Его желудок к этому времени шипел и щипал так, словно в него залили кислотой. Всё это (едой и не назовёшь - издевательство, да и только) было склизким и безвкусным, но зато и правда оказалось питательным. Когда он докончил, то по ощущениям в него словно батарейку новую вставили.
"Эхх... Сейчас бы выпить что-нибудь, да с мужиками. - расстроенно подумал он. - Подумать только, что произошло! Кому расскажешь - не поверят... Нет, хотя поверят конечно, но не так как нужно".
Когда за окном стемнело, в его палату зашли.
Шарикоголовый пришелец спросил:
- Радион Пенопластов, как вы себя чувствуете?
- Ужасно. - возмущённо ответил он и это была правда: - Ужасно я себя чувствую. Похитили тут меня... Даже выпить нечего. Загнусь я тут с вами, звери!
- Боюсь я не совсем понял. Вы же уже пили сегодня. Тот витаминный коктейль.
- А мне другой нужен! Другой, понимаете? Тот, что покрепче!
- Он и так был сбалансировано крепким. - сказал пришелец. - С пропорциями веществ, подобранных специально для вас. Для вашего организма.
Пенопластов захотел вдруг завыть от отчаянья. Неужели они не понимают?
- Готовы ли вы к прогулке, Радион Пенопластов? Мы можем начать экскурсию прямо сейчас.
- Когда меня вернут домой? Меня там мужики ждут, понимаете? Если меня долго не будет, если я пропаду, что они скажут?
Сказать по-правде, он отлично знал, что его долгое отсутствие на Земле не вызовет никаких подозрений в среде знакомых и друзей. Много раз ему случалось пропадать и на месяц. Но он всё равно решил попробовать давить на инопланетную жалось.
Пришелец сочувственно кивнул.
- Мы всё понимаем, но поймите-же: вам выпала великая честь быть представителем своей планеты! Мы вернём вас тогда, когда состоится культурный и научный обмен.
- Ой, да ну вас... - возмущённо ответил он. - Давайте уже сюда эту вашу экскурсию.
"Когда состоится культурный и научный обмен", повторил он про себя. А когда он состоится? Да и вообще: отпустят ли его? Может хоть прогулка на свежем воздухе поможет ему привести мысли в порядок после всего произошедшего.

4.
Они шли по тротуару необычных космических улиц.
- Это гравикары. - пояснил пришелец, показывая на фантастические машины, с гулом парящие над дорогой. Вместо колёс у них красовались беспламенные турбины. - Мы используем их как средства передвижения. Специальные генераторы образуют вокруг них антигравитационный купол. Они имеются у многих жителей Колибии. А что используют у вас на планете в качестве средств передвижения, Радион Пенопластов?
Пенопластов недовольно поморщился, словно от головной боли.
- Автомобили у нас используют и не выпендриваются... всяким. По воздуху летать... А зачем дороги тогда?
К этому времени уже опустились сумерки и на улицах зажглись странные установки, удерживающие в себе шаровые молнии.
Параллельно с этим зажглось и множество неоновых вывесок.
Пришелец быстро выдал ответ:
- Транспортные дороги скорее для поддержания порядка. Для указания нужного направления... Да и просто, как дань традиций, честно говоря. Было-бы очень неудобно, если бы транспорт ездил и по тротуарам, мешая и пугая прохожих.
- И что же этому вашему транспорту мешает ездить и сейчас по тротуарам?
- Но зачем им ездить по тротуару, если и для них есть дороги? - изумился гуманоид.
Ответить на это Пенопластов не смог.
Мимо них туда-сюда сновали самые удивительные пришельцы, каких только представить себе можно. И каждый из них, словно повинуясь невидимому импульсу, изумлённо таращился на Пенопластова.
"Чего это они? - раздражённо думал он. - Сами вон какие чуды, пусть на себя лучше таращатся!". Пока он шёл, то всеми способами пытался отвернуть своё лицо так, чтобы его не было видно другим. Помогало это плохо. Он ощущал себя главным экспонатом зоопарка.
Не сразу, но он заметил...
- А почему тут вывески на другом языке?.. И почему тогда я понимаю речь? Если ведь говорят на одном языке, то почему же пишут на другом?
- Дело в том, что у вас в ухе мы поставили передатчик... Стойте, не нужно ничего выковыривать!.. Успокойтесь! Уверяю вас, это совершенно безопасно. С его помощью вы и можете нас понимать. Вернее, только устную речь. То, что говорю вам я или кто-нибудь другой сначала улавливается этим передатчиком, переводится в специальные образы, а затем передатчик транслирует смодулированный сигнал к вам в мозг. При этом приходится заглушать искомую речь, чтобы не происходило ненужных наложений одного на другое.
Услышанное Пенопластов не очень понял.
- Не нужно мне ничего там модулировать!.. - выкрикнул он. - А я думаю, что оно всё чешется. Думал может заполз кто туда, а это всё вы выходит. - затем крикнул на любопытную толпу: - Чё уставились? Зоопарк тут вам?
Кто-то смутился, а кто-то одарил его высокомерным взглядом. Но и те и другие разошлись дальше.
- Послушайте, - снова обратился к нему Проводник. - Мы снимем его сразу же, как только закончиться ваша миссия здесь.
- Миссия... - буркнул он. - Миссия ещё какая-то. Я вообще просто гулял. К мужикам, может, хотел наведаться. А тут теперь миссия какая-то. Словно я шпион или разведчик какой.
Пришелец поспешил поправить:
- Скорее просвещенец.
- Сам просвещенец!
Лицо пришельца нахмурилось, но он ничего не сказал.
Некоторое время они шли молча, слушая гул гравикаров и шум прохожих.
Также Пенопластов смутно различил какое-то далёкое жжужание, словно из закоулков мозга.
Затем пришелец снова надел на себя роль экскурсовода. Его рассказ вёлся заинтересованным тоном:
- ... Наш город-государство, хоть и небольшой, но самодостаточный, вращается вокруг вон той яркой иссиня-белой звезды под названием Лупу.
Пенопластов издал смешок. Это название показалось ему забавным.
Рассказ, тем временем, шёл своим чередом. Пришелец этого или не заметил или просто сделал вид:
- Вернее сказать, что вращается та планета... Видите её? - Проводник указал на крупную кольцевую планету на тёмном небе, где уже просвечивали светодиоды звёзд. - А мы, в свою очередь, вращаемся вокруг неё. Планета называется "№ 4 от Лупу". Колибия - её спутник.
В общем, когда-то давно в этом месте космоса была планета. Это было ещё много миллионов лет назад, когда наша цивилизация и не сформировалась ещё. Та планета в те далёкие времена разлетелась на куски от чудовищного удара астероида и сама пополнила их космическую армаду своими осколками. Кстати, интересный факт, притяжение тут примерно такое же, что и на вашей планете. Специальные батареи генераторов, установленные в центре астероида Колибии, прекрасно справляются со своими обязанностями (это странное периферийное жжужание шло именно от них, но Проводник об этом умолчал). Что же касается той самой бедной планеты, то неизвестно: заселена она была или нет.
В любом случае, к тому моменту, когда первые корабли иниан сюда добрались, а это, между прочим, именно мой народ, - не без гордости добавил тот, - то после себя они ничего не оставили. Именно корабли иниан и установили на одном из них перевалочную базу. Отодвинули крайнюю границу колоний. Это случилось около двухсот пятидесяти лет назад и с тех пор та база - Колибия - переросла сначала в небольшое поселение, а затем и в город с точно таким же названием. Ведь именно так и назывался первый корабль, севший на тот астероид.
Но всё же мы были лишь жалкой колонией...
А потом случилась беда: чудовищная война прокатилась по галактике. Она была воистину ужасной и долгой и продлилась, без малого, целых тридцать восемь лет. Много разрушений и потерь принесла она нашей галактике. Когда же, наконец, война закончилась, то все стороны были ослаблены. И ослаблены до такой степени, что не было больше сил на удержание своих крайних колоний, которые так рьяно рвались к свободе. Именно так наш город-государство Колибия, как и многие другие, обрёл независимость.
Всё это время Пенопластов со смесью интереса и удивления слушал историю пришельца. Она ему, чего уж скрывать, пришлась по душе.
В замен он решился поделиться и своей.
- Ну даёте... - восхитился он. - Круто мужики, устроили конечно. А вот у нас тоже случай один был на Земле... Собрались мы, значит, ну то есть я там, Корона, Колян... Пухлый ещё тогда с нами был... - поморщился он - Собрались мы на лавочке в другом дворе. Не нашем, и сидим отдыхаем спокойно. Никого не трогаем, никому не мешаем. Но всё же подходят к нам четверо каких-то гоблинов и так сразу с ходу, мол: давайте сваливайте отсюда. С нашего двора. А не то вас четверых отсюда выносить будут вперёд ногами и в белых тапочках на голове. Ну и Корона, не будь дураком, сразу вскакивает и того самого разговорчивого по черепушке пустой бутылкой одаривает. Та, в общем, вдребезги. Этот сразу за бошку хватается, орёт и на земельку спать улёгся. Дальше - шум-гам. Остальные трое встрепенулись сразу, словно после хорошего удара током и на нас прут. Краснющие все от злости-то. Мы тоже, ясное дело, в стороне не оставались... Короче, Короне два зуба выбили, а мне вообще почки все отбили. Коляна вон вообще отпинали... Боксёрами они были, уроды эти...
Только Пухлый, гнида, не пострадал. Сбежал он и с тех пор не в нашей компании. Прикинь! Вот такие пироги нам испеклись...
Заинтересованно слушавший некоторое время Проводник, вдруг всё понял.
- Я думал, вы мне про историю вашей цивилизации хотите рассказать! - сердито сказал он.
- Ну так вот же... История. Что вы вообще от меня хотите-то? - в отчаянии воскликнул он.
Он догадывался, что эти гуманоиды будут к нему придираться...

5.
Они остановились перед крупным зданием, над которым горели неизвестные ему буквы.
Проводник говорил:
- А вот это здание университета. Тут студенты получают образование по интересующей их специализации, чтобы затем они могли работать по выбранной профессии. Например, вот именно этот университет носит название: "Колибийский Университет Космического Направления" или, сокращённо, "КУКН".
Пенопластов повнимательнее вгляделся в яркую надпись. Уже со знанием дела. Однако она по-прежнему осталась ему незнакомой и непонятной.
Затем они вошли внутрь. Гуманоид и человек бродили по душным коридорам, заполненным удивлёнными Пенопластову пришельцами, которые, судя по всему, были студентами.
К этому моменту его настроение успело снизиться сильнее. Всё тут было ему чуждо и незнакомо, а необычный вид пришельцев вызывал жгучее желание закатиться в истерике словно ребёнок. И самое главное - по-пути сюда он совсем не заметил пивнух или хоть что-то отдалённо на них напоминающее!
Уже на улице он вдруг резко дёрнулся в сторону и припал к земле. Затем аккуратно поднялся и огляделся. Только тогда он понял, что это вовсе не кирпич в него летел, а космический корабль впереди заходит на посадку. Разозлённый своим позором перед пришельцем, он тут же добавил этот казус в свой мысленный раздел "Минусы этого города", где точно там же, но первым пунктом, значилось: "Отсутствие пивнух".
Раздел "Плюсы этого города" пока отсутствовал за неимением пунктов.
- Что с вами? Вам плохо? - пришелец тут же к нему подскочил, словно сайгак и протянул руку.
Пенопластов навёл на него налитые кровью глаза и оттолкнул её, вставая сам.
- Конечно мне плохо! - процедил он. - Построили тут всё, застроили. Что же это такое? И корабли-то у вас тут везде летают. И хрен бы вас всех побрал!
Его било негодование. Вдруг очень захотелось на кого-нибудь сорваться. Кто их вообще просил сюда его затаскивать? Сидел бы он сейчас у себя дома спокойно и проблем не знал, а теперь...
Как можно более спокойно он спросил:
- А пивнухи тут есть? Что-то я пока ни одной не видел...
В голосе читалась надежда.
- Что простите?
- Ну пивнухи... Жидкости там продают, не эти ваши синии, а нормальные! Такие янтарные и с белой пенкой. И с алкоголем!
- Извините, но, боюсь, мне такие не знакомы.
Пенопластов всё не сдавался:
- Ну ладно! А водка? Такая бесцветная, на вид как вода и крепкая, глотку ещё щиплет.Коньяк? Ром в конце-то концов! Хоть что нибудь с градусом... Вы же космос освоили! - обвинительно добавил он.
- Боюсь, что нет. - ответил ему пришелец. - Извините, но наша цивилизация давно не производит спирт. Мы нашли ему замену.
- Что за замену?
- Боюсь, заменители вам не подойдут. Они опасны для органической жизни, если рассматривать их с точки зрения приёма внутрь.
- Братан, прошу тебя, скажи, что это шутка... Учти, у меня сердце слабое... Вот подохну тут по твоей вине и что ты потом человечеству говорить будешь?
Он уже готов был убить Проводника.
Во-первых, именно он, этот пришелец, был одним из тех, кто и похитил его с Земли (и нет - он это не забыл).
Во-вторых, еда здесь была отвратительной. Воспоминания о том синем пайке, похожим на слизь, заставили его вздрогнуть и поёжиться.
В-третьих, пришелец с ним общался туманно и смутно, используя учёные слова, а учёных Пенопластов всегда не долюбливал, ведь по его мнению они дурачили и водили за нос нормальных людей. Чего стоит хотя бы та статья о вреде алкоголя. Он был уверен: именно из-за них перестали продавать алкоголь после десяти...
А теперь ещё выяснилось, что на всей это планете... Нет, даже не планете, а астероиде, нет ни капли спиртного!! Они его заменили! Чем можно заменить спирт?
Нет сомнений - пришельцы его раздражали.
- "Цивилизация". - ядовито повторил он. - Да какая у вас цивилизация? Так, астеройдик небольшой. Тьфу и растереть в натуре. И чему вы сможете научить только Землю? Мужики, знаете, может ну его... Не нужно вас на Землю, плохому только и научите... Тоже мне, Пасынки Вселенной нашлись...
"Пасынки Вселенной". Когда-то давно он услышал эту фразу из разговора двух студентов, когда стоял на перекрёстке. Фраза ему понравилась. Она была красивая и звучная. Поэтому и запала в память, и наконец он решил её применить.
Пришелец презрительно поморщился. Было видно, что ему очень неприятно общество этого... человека.
- Радион Пенопластов, ладно, пойдёмте. - сдержался он. - Нам ещё нужно успеть осмотреть Космопорт Колибии.
До космопорта они так и не дошли.
Остановились возле одной из построек. Вернее остановился Пенопластов. Сам же пришелец был вынужден, как сопровождающий, поступить точно также.
Это-то он и смекнул.
- Братан, ты за мной иди, - деловито сказал он и направился ко входу. Вывеску он, понятное дело, прочитать не сумел, но по сидящим за стеклом пришельцам, поглощающим пищу, он понял: закусочная - не иначе.
А раз закусочная, то может и найдётся там то, что он так тщательно искал?
Пришелец возмутился:
- Постойте! Куда это вы? Мы же ещё космопорт не осмотрели...
- Не улетит твой космопорт!
Следующий вопрос он уже задал четырёхглазому (в прямом смысле) владельцу закусочной, подозрительно косясь на своего проводника и пытаясь уличить того во лжи:
- У вас алкоголь продают?
Четырёхглазый удивлённо его осмотрел словно увидел диковинку, но быстро стушевался под испепеляющим взглядом.
- Извините, но нет. - ответил пришелец. - Боюсь, что нет.
- Ну здорово! - процедил Пенопластов.
Его проводник тут же влез:
- Я же вам говорил...
- Мало-ли, что ты там говорил! - огрызнулся он. Надежда не оправдалась. А это больно всегда и поэтому он был в ярости.
Затем он снова обратился к владельцу:
- А что у вас тут поесть можно?
- Радион Пенопластов, зачем вам? - снова влез проводник. - Вы же уже ели в больничной палате. Тех калорий вам хватит на остаток дня.
Радион Пенопластов голоден не был. Просто ему хотелось повредничать. Пусть хотя бы так, но отомстить за то, что эти пришельцы вырвали его из привычного течения жизни...
Он уже успел понять, что здесь он, вроде как, представитель человечества. Представитель человечества! Подумать только... Ещё совсем недавно он, Пенопластов, был обычным обывателем. А теперь представляет всю Землю. А значит и ценность для этих пришельцев он тоже должен представлять!
- Вот ведь пристал-то, вы посмотрите! Калорий мне хватит, видите-ли. А я вот проголодался и всё тут! Сдохну вот тут у вас, сами потом перед человечеством будете оправдываться. Будете потом говорить, что вот мы, мол, прилетели с миром, трали-вали, такие все добрые из себя, но ваш посланник у нас сдох от голода. Не уследили, простите нас человечество. Что вам тогда скажут, а? - победоносно объявил он.
Проводник был зол. Однако сдержался, выдохнул, сказал:
- Ладно, давайте поедим.
Им выдали электронное меню. Пенопластов проматывал его с недоумением в глазах. "И как тут разобраться в этих закорючках?" - подумал он. Проводник заметил это и посоветовал:
- Лучше возьмите филинерийское щупальце в плазменной обработке. Оно годится для любых органических жизней.
Название не вызвало у него доверие. И всё же он решил рискнуть. Отступать назад уже было нельзя. Нужно окончательно показать, кто тут главный!
Щупальце оказалось оранжевого цвета. "Ну хоть не слизь и то хорошо..." - подумал он. Однако, едва отведав первый кусочек, Пенопластов жадно съел и всё остальное и даже потребовал добавки. Вкус у этой штуки был точно такой, как и у куры гриль, только без костей.
- Послушайте, я понимаю, что вкусно, но вы и так уже съели достаточно. Это может привести к нежелательным последствиям... - сказал было проводник, но был перебит:
- Братан, к нежелательным последствиям может привести то, что я тут с голоду окочурюсь. И это на самой-то... этой, Колибии, вот. Подумай об этом.
В космопорт им попасть было не суждено. После еды, он потребовал отвести его на отдых, сославшись на усталость. Не сразу, но проводник согласился. Вид у него при этом сделался такой, словно на него вылили ушат помоев.
От внимания Пенопластова это не укрылось. Он злорадно ухмыльнулся. Хоть так, но он отомстил.
Уже в гравикаре Проводник сказал таксисту, пришельцу с белой шерстью на теле, доставить их в ближайшую гостиницу. Гравикар с гулом поплыл между улиц. Пенопластов внимательно рассматривал картины за окном, пока они пересекали внеземные улицы.
Вдруг ему стало как-то не очень...
- Радион Пенопластов, что с вами? - тут же спросил проводник с испугом в голосе. Они проехали уже половину пути.
Пенопластов с позеленевшим лицом склонился над своими коленями. Его пальцы сжимали рот.
- От-отравили... падлы...
Его вырвало.
Таксист недовольно покосился на них через зеркало заднего вида, но промолчал.
- Cу...суки... знал же... что отравите. - отрывисто говорил он. - затащили сюда... затащили и отравили...
Пришелец достал из кармана мантии бесцветную таблетку и протянул ему.
- Выпейте это. Вам полегчает.
- Отвали... Добить решил?.. Точно копыта откину от... неё...
- Какие копыта? - удивился проводник, но быстро сообразил: - Нет, что вы. Это специально для таких случаев. Выпейте.
- Для таких... ой... таких случаев? Что же... что же вы делаете-то, уроды?.. Спе... ой... специально значит такие планируете случаи?
- Нет, что вы. Просто такое, теоретически могло произойти, понимаете? Я же говорил вам. - обвиняюще сказал он. - Предупреждал, но вы не послушали.
Пенопластов кинул в него испепеляющий взгляд. Затем выпил таблетку.
Очень скоро его и правда отпустило.
Уже на месте проводник расплатился с таксистом и добавил "сверху". В качестве извинений. Когда они вышли из такси и направились в холл отеля, то Пенопластов уже чувствовал себя словно заново родившимся.
"Хорошие пилюли. - думал он. - Вроде бы только что так херово было, словами не предать, а теперь уже и не скажешь. Мне бы на Землю такие, от похмелья самое то! Нужно будет у них попросить парочку".
Отстояв очередь в холле (и опять те же любопытные взгляды, которые так его раздражали!), они поднялись в нужный номер.
Там проводник сказал:
- Радион Пенопластов, на сегодня наша экскурсия подошла к концу. Понимаю, возникли некоторые сложности... От имени всей Колибии, Гильдии Проводников и меня в частности, приношу вам свои извинения за доставленные неудобства. Надеюсь, что это не станет поводом к вашему предвзятому отношению к нам.
- Когда меня уже вернут? - в который уже раз задал он тот же вопрос.
- Я же уже говорил, - терпеливо ответил проводник. - Как только произойдёт контакт между цивилизациями. Когда будет совершён обмен знаний. Сегодня мы должны были посетить ещё и космопорт, но, к сожалению, не успели. К тому же пока, что вы так и не поведали нам о ваших краях.
Услышав это, Пенопластов ощутил негодование.
- Как это не поведал?! Я же рассказал вам историю.
- Боюсь, это не совсем то, что имелось в виду. Речь шла именно о цивилизации, а не историях из жизни.
Он выругался.
- Нет мужики!.. Ну вы даёте конечно... Я же считай её от всего сердца... А вы?
- Радион Пенопластов, успокойтесь. Вы просто перенервничали. Такое частенько случается после первого контакта у новичков. Отдыхайте... Кстати, вот, - он подошёл к странной установке, которая напоминала катридж от принтера, но только раза в три-четыре крупнее (и если бы Пенопластов знал, как выглядит этот самый катридж, то непременно сказал бы тоже самое), - посмотрите. Это голографическая телевизионная установка...
Тут гуманоид поморщился:
- Как и те часы, которые вы чуть не разбили в больничной палате...
И продолжил:
- Если вам будет скучно, то вы можете ознакомиться с местным телевидением... Вот, смотрите, включать на эту кнопку... - Над установкой загорелся экран. Прямо из воздуха! Пенопластова это удивило.
- Это телевизор что-ли? - наконец спросил он.
Пришелец удовлетворительно кивнул.
- Да, как я и сказал. Вижу у вас такие имеются.
Затем он принялся показывать, как пользоваться всем остальным. С готовностью Пенопластов впитывал знания и время от времени кивал или переспрашивал.
Уже перед самым выходом проводник помедлил, но всё же обернулся.
- Радион Пенопластов, я понимаю, что день прошёл не идеально, но всё же... - начал было он, на что он фыркнул и сказал: "Это мягко сказано", - скажите, как вам наш город? В общих чертах? Понравился ли он вам? Если не затрагивать те негативные моменты нашей экскурсии.
Он обдумал заданный ему вопрос. Сказать по правде, город ему не очень понравился. Он вновь промотал в голове сегодняшнюю прогулку. Дома, хоть и не такие высокие, но вычурные. Припомнил, как на него раздражающе таращились другие пришельцы (и как же они все чужды ему!). Так обычно смотрят на какое-нибудь диковинное животное. А животным он себя не считал и воспринял те взгляды, как личное оскорбление. Скамеек он тоже так ни разу и не увидел, пока они шли по городу. А значит - очередной минус. И ещё та крупная планета с кольцами в небе. От воспоминаний о ней он поёжился. Того и гляди упадёт на него и придавит всей своей громадой...
Радион Пенопластов никогда не стремился к богатству и роскоши. Они его отталкивали, отвращали. Так было всегда. Так почему же что-то должно измениться теперь?
И самый жирный несомненный минус: отсутствие спирта! И это в космической-то цивилизации!
Никакой простоты, никакого домашнего уюта, думал он.
В общем, ни цивилизация - сплошное разочарование!
Именно об этом он и решил сказать.
А ещё добавил:
- Мужики... Вот без обид если... Вот положа руку на сердце (и положил)... Я бы тут жить не стал!
Пришелец ничего не сказал. Он просто вышел.
"Нервный он какой-то. - подумал Пенопластов. - Дёрганный что-ли. Понятно - станешь таким, без алкоголя!".

[ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММЕНТАРИЯХ]
submitted by boxitem to Pikabu [link] [comments]


2020.03.02 18:14 5igorsk ⏱ Что такое «прямо сейчас»? Иногда — это вот прямо сейчас, а иногда через неделю. Но если обратиться к науке, можно получить более конкретный ответ.

⏱ Что такое «прямо сейчас»? Иногда — это вот прямо сейчас, а иногда через неделю. Но если обратиться к науке, можно получить более конкретный ответ. Когда цифры 23:59 на часах сменяются цифрами 00:00, происходит нечто удивительное: день, в котором мы только что жили, вдруг уходит в прошлое, и наступает «завтра», казавшееся прежде таким далеким. Но когда именно «сейчас» становится прошлым, а будущее превращается в настоящее? Почему этот переход происходит так плавно? И как восприятие настоящего влияет на наше будущее?
Сколько длится «прямо сейчас»? Если верить ученым, настоящий момент на самом деле намного короче, чем кажется. По подсчетам нейробиологов, он длится всего 2,5–3 секунды, а физики и вовсе считают его иллюзией.
Это не повод впадать в хрононигилизм и отрицать саму концепцию времени, но изменить свое представление о «прямо сейчас» может быть полезно. Ведь то, что мы думаем о настоящем моменте и его продолжительности, накладывает отпечаток на наше мировоззрение и поведение, а считать, будто мы пребываем в непрекращающемся настоящем, согласно результатам исследований, не только неправильно, но и мешает нам поступать так, как будет лучше для нас самих и окружающих.
Существует ли время? Философы, нейробиологи и психологи на протяжении столетий размышляли над вопросом, почему каждый конкретный момент воспринимается как часть настоящего. Понятие о «прямо сейчас» тесно связано с осознанностью. Чтобы прочувствовать этот момент, достаточно просто прекратить любую деятельность.
Блаженный Августин понимал всю сложность проблемы. В 400 году н. э. в своей книге «Исповедь» он писал: «Что же такое время? Если никто меня об этом не спрашивает, я знаю, что такое время; если бы я захотел объяснить спрашивающему — нет, не знаю».
После долгих раздумий Августин заключил, что только настоящее действительно существует, тогда как прошлое и будущее существуют лишь в нашем сознании (сегодня эту философию называют презентизмом): прошлое — это не более чем воспоминание, настоящее — непосредственный опыт, а будущее — ожидание. Психолог Уильям Джеймс называл опыт переживания настоящего момента одним из самых загадочных в жизни человека. «Где оно, это настоящее? Оно исчезло прежде, чем мы успели схватить его, растаяло, перелилось в следующее мгновенье», — писал он.

https://preview.redd.it/lyazzmjxvak41.jpg?width=840&format=pjpg&auto=webp&s=953b256de35c69aca623e7b5224a9e14af2caf0c
В отличие от Августина Джеймс пришел к выводу, что любое время, в том числе и настоящее, — субъективно.
Со времен Августина и Джеймса наука предлагала разные методы для измерения настоящего момента. Но Марк Виттман, исследователь из немецкого Института пограничных областей психологии и психического здоровья, считает, что определить примерную продолжительность «прямо сейчас» можно без каких-либо сложных исследований.
Можно с уверенностью сказать, что год, день или час — слишком продолжительные отрезки времени. Даже одна минута — это много. «Размышляя таким образом, мы в итоге приходим к отрезку в несколько секунд, — говорит Виттман. — Примерно столько времени нужно, чтобы произнести слово „сейчас“».
Вечное опоздание Действительно, многочисленные исследования показывают, что «прямо сейчас» длится максимум несколько секунд. Но более интересно то, что на самом деле «прямо сейчас» — это вовсе не «прямо сейчас», а скорее «прямо несколько секунд назад».
По словам нейробиолога из Стэнфордского университета Дэвида Иглмена, мы воспринимаем мир не в реальном времени, а всегда с небольшим опозданием. Дело в том, что наше восприятие формируется на основе данных, полученных со всей поверхности тела и из окружающего мира, и не все эти данные обрабатываются с одинаковой скоростью. Звук обрабатывается быстрее, чем свет, а сигналы от пальцев ног идут дольше, чем от носа.
Мозг должен ждать, пока поступят все данные, чтобы создать для нас целостную картину мира. Без этого наше восприятие было бы хаотичным. Например, хлопая в ладоши, мы не смогли бы одновременно видеть хлопок, слышать его звук и чувствовать соприкосновение ладоней.
Это явление называется временной связью и позволяет дать более точное определение понятию «прямо сейчас».
«Прямо сейчас» — это отрезок времени, требующийся мозгу для того, чтобы воспринять полученные сигналы как одновременные. Временная связь также ответственна за расхождения между «прямо сейчас» у разных людей. По словам Иглмена, если два человека одинакового роста одновременно дотронутся до носа и до пальца ноги, оба почувствуют прикосновение в один и тот же момент. Но в случае с высоким человеком сигнал будет идти дольше, поэтому получается, что «высокие люди живут в немного более отдаленном прошлом, чем низкорослые».
Разновидности настоящего Но если настоящий момент так короток, как получается, что мы можем осознавать вещи, которые длятся дольше, чем несколько сотен миллисекунд, — книги, фильмы, песни, беседы — и воспринимать их как целостные?
Виттман объясняет, что есть разные «сейчас», подразумевающие разные виды восприятия. Он выделяет три: функциональное настоящее, воспринимаемое мгновение и сознательное присутствие. Как уже говорилось выше, функциональное настоящее — это очень короткий отрезок времени, в течение которого мозг синхронизирует сигналы, полученные от органов чувств. Этот процесс происходит бессознательно и занимает доли секунды.
Воспринимаемое мгновение более осознанное, более психологическое. Как пишет Алан Бурдик, автор книги «Почему летит время», это «немного более длинный отрезок времени, в течение которого происходит отдельное событие».
Согласно имеющимся данным, воспринимаемое мгновение длится от 2 до 3 секунд. В ходе эксперимента, результаты которого были опубликованы в журнале PLOS One, ученые показывали людям ролики, иллюстрирующие разнообразные виды чувственного опыта в реальной жизни. Ролики имели разную длительность: в пределах 2–3 секунд и более. Было обнаружено, что когда продолжительность роликов превышала 2–3 секунды, мозг испытуемых был не в состоянии интерпретировать полученную информацию.
Авторы пришли к выводу, что отрезок времени от 2 до 3 секунд составляет «основу познавательной деятельности человека» и «отражает общий организационный принцип познания, который можно определить как «субъективное настоящее», или «испытываемое „сейчас“». По словам Виттмана, подтверждения этому можно найти повсюду. Взять, к примеру, метроном. Несмотря на то, что удары метронома происходят через равные промежутки времени, мы неизменно слышим сочетание ударов: либо «раз-два, раз-два», либо (если темп более высокий) «раз-два-три, раз-два-три». Виттман говорит: «Наш мозг создает сочетания, которых нет в метрономе».
В случае с двойственными изображениями (например, оптические иллюзии «утка/заяц», «ваза/лицо»), как утверждается в другом исследовании, «смена восприятия происходит спонтанно, примерно через трехсекундные интервалы».
Еще одна функция «прямо сейчас» — обеспечивать комплексное, целостное восприятие. Виттман называет этот третий уровень сознательным присутствием. Это настоящее составлено из других, более коротких функциональных настоящих и воспринимаемых настоящих, связанных нашими воспоминаниями.
Именно поэтому мы воспринимаем чувственный опыт как происходящий в настоящем и ощущаем плавное течение времени (к счастью, несмотря на то, что наше восприятие основано на совокупности блоков «прямо сейчас», мы не воспринимаем реальность фрагментарно).
Как мозг создает настоящее В одном из своих экспериментов Иглмен дал участникам кнопку, при нажатии на которую мгновенно зажигался свет. Когда Иглмен увеличил задержку между нажатием кнопки и включением света, мозг каждого из участников очень скоро подкорректировал восприятие, создав иллюзию одновременности двух событий. Затем Иглмен снова убрал задержку — мозг всё равно продолжал принимать ее во внимание: когда участники в следующий раз нажимали на кнопку, им казалось, что свет зажигается еще до нажатия.
По словам Иглмена, мозг не просто регистрирует наше восприятие настоящего момента, а конструирует его.
https://preview.redd.it/74jhx111wak41.jpg?width=840&format=pjpg&auto=webp&s=94395ac9e9ebef65640aebe0d9cc145127fcb1e4
Дуглас Фокс описал в журнале New Scientist любопытный случай: человек, который ехал в машине, вдруг почувствовал, что движется невероятно быстро. Он сбавил скорость, но пейзаж за окном продолжал стремительно проноситься мимо. Более того, казалось, что окружающий мир стал двигаться еще быстрее, несмотря на то, что он сам двигался медленнее. Когда позже врач попросил его отсчитать в уме минуту, у него ушло на это 280 секунд. Оказалось, что в префронтальной коре его мозга была опухоль.
В 2007 году невролог Оливер Сакс написал о человеке по имени Клайв Уэринг, чей гиппокамп — отдел мозга, ответственный за формирование воспоминаний, — был поврежден вследствие герпетического энцефалита. Уэринг жил в постоянном настоящем. Например, держа в руке плитку шоколада, он раз за разом видел ее по-новому. Вот как это описывала в своих мемуарах его жена:
— Смотри! — сказал он. — Это новая шоколадка! Он не мог отвести от нее глаз. — Это та же шоколадка, — мягко сказала я. — Нет, смотри же! Она другая.
Он каждые несколько секунд прикрывал шоколадку рукой и снова убирал руку.
— Смотри! Она снова изменилась! Как они это делают?
От нашего восприятия настоящего зависит наше выживание. Мы должны понимать, когда события в окружающем мире происходят одновременно, а когда — поочередно, чтобы память могла создать последовательный нарратив.
Почему короткое настоящее лучше У всех теорий о настоящем есть одна общая черта: они отрицают объективность настоящего и представление о том, что оно простирается в бесконечность. Об этом важно помнить, так как от нашего представления о времени зависит то, какие решения мы принимаем.
Важно не столько само представление о прошлом, настоящем и будущем, сколько представление о самом себе в эти моменты времени.
Исследования показывают, что многие люди думают о себе в будущем как о другом человеке. Если попросить их вообразить свой будущий день рождения, они, скорее всего, сделают это с позиции постороннего наблюдателя. Дело в том, что, когда мы думаем о себе через 10 лет, это активирует те же участки мозга, которые ответственны за мысли о других людях. По словам Хэла Хершфилда, психолога из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, изучающего влияние восприятия времени на принятие решений, мы инстинктивно отдаем предпочтение настоящему. Но если бы мы чувствовали лучшую связь с самими собой в будущем, вполне возможно, что нашим приоритетом было бы будущее.
Хершфилд и его коллеги провели исследование, которое показало, что люди, чувствующие более тесную связь со своим будущим «я», принимали решения, в большей степени ориентированные на будущее, и были более успешны в течение последующих лет.
Недавно Хершфилд и его коллега Сэм Малио провели опрос, посвященный представлению людей о настоящем. Они обнаружили, что чем дольше, по мнению людей, длится настоящее, тем меньше эмоций они испытывают по поводу будущего.
И наоборот, люди, которым настоящее кажется менее продолжительным, более склонны принимать ответственные решения. «Если мы считаем, что настоящее очень скоро закончится, то более охотно принимаем решения, которые окупятся в будущем», — объясняет Хершфилд. Понимание того, что будет полезно в будущем, и какие последствия сегодняшние поступки будут иметь завтра — необходимое условие личного и общественного благополучия. Надо признать, что мы сейчас не слишком в этом преуспеваем: например, мы не принимаем решительных мер по противодействию изменению климата и выбираем лидеров, которые выступают против социальных программ и иммиграции.
Хершфилд считает, что, если бы люди представляли себе настоящее менее длительным, их было бы легче убедить принимать решения, которые принесут успех в будущем.

https://preview.redd.it/zlf5j2g6wak41.jpg?width=840&format=pjpg&auto=webp&s=f0d6143627a25034946c44396cb346f49dd675d3
Внутри пузыря И в качестве последнего гвоздя в крышку гроба распространенного представления о настоящем проведем небольшой экскурс в область физики: согласно теории относительности Эйнштейна даже люди, движущиеся с разной скоростью, воспринимают время по-разному.
В своей книге «Срок времени» физик Карло Ровелли подчеркивает, что наше представление о настоящем формируется на основе сенсорных данных, поступающих из окружающего мира, а на больших расстояниях это становится проблематично. Если вы смотрите на человека, который находится с вами в одной комнате, отраженные от него световые лучи достигнут ваших глаз всего за несколько наносекунд. Но если этот человек находится очень далеко, скажем, на другой планете, свету потребуются годы, чтобы добраться до вас.
Следовательно, мы имеем одинаковое представление о «прямо сейчас» только с теми, кто физически находится рядом с нами. «Наше настоящее не простирается на всю Вселенную, оно подобно окружающему нас пузырю», — говорит Ровелли. Это значит, что любое наше представление о «прямо сейчас» — ментальный конструкт, действительный только для тех, кто живет с нами на одной планете. С другими людьми нас объединяет не только наше общее положение в пространстве, но и общее представление о настоящем.
via
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


2020.02.02 11:35 boxitem Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

С ЧЕГО ВСЁ НАЧАЛОСЬ
Несколько лет назад со мной случилась необычная история, которую я и хочу вам рассказать.
Она берёт своё начало на улице Театр-Плаза, когда эта улица ещё существовала, и на ней, напротив театра, стоял полуразвалившийся деревянный дом. Он был похож на промокшую обувную коробку. Его постоянно сотрясал грохот проезжающих мимо машин и окутывало зловонное облако выхлопных газов. Этот дом достался нам в наследство от деда, когда я ещё только закончил школу.
Вскоре маменька моя совершила подлость и ушла от отца к другому мужчина. Отец же мой долго не грустил и сразу завёл знакомство с женщиной по имени Антонина. Уже через неделю он съехал к ней и в доме я стал проживать один.
Очень скоро я устал от одиночества и тоже женился. Жена вместе с тёщей перебрались ко мне. В доме снова проживали трое.
Была вторая середина двадцатого века. 25 июля. Как сейчас помню, жара на улице плавила даже воздух. Каждый вздох давался мне с боем, а липкий пот приклеивал к телу камзол. Вечером я вернулся домой с продуктами из магазина. К тому времени температура несколько спала, но всё ещё казалось, что асфальт плавит подошвы.
Дома я обнаружил отца. Он выглядел взвинченным. С грохотом расхаживал по гостиной взад-вперёд и был похож на заводную игрушку.
Это меня взволновало и удивило, ведь после его переезда он навещал меня лишь по праздникам. Ещё ни разу не нарушил он этой традиции.
Я принялся нервно теребить кончик своих пышных, янтарного цвета, усов.
- Папенька, что с вами сделалось?
Лицо у него было злое.
- Кавалерист, у меня проблемы! - (именно из-за усов меня так и называли).
Я тут же взволнованно спросил у него, что он имеет в виду.
- Антонина, шалава. Она ушла от меня к другому! - рассерженно крикнул отец. - Она променяла меня на какого-то вшивого стриптизёра.
Мне стало жалко отца. Без лишних слов я принёс с кухни его любимую вишнёвую настойку, усадил за стол и наполнил стакан. Отец за пару секунд опустошил стакан и хлопнул им по столу. Однако, я заметил, что это его несколько успокоило.
- Не переживайте вы так, - ободрил я его. - Найдёте себе ещё кого-нибудь. Вы человек статный. У вас ещё от дам отбоя не будет.
Отец поморщился.
- Зачем мне другие? Мне Антонина, шалава, нужна.
- Она совершила глупость, отец, - принялся убеждать его я. - Ушла от вас к какому-то там стриптизёру. Да никакой стриптизёр вам в подмётки не годится! Клянусь честью, она ещё будет локти кусать! Променять ум на тело - слыхано ли это? Ответьте же.
Он промолчал. Я наполнил стакан и он вновь опустел. Наступило волнительное молчание.
Отец нахмурился.
- Эх-х-х, Кавалерист, - наконец сказал он. - Она даже к нему переехала. Я был у них недавно. Пытался этого жопотряса проучить, но там такая скала, ты бы видел. Один я с ним точно не справлюсь. А Тоня же вообще со мной говорить не хочет. Только на прощание сказала, мол: "Чудик ты. Задолбал уже меня со своими цветами". И это с цветами! Раньше она любила со мной гербарии собирать, а теперь... Говорю тебе, этот жопотряс ей точно мозги промыл.
Я сказал, что тогда моему отцу тем более не нужно волноваться, раз от него ушла такая падшая женщина и тут же принялся приводить доводы против неё. Закончив, я увидел, что его лицо вновь налилось кровью и тут же пожалел о сказанном.
Он громко стукнул по столу, отчего я вздрогнул, а бутылку на столе со звоном подскочила и проревел:
- Не сметь! Не сметь в моём присутствии так отзываться об Антонине, кавалерист. Отставить! Только я могу!
Мой отец всю жизнь проработал в библиотеке. В армии он ни разу не был. Тем не менее, голос у него был командирский, что тем более не вязалось с его внешностью: он был низкий, полноватый, дряблый и немолодой, что понятно, мужчина.
Я торопливо наполнил стакан, чуть дрожащими руками.
- Хорошо-хорошо. Вот отец. Испейте.
Отец выпил и опять наступило молчание.
Наконец он успокоился.
- Кавалерист, я вот чо пришёл. Помощь мне твоя нужна. Стриптизёришку этого шуганём, шоб Тоньку мою оставил в покое. Пусть знает, паскудник, с кем связался.
Негодяя из рассказа отца я возненавидел. Он совершил подлость. Украл даму сердца у моего отца. За это его необходимо было призвать к ответу! И я с пылом согласился помочь.
- Вот это мой сына! - воодушевился отец. - Покалечим стриптизёришку, этого жопотряса.
И после этих слов началась история, из-за которой я перестал верить в законы природы.
СТРАННОСТИ НАЧИНАЮТСЯ
Глаза моего отца заблестели энтузиазмом. Сразу же он принялся снимать с петель дверь гостиной, попросив меня помочь. Я помог. Не отказывать же в помощи отцу? Снятая дверь была приложена к пустующей стене и мой отец стремглав выскочил в коридор. Я слышал, как он возится и с входной дверью.
В тот момент я сильно переживал, что мой отец повредился рассудком, не выдержав очередного предательства женщины. Однако же, как потом выяснилось, я ошибался.
Вернувшись в комнату, отец держал в руке мой кнокер. Он не обратил на меня ни малейшего внимания, а сразу же стал устанавливать его на снятую дверь. Наконец он закончил.
- Значит так, Кавалерист, - возбуждённо произнёс он. - Щас мы его выманиваем и вместе учим манерам. Запищит щас у нас.
И тут же он громко ударил кнокером о закрытую дверь.
И только я собирался спросить у него, что он делает, как с огромным удивлением обнаружил, что за дверью играет музыка. И приближаются шаги. Они были громкие. Я машинально отметил, что принадлежат они, вероятно, кому-то очень большому. Когда они достигли двери, то замочная скважина заскрипела и дверь отворилась.
На пороге появился мужчина в трусах.
Он и правда оказался очень большой: темечко его доставало до верхушки порога, а по сложению тела он мог бы посоревноваться и с Апполоном. Мой отец был ему всего-лишь по пояс.
Он посмотрел на меня и взгляд его был наглый и высокомерный.
Челюсть моя, должно быть, достала до пола, а сердце очень громко и быстро билось в груди. Тело словно одеревенело. Этот амбал появился прямо из-за снятой двери! Как такое возможно?
Затем он посмотрел на отца. И стоило ему увидеть его, на его лице тут же выступила ухмылка.
Я сразу понял, что они знакомы. Очевидно это и есть тот негодяй, что украл у отца даму сердца. Мгновенно страх и удивление сменились ненавистью к нему. Мы с отцом были обязаны вернуть ему поруганную честь.
Мерзавец подошёл к отцу. Только сейчас я заметил, что отец дрожит от испуга словно лист на ветру. Ещё бы, ведь наглец был огромен!
Отец честно, хоть и дрожащим голосом, но сказал подлецу, что мы собираемся его проучить.
Ухмылка мерзавца усилилась.
- Что-что вы собираетесь сделать, убогие? - голос его был словно гром. - Убивать меня? Ты, тюфяк, я смотрю подмогу себе привёл. Я же тебя предупреждал, что Тонька теперь моя. Предупреждал? Предупреждал!.. - он кивнул на меня: - А этого ты откопал в училище для клоунов да? И как с тобой раньше жила Тонька я не пойму. Мелкий мешок жира - не более того. Валите давайте отсюда, пока я сам вас не поубивал, чмыри.
- Подлец! - крикнул я. - Вы посмели осквернить честь моего отца. Вы посмели увести у него его даму. Разве можете вы называться после этого мужчиной?
- Правильно, кавалерист! - сказал отец. - Так его!
Когда мерзавец услышал, что меня зовут Кавалерист, то его громоподобный смех заполнил помещение. Он смеялся так сильно, что глаза его заслезились. Всё хохотал и хохотал...
- Кавалерист!.. - отсмеялся наконец он. - Я же вам шанс даю, олени. Бегите давайте отсюда пока можете. Пока ножки на месте, пока ручки целы... Давайте-давайте, бегите-бегите.
Глаза отца сверкнули тихой злобой.
- Верни мне Антонину!
Негодяй хотел схватить его, но я не позволил, тут же подскочив.
- Негодяй! - крикнул я. - Я требую сатисфакции! Вы осквернили честь моего отца. Вы оскорбили и смеялись надо мной. Я вызываю вас на дуэль. Стойте же здесь, я принесу наше дуэльное оружие.
Развернувшись, я собирался сбегать за дуэльными кочергами, когда уже второй раз за сегодня меня охватили глубокие испуг и изумление. Вместо гостиной был чей-то жилой подъезд. А за окном - незнакомый мне двор, усаженный липами и берёзами.
Очевидно, я находился в другом районе. А может даже и в городе. Но это невозможно!
За спиной тем временем продолжалась перепалка. Наконец я взял себя в руки, развернулся и посмотрел на отца. И стоило мне коснуться его взглядом, как он исчез.
Не сразу. Сначала он стал прозрачным, как стекло. Затем яркая вспышка ослепила глаза, заставив зажмуриться и раздался громкий хлопок. Когда глаза открылись, то отца я уже не видел.
Ноги мои подкосились.
- Отец! Папенька! Что это ещё за шуточки? Где вы?
Тишина. Только музыка играла из квартиры негодяя.
Подлец тоже видел этот фокус. Тут же он выругался и хлопнул дверью. Заскрипел замок. Очевидно, напуганный увиденным, он поспешил спрятаться.
В тот момент я забыл о дуэли и выскочил на улицу.
Наверное это сон! Я скоро должен проснуться. Однако, сколько я себя не щипал, я так и не просыпался. Это была реальность.
На улице отца тоже не оказалось. Блуждая, скоро я вышел к Проспекту Токарей. Это был аж центр города.
"Возможно мой отец может оказаться дома, - думал я всё это время. - Вдруг он переместился туда?"
Я тот час же сел на нужный автобус и направился на набережную, возле которой он и жил.
Но вдруг он всё же не переместился, а погиб? Я тряхнул головой и постарался отбросить эти мысли. Это не помогло.
Через некоторое время я уже был на набережной. Эти места я знал хорошо. Набережная была рядом и с моим домом, и часто случалось так, что я искал тут покоя от вредной тёщи.
Тут оказалось необычно много народу. Я торопливо пролезал через толпу. Со всех сторон доносился гомон людей, крики чаек, шум волн. Скорее всего горожане прятались здесь от чудовищной жары, захватившей в тот день наш город и я хорошо их понимал. Здесь стоял прохладный морской бриз. Впрочем, в тот момент мне было не до него.
Дойдя до пирса, я свернул и вскоре гомон остался далеко позади. И скоро я очутился возле нужного мне дома. К этому времени уже опускалась тьма.
Это была девятиэтажка с одним подъездом. Посреди окружавших его двухэтажек с палисадниками он чудился мне Гулливером среди лилипутов.
Не теряя ни секунды, я тут же вбежал на пятый этаж и принялся оглушительно долбить в дверь.
- Отец! -кричал я. -Папенька! Откройте же скорее, это я - ваш сын Кавалерист!
И когда дверь открылась - из груди моей вырвался вздох облегчения. Мой отец был жив! И даже здравствовал.
Его маленькие глазки-бусинки пылали жаждой мести, одет он был в спортивный костюм, а руки держали по двухлитровой бутылке с водой, используемые как гантели. Он пыхтел как аэрозоль и истекал потом.
Я сразу понял, что он, должно быть, готовится к бою с этим мерзавцем.
И всё же меня раздирало любопытство.
- Отец, что это были за штучки с перемещениями? Объяснитесь же!
Отец отложил бутылки и предложил мне войти. Так я и поступил.
Квартира оказалась уставлена множеством самых разнообразных цветов в горшках. Тут были и кактусы, и анютины глазки, и обычные одуванчики, и множество неизвестных мне видов; от столь крепкого их аромата у меня закружилась голова.
Мой отец всегда интересовался цветами. В молодости он обучался на селекционера цветов в ЛГАУ-ме и даже хотел, чтобы и я пошёл по его стопам. Но я пошёл по другим стопам, что впрочем его не очень расстроило.
На кухне мы сели за стол и отец начал рассказывать.
РАССКАЗ ОТ ЛИЦА ОТЦА
"Две недели от меня ушла Антонина. К стриптизёришке.
На моей душе скреблись кошки. Что она нашла в этом жопотрясе? Да разве сможет он рассказать ей о редких растениях? Разве знает он отличие рода ferocactus от рода blossfeldia? Как же я ненавидел его в тот момент! И как я проклинал Антонину и грустил о ней!
И всё это время я пил.
Напившись в очередной раз, я решил проучить жопотряса. Где он живёт я знал. Из-за хмеля в моей голове я ощущал себя неуязвимым, а знание о том, что этот бой будет ради Антонины только усиливало мою решимость.
Добравшись до него, я принялся яростно пинать его дверь. Этот грохот, должно быть, слышали и его соседи. Однако, когда я увидел жопотряса в живую, то сразу протрезвел. Все поджилки мои затряслись. Это был самый настоящий утёс! Признаю, что в тот момент я ощущал себя мухой, которая добровольно залезла в dionaea muscipula.
Но тут за его спиной, в коридор, вышла Антонина. С ухмылкой на лице. Разум мой затуманила ярость и я, позабыв о страхе, напал на стриптизёришку. Однако он настучал мне по котелку и я, перепуганный, ретировался.
Обратный путь шёл в размышлениях. И что Антонина нашла в этом глупом куске мяса? И как же я перед ней опять опозорился?
Так я ничего и не замечал, пока в незнакомом дворе не увидел необычный цветок с красными лепестками и жёлтым пыльником. Рядом жужжал шмель. Я его сразу узнал. Дыхание моё перехватило.
- Это же gesneria! - воскликнул я. - В наших то широтах!
Такой шанс упускать было нельзя. Я собирался сбегать домой за лопаткой и горшком, чтобы пересадить его и принести домой. Но когда я прикоснулся к нему, чтобы осмотреть, моё тело словно прошило током. Мышцы тут же онемели и болезненно сжались все разом. Из моего рта доносился лишь сдавленный хрип. И всё это произошло столь быстро, что я успел подумать только одно: "Я покойник!", перед тем, как тут же отключиться.
Очнувшись, я с огромным удовольствием понял, что ещё жив. Рядом уже не было никакой геснерии. До обморока был вечер, был он и сейчас: солнце на небе не успело сдвинуться ни на шаг, значит пролежал я немного.
В тот момент я всячески пытался это объяснить. Это белая горячка? Или этот жопотряс мне что-то отбил? Вдруг я чем-то болен?
Однако, странности на этом только начинались.
Добравшись домой, я поужинал и стал смотреть телевизор, грустя об Антонине и настороженный своим состоянием. И вдруг в ванной моей кто-то громко замяукал.
Я решил, что, должно быть, это соседский кот перелез ко мне через балкон и пошёл проверять. Однако, когда я открыл дверь, то ванна была пуста. Мяуканье тот час же прекратилось. На всякий случай я обыскал всю квартиру, но и она оказалась пуста.
Волосы мои встали дыбом. Это точно либо сотрясение, либо горячка!
И сколько же в тот день случилось всего ещё. Я слышал в квартире то кваканье лягушек, то звон стекла из спальни и, даже страшно подумать, голос моего покойного отца. Он был хриплый из-за курения, как и когда-то. И всякий раз, когда я бежал проверять, помещения были такими же пустыми.
На следующий день я тут же поехал в больницу, но никаких отравлений и сотрясений обнаружено не было. Я был здоров.
Странностей в новый день не происходило.
Зато они пришли на другой день. И на другой. И начались после этого стабильно по один-два раза в день.
Я мог внезапно оказаться на другом конце города. Только что я был в одном месте, раздавался хлопок со вспышкой, и я уже в другом.
В первый раз это меня так напугало, что я обзавёлся несколькими седыми волосами. Постепенно я, вроде, привык. В моём кармане после этого всегда была мелочь, чтобы можно было в случае чего без проблем добраться до дома.
Или, сидя на работе в библиотеке, книга возле меня вдруг со змеиным шипением становилась маслянистой лужицей.
А однажды, страшно подумать, бедная дворняжка, прошедшая возле меня, заскулив, вдруг превратилась в кота. Сразу же я бросился домой, до смерти напуганный этой метаморфозой. "Если превратилась она, - думал я, - то почему бы не превратиться и мне?"
Однако же не всегда эти чудеса были вредны.
Как-то раз, придя домой, я обнаружил у себя дома горшок с новым цветком. Это был не обычный цветок. Это был middlemist camellia! Я тут же выделил для него особую полку и аккуратно перенёс туда. Затем я принялся безудержно хохотать, хлопать в ладоши и носиться по дому словно ребёнок, получивший в подарок все игрушки мира. Должно быть, эти хлопки и мой безумный смех слышали все соседи. Нахохотавшись и нахлопавшись, я задумался. Вряд ли это Антонина принесла его мне как извинение за предательство. Сам он тоже не мог появиться. И тут я вспомнил про ту генсерию и тут же звонко хлопнул себя по лбу. Именно после и начались эти странности! Сомнений быть не могло - она была волшебная и это волшебство перетекло и ко мне.
Так я и жил, в постоянном ожидании нового чуда. Но вскоре грусть по Тоне стала усиливаться. Вместе с тем усиливались и чудеса.
Должно быть моё уныние и способствовало этому. Временами я стал впадать в особое состояние, сравнимое лишь с лунатизмом, когда засыпал на ходу, а, придя в себя, обнаруживал, что сделал что-то необычное. Именно таким образом я закончил свой новый гербарий, весь состоящий из таких редких цветов, какие у нас найти невозможно даже в магазинах. Радости моей не было предела. И сколько я не рассуждал о том, откуда они взялись - ответ был один: волшебство! Именно таким образом я и открыл дверь к жопотрясу.
Дни сменялись. Без Антонины мне было всё хуже и хуже. Наконец я стукнул кулаком по столу и сказал: "хватит!". Я просто обязан был попытаться снова проучить жопотряса и вернуть её! Но в одиночку я бы не справился с ним. Поэтому я и пришёл к тебе.
Дальше ты знаешь.
***
Когда мой отец закончил рассказ, я был ошеломлён. Усы мои, казалось, зажили своей жизнью. Ему я, ясное дело, верил.
- Папенька, так значит вы теперь волшебник?! - удивлённо спросил я.
Он лишь горько усмехнулся и сказал, что "волшебство" не поможет вернуть ему даму. После этого он встал и продолжил свои тренировки с бутылками, громко пыхтя.
А я отправился домой. На улицу уже пришла тьма. Жара уже сменилась прохладой, поднялся шумный ветер, гоняющий тучи. Яркий серп месяца, освещающий город то прятался за ними, то выглядывал вновь.
Возле дома меня уже ждали. Тёща стояла со злым лицом, подкидывая скалку в руках. Жена была вся в слезах, она постоянно всхлипывала и тоже злобно сверлила меня взглядом.
"Я же забыл приготовить маменьке ужин!" - возникла ужасная мысль и я громко сглотнул.
ВСТРЕЧА С КОМИССАРОМ
Тёща закатила мне грандиознейший скандал. Огромное количество дурных слов влетало мне в уши и заставляло лицо гореть. И всё это время моя жена продолжала реветь и злобно сверкать глазами. Она так и не произнесла ни единого слова. Её маменька справлялась и без неё. Я же просто стоял и нервно теребил усы, не решаясь сказать ни слова в ответ. Да и бесполезно было что-либо говорить.
Наконец они закончили и ушли в дом, громко хлопнув дверью, а я так и продолжал стоять на улице, не в силах заставить себя войти внутрь.
Так я и стоял, пока меня не привлёк зелёный автомобиль, который остановился возле нашего дома.
Из него вышел немолодой мужчина и хлопнул дверью. На нём был деловой пиджак, а на носу - очки с толстыми линзами. Лицо у него было простодушное.
Разглядывая папку, он подошёл ко мне.
- Доброго вечера. Скажите, это не дом тридцать пять?.. Ах всё, вижу-вижу, - сказал он, отрываясь от неё и увидев табличку с номером; его голос скрипел как старая калитка. - Так это, должно быть, вас кличут Кавалеристом?
Я нахмурился.
- Вы всё правильно поняли, уважаемый. Только, прошу заметить, не кличут, а именуют. Представьтесь же и вы теперь.
Он явно смутился.
- Ах да, совсем забыл. Извините, возраст берёт своё. Горлышко Эдуард Рудольфович. Комиссар по вопросам иным. Я здесь, чтобы поговорить с вами о вашем отце. Мы могли бы пройти машину и там всё обсудить?
Это меня несколько взволновало. Неужели это из-за фокусов моего отца?
- Во-первых ответьте мне, что за вопросы иные, о которых вы только что упомянули? Во-вторых скажите же, о чём конкретно вы хотели бы поговорить про моего отца?
- Видите ли, - ответил он, - "по вопросам иным" означает, что вопросы эти не относятся к обычным, так сказать, бытовым. Тут, скорее, речь идёт о тонких материях, голубчик. Что же касается вашего отца, то он эти тонкие материи нарушает. Я хотел бы поговорить об этом с вами. Всё таки вы своего отца знаете хорошо, может что и посоветуете. Давайте пройдём в машину и там поговорим, голубчик. Тут слишком ветрено.
Выходит я был прав.
Мы сели в его машину. В ней сильно пахло одеколоном и я сразу подумал, что, вероятно, этот человек сильно потеет.
Я стал нервно теребить усы.
- Если мой отец, как вы выразились недавно, преступает черту тонких материй, то почему же я не наблюдаю у вас форму хранителя порядка? Ответьте же?
Его тоже охватило волнение.
- Послушайте, Кавалерист, ваш вопрос не имеет смысла. Поймите, что ваш отец нарушает законы природы. Его квантовая составляющаяся нарушена до неузнаваемости. И всё это будет ухудшаться с феноменальной скоростью. До этого такое происходило всего раз, - он повысил голос. - Всего один раз в истории! И тогда, если бы не счастливая случайность, то наша Вселенная погибла бы. Вы хоть себе это представляете? Сейчас же ваш отец в нестабильном состоянии из-за потери своей любимой. Мы с вами должны. Нет! Обязаны, его успокоить! Мы обязаны его стабилизировать. Вы понимаете это, голубчик? Иначе неизбежно произойдёт непоправимое. Мы все можем умереть, понимаете?
- Во-первых, перестаньnе называть меня голубчиком, - рассержено ответил я и повысил голос: - Моё имя Кавалерист, так и запомните же его. Усеките себе это на носу! Во-вторых, вы только что обвинили моего отца в нарушении законов природы. Так объяснитесь же!.. И откуда вы вообще узнали об этом? Вы что следили за ним? Знаете ли вы, что это бесчестно, подлец?!
Лицо комиссара стало болезненным, он нервно заёрзал и голос его стал совсем тихий:
- Кавалерист, боюсь я не могу вам сообщить, откуда я это узнал. Извините... Просто поймите, чем это чревато. Он же нарушает...
- Законы природы, - сердито докончил я. - Так знайте же, что только законы чести нарушать нельзя! А законы природы - не законы чести! Теперь сделайте отсюда вывод. И когда вы его сделали, то подумайте теперь вот о чём. Вы смеете обвинять моего отца, когда он блюдёт все законы чести. Так ещё и следить за ним удумали. Из всех нас только вы, попрошу заметить, нарушили законы чести. Только вы! Из всех нас только вас нужно призвать здесь к ответу.
Он совсем сник.
- Кавалерист...
- Молчите, негодяй! - резко прервал его я. - Я вызываю вас на дуэль! Стойте же здесь я принесу наше с вами дуэльное оружие.
Ноги сразу же понесли меня в дом. У меня был такой разозлённый вид, что даже тёща побледнела, ойкнула и попятилась. Взяв две кочерги, я тут же выскочил обратно.
Зелёный автомобиль взвизгнул колёсами и умчался прочь.
Этот подлец посмел обвинить моего отца, а сам трусливо сбежал от дуэли!
В тот момент я расценивал это, как величайшую трусость. Я был тогда, как любил говаривать мой дед: "зелёным ростком" и не понимал очень многого. Послушай я тогда комиссара и всё могло быть иначе. Мой прежний мир мог бы быть цел. Но комиссара я больше ни разу не видел.
Вскоре я всё же успокоился и лёг спать. И несмотря на то, что этот день был на тот момент самым необычным в моей жизни, сон пришёл быстро. Следующая неделя прошла, как ни странно, обыденно. Рутина вновь поглотила меня. Пока тёща с женой были на работе, я хлопотал по дому. Временами, тёща устраивала мне скандалы и гоняла, перепуганного, скалкой по всему дому. В такие моменты грохот, должно быть, было слышно и на соседней улице. В таком темпе закончился и месяц.
Наступило 5 августа.
Погода стояла дурная. Ливень шумно барабанил по протекающей крыше, а порывы громкого ветра грозились её окончательно сорвать. Весь день я бегал с вёдрами по дому и подставлял их под подтёки, а вечером мы сели смотреть телевизор.
Именно тогда нас и застала новость о том, что Юпитер исчез.
СТРАННОСТИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
Юпитер - крупнейшая планета Солнечной системы - внезапно испарился со всех телескопов. Эта новость неприятно изумила нас всех. Тёща вскрикнула и, без сознания, сползла на пол. Жена была бледная как мел.
Меня охватила дрожь. Это точно устроил мой отец! Выходит, что комиссар - тот подлец, тот трус - оказался прав? Эта мысль была для меня словно удар.
Вместе мы положили тёщу на диван и я тут же, громко топая, кинулся за влажной тряпкой. Пробегая возле зеркала я заметил своё бледнющее лицо и перепугано-удивлённые глаза. Вскоре мы привели тёщу в сознание.
Но в порядке ли мой отец? Я тут же бросился к телефону.
Гудки, казалось, длятся вечность.
Когда, наконец, трубку взяли, то я был готов поклясться, что голос моего отца был паникующим. Но сильные помехи мешали разобрать смысл слов.
- Отец! - крикнул я. - Всё ли с вами в порядке?.. Я вас не понимаю! - и стоило мне это прокричать, как трубку бросили.
Я набрал снова, но телефон не отвечал.
Ему точно угрожает опасность! Мгновенно я схватил, на всякий случай кочергу, и бросился на выручку. К счастью, бежать было не так далеко. Мой отец жил рядом.
Пока я бежал, я промок под дождём.
На ходу я расталкивал прохожих, пролетал на красные сигналы светофора. В спину мне доносились ругань, скрип шин, автомобильные гудки.
Я мчался, не обращая внимание на усталость.
И пока я нёсся во всю прыть, началась очередная волна странного.
Город вдруг стал меняться на моих глазах. То тут, то там машины, люди, здания - всё с приглушёнными хлопками стало превращаться в цветы. Всюду появлялись цветы самых разных расцветок и запахов. Хлопало со всех сторон. Даже капли дождя становились лепестками.Сразу стало ясно - это сделал отец.
Но вдруг и я превращусь в цветок? Эта мысль заставила ускорится. Никогда прежде я так раньше не бегал.
Вскоре дом отца был совсем рядом. Я уже видел его впереди. Но когда же я добрался, ноги мои подкосились. Я упал на колени, из меня вырвался отчаянный рёв.
На моих глазах дом превратился в сундук. В обыкновенный сундук!
- Папенька! - крикнул я. - Где вы, отец? Живы ли вы?
Ясное дело - никто не ответил. Только цветы шуршали и хлопало. И колоколом звенело сердце.
Моего отца больше нет! Непонятно откуда, в тот момент пришло ясное понимание этому и у меня опустились руки.
Глаза резало от обилия ярких цветов.
Из последних сил я поднялся, неизвестно чем ведомый, подковылял к сундуку и открыл его.
Это и стало концом того мира.
Тут же всё вокруг закружилось. Слилось в одно размытое пятно. Я был словно в быстрой карусели. Меня стало мутить. А оно всё продолжало крутиться, вертеться...
А затем сжалось в одну крошечную точку, быстро померкло и наступила абсолютная тьма.
ВОКРУГ ВСЁ ДРУГОЕ
Очнулся я на диване в незнакомой комнате, моя голова жутко болела и мёрзла. На своём лбу я обнаружил холодную, влажную тряпку.
Вокруг меня было множество незнакомых мне людей. На лицах их было написано волнение.
Ничего не понимая, удивлённый, я попытался было встать, но один из них торопливо ко мне обратился:
- Стасян, ты лежи! Не вставай!
- Простите, вы это мне? - опешивший, не понял я. - Если вы это мне, то вынужден вам сообщить, что я знать не знаю никакого Стасяна. Меня зовут Кавалерист, так ко мне и обращайтесь.
Тот мужчина, очевидно взволнованный, снова стал утверждать, что моё имя Стасян. Я опять ответил, что нет - знать не знаю никакого Стасяна. И чем больше мы с ним спорили, тем бледнее и мрачнее становились лица окружающих людей. Тем более нервно они перешёптывались.
Внезапно во мне проснулась сильная жалость к ним. Я просто не мог больше смотреть, как они страдают. В этот день и так хватало уже страданий. В этот день я потерял отца. И я согласился, что да - я и есть тот самый Стасян. Судя по всему, это их несколько успокоило.
Так я и стал Стасяном.
Этот новый мир был совершенно другим: техника тут шагнула далеко вперёд, а география была до ужаса иная. Всё меня тут удивляло и забавляло, но я продолжал скорбеть по отцу. Однако со временем скорбь ушла.
Шли годы. Я перенял все повадки и привычки Стасяна. Я полностью стал им внешне, но внутри так и остался Кавалеристом. И иногда, по вечерам, я до сих пор вспоминаю и грущу по своему бедному отцу, по полуразвалившемуся домику на Театр-Плаза, по своим пышным усам. И даже по жене с тёщей.

[Нужна критика для рассказа. Сюжет, понимаю, не очень, но меня интересуют именно ошибки и недочёты стиля написания. Заранее спасибо]
submitted by boxitem to Pikabu [link] [comments]


2019.12.19 05:07 BadaBoomBabay Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

фото
Операторы интернет-телевидения получили уведомления от телеканалов о необходимости с февраля 2020 года распространять их контент только через плеер «Витрина ТВ». В противном случае операторы должны прекратить трансляции
Национальная медиа группа (НМГ) и «Газпром-Медиа» на этой неделе разослали операторам связи, предоставляющим услуги IPTV (телевидение по протоколу интернета), письма, в которых уведомили о новых правилах распространения их продукции. Об этом РБК рассказал источник, близкий к одному из вещателей. Представители НМГ и «Газпром-Медиа» подтвердили факт отправки писем, представители «МегаФона» и МТС — факт получения.
Требования НМГ и «Газпром-Медиа» касаются телеканалов, входящих в два так называемых цифровых мультиплекса (пакеты каналов, которые после перехода с аналогового на цифровой формат вещания должны быть доступны практически всему населению страны), и являются обязательными и общедоступными. У Национальной медиа группы это «Пятый канал», РЕН ТВ, СТС и «Домашний», у «Газпром-Медиа» — НТВ, «Матч ТВ», ТНТ, ТВ3 и «Пятница». У ВГТРК — «Россия 1», «Россия 24», «Россия К».
РБК ознакомился с одним из таких писем — отправленных гендиректору «ВымпелКома» Василию Лацаничу от имени входящих в Национальную медиа группу каналов СТС и «Домашний».
С 25 декабря 2019 года по 31 января 2020-го «ВымпелКом» в своем сервисе «Билайн ТВ», по предложению вещателей, должен распространять каналы по новым правилам, а с 1 февраля 2020 года — только через платформу «Витрина ТВ». В случае если оператор IPTV не подключится к «Витрине ТВ», распространение интернет-версии телеканала должно быть прекращено.
«Нам кажутся странными претензии наших партнеров и их согласованные действия по навязыванию рынку способа приема сигнала через ООО «Витрина ТВ», особенно в период обсуждения в Госдуме законодательной инициативы по схожему предмету регулирования», — сообщил РБК представитель «ВымпелКома».
Подобные письма собирается разослать операторам и ВГТРК, утверждают два собеседника РБК на телевизионном рынке. В ВГТРК от комментариев отказались.
Новые правила распространения телеканалов в интернете*

* Правила действуют с 25 декабря 2019 года по 31 января 2020 года.
Источник: письма от имени СТС и «Домашнего» гендиректору «ВымпелКома» Василию Лацаничу
Нарушения при распространении сигнала телевещателей ведет к их многомиллиардным убыткам, утверждает представитель Национальной медиа группы.
Письмо от имени телеканалов требует «детального изучения с точки зрения законности выдвинутых требований», указал представитель МТС Алексей Меркутов (по итогам третьего квартала 2019 года МТС занимает, по оценке «ТМТ Консалтинга», 8% всего рынка платного ТВ в денежном выражении и 9% — по абонентской базе). «Все трансляции указанных в письме каналов мы осуществляем на основании действующих лицензий, — отметил Меркутов. — Выполнение нами требований вещателей могут привести к нарушению закона и прав наших абонентов на доступ к информации».
Вещатели как обладатели смежных, а часто и авторских прав могут предъявлять условия распространителям их контента, уверен управляющий партнер Коллегии медиаюристов Федор Кравченко.
Прецедент есть
Вещатели еще в июле этого года потребовали от Национальной спутниковой компании (бренд «Триколор ТВ») прекратить интернет-трансляции нескольких телеканалов. «Мы уверены, что причина — это отказ со стороны «Триколора» встраивать плеер «Витрины ТВ» во все наши видеосервисы», — утверждает представитель Национальной спутниковой компании. «К сожалению, ситуация, когда фактически частная организация становится монополистом в вещании определенных телеканалов, диктующим свои условия рынку, приводит к тому, что более миллиона наших клиентов не могут получить доступ к просмотру части каналов первого и второго мультиплекса в интернете», — отметил собеседник РБК.
Какова цена вопроса
Требования вещателей адресованы исключительно операторам IPTV. На этот сегмент по итогам третьего квартала приходилось 21% от общего количества абонентов платного ТВ, или около 9,4 млн домохозяйств и 35% всех доходов (8,9 млрд руб.), следует из данных «ТМТ Консалтинга». Для сравнения: на сегмент кабельного ТВ приходится 41% всех абонентов и 40% доходов, а на спутниковое ТВ — 38 и 25% соответственно.
Просмотр телевизионного контента в интернете способен увеличить общую аудиторию телеканалов, свидетельствуют измерения Mediascope. Например, у ТНТ рейтинг за счет интернет-аудитории увеличивается приблизительно на 1,1%. Поскольку вещатели зарабатывают на рекламе, стоимость которой напрямую зависит от количества зрителей, такой прирост помогает телеканалам увеличивать предложение рекламодателям и, соответственно, свои доходы. По итогам девяти месяцев 2019 года рекламные доходы ТВ снизились на 7%, до 119–121 млрд руб.
Что такое «Витрина ТВ»
Вещатели задумали создать «единое окно» для распространения своего сигнала в интернете еще в 2016 году. Для этого было учреждено ООО «Витрина ТВ», совладельцами которого сейчас на паритетных началах являются Национальная медиа группа, ВГТРК, «Первый канал» и «СТС Медиа». Последний холдинг, который в конце прошлого года стал частью Национальной медиа группы, должен передать свою долю в проекте «Газпром-Медиа».
В июле 2019 года в Госдуму был внесен законопроект, предусматривающий создание единого поставщика телеконтента в интернете. Плеер «Витрины ТВ» уже тогда называли наиболее вероятным претендентом на роль «единого окна».
Законопроект вызвал резкую критику операторов IPTV и онлайн-кинотеатров. В создании единого телевещателя на законодательном уровне Российская ассоциация электронных коммуникаций (среди членов — Mail.ru Group, «Ростелеком», Rambler Group, Google, ivi) увидела предпосылки к снижению конкуренции на всем рынке: единый вещатель может навязывать невыгодные экономические и договорные условия всем участникам. Ассоциация кабельного телевидения России, объединяющая телеком-операторов («Ростелеком», холдинг «ЭР-Телеком»), вещателей (ЮТВ) и операторов спутникового и кабельного вещания («НТВ-Плюс», «Орион-Экспресс», Национальная спутниковая компания), предупреждала, что создание единого поставщика телеконтента в интернете обойдется зрителям в 50 млрд руб. — во столько встанет замена оборудования, которое сейчас используют абоненты интерактивного ТВ. Правда, гендиректор Национальной медиа группы Ольга Паскина на пленарной сессии Национального рекламного форума назвала эти расчеты «полной чушью».
В ноябре законопроект был принят в первом чтении. Дату второго чтения Госдума пока не объявила. РБК направил запрос в профильный комитет Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи. На момент публикации представитель комитета не ответил, когда законопроект планируется рассмотреть во втором, решающем чтении.
Пруф: https://www.rbc.ru/technology_and_media/17/12/2019/5df8cf339a79478ea3c56b3e
submitted by BadaBoomBabay to SafeArea [link] [comments]


2019.11.16 08:33 5igorsk Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

В 1970–1990-е годы страны Европы, Америки и даже Африки захлестнула волна слухов (consumer rumors), открывающих потребителям «страшную правду» о продуктах питания и других товарах: гамбургеры делаются из земляных червей, в продукции KFC находят крысиные хвосты, кока-кола растворяет монеты, при изготовлении шампуней используются абортированные человеческие эмбрионы, а пищевые добавки вызывают рак [Bell 1976; Fine 1979; 1980; Koenig 1985; Kapferer 1989; Smith 1991]. К беспокойству о токсичности еды добавляются слухи о продуктах из человеческого мяса или жира, часто распространенные в обществах, испытавших в недавнем прошлом массовый голод и насилие.
Иногда опасная еда становится результатом намеренных действий некоторого лица или целой группы (которых в этой статье мы называем «агентом угрозы»): служащие Burger King, мексиканского Taco Bell или китайского ресторана мастурбируют в подаваемую посетителям еду, причем сперма «этнически чужих» сотрудников оказывается заразной, и клиенты заболевают сифилисом или герпесом [Henken 2002: 262–264]. Такие же немотивированно злонамеренные лица действуют в комплексе сюжетов, которые можно было бы назвать историями об отравленных дарах. После массового распространения историй о садистах, вкладывающих бритвы или яд в яблоки и конфеты, раздаваемые детям на Хэллоуин, США охватила моральная паника[1], что привело к значительному изменению, а в некоторых случаях даже к отмене праздничных ритуалов[2].
Такие consumer rumors[3] обычно передаются в форме городских легенд (urban legends[4]): они могут эксплуатировать единичный факт или основываться на фантазии. Важно другое: рассказчик обычно верит в то, что он прочитал или услышал, а его рассказ направлен на предостережение других потребителей от использования этого продукта или совершения опасного шага[5].
Жители бывшего Советского Союза, прочитав это вступление, немедленно вспомнят многочисленные истории, например о некотором мясокомбинате, где в чаны с фаршем падают крысы, после чего покупатели находят лапки или хвосты в колбасе. Советский способ рационализации легенды иногда идентичен американскому (алчные сотрудники мясокомбината стремятся выдать больше продукции с меньшим расходом дорогого сырья), а иногда отличается от них (попадание крыс в колбасу объясняется свойственной всем советским работникам халатностью). Американские рассказы об опасностях хэллоуинских лакомств точно соответствуют советским историям о лезвиях и яде, спрятанных в импортных жвачке или помаде, которые коварные иностранцы предлагают детям. Подобно работникам мексиканских и китайских ресторанов, добавляющим в еду свои телесные выделения, «негры» или маньяки в советских историях заражают автоматы с газировкой. Язык описания, с помощью которого конструируются «чужой» и исходящие от него опасности, в разных культурах может быть задан одинаковыми фольклорными моделями, однако социальные причины, вызывающие к жизни подобные слухи, детерминированы конкретной социально-политической ситуацией.
Американские исследователи склонны объяснять появление consumer rumors серьезными изменениями, которые произошли в жизни общества после Второй мировой войны: изменение плотности социальных связей, бюрократизация власти, появление глобальных корпораций и связанная с этим деперсонализация потребления [Fine 1980; Sherry 1984; Koenig 1985; Smith 1991]. Food contamination stories связаны либо с недоверием потребителей к большим корпорациям (компании используют сомнительное сырье по причине своей непомерной алчности), либо к «чужим», которые соприкасаются с «нашей» едой[6].
Советские истории об отравленных дарах или еде также не могли возникнуть ex nihilo – их массовое распространение должно было поддерживаться социальными причинами. Несомненно, эти причины значительно отличаются от их западных аналогов, прежде всего в силу специфики советского контекста. Об этом и пойдет речь в статье.
Для решения этой задачи (осложненной отсутствием аутентичных собраний советских легенд послевоенного времени) мы обратились к источникам трех типов. Первый источник – это любезно предоставленные М.Д. Афанасьевым в наше пользование дневниковые записи московских слухов 1979–1989 годов[7]. Второй – интервью с жителями Москвы, Петербурга и Екатеринбурга (1944–1974 годов рождения). И, наконец, третий источник – это дистанционный опрос «Опасные советские вещи», проведенный нами в июне 2016 года на основе данных, извлеченных из интервью. Анкету из 16 открытых вопросов заполнили 292 респондента 1947–1994 годов рождения, в основном жители крупных городов. Результаты показали, что многие слухи об опасных вещах были приурочены к Олимпиаде 1980 года, поэтому спустя два месяца мы провели второй опрос – «Олимпиада-80 в слухах и разговорах москвичей». На 8 открытых вопросов второй анкеты в августе 2016 года ответило 143 москвича 1943–1975 годов рождения.
Иностранные, властные, публичные vs. гиперосвоенные вещи
Для того чтобы понять, о каких именно опасных вещах говорили наши респонденты, надо кратко оговорить, что находилось на противоположном «безопасном» полюсе советской системы вещей.
Постоянные «временные трудности» в снабжении преодолевались советским человеком через самостоятельное изготовление вещей или переделку готовых, но стандартизированных, а потому часто неудобных предметов «под себя»[8]. Действия, направленные на такую переработку (вспомним журнальные рубрики с «полезными советами» по усовершенствованию и максимальному продлению жизни вещей), представляли собой «практики по приручению вещи» [Орлова 2004]. Объекты, прошедшие через такие практики, – «ушитые в боках платья, разношенные туфли, электросчетчик, переделанный так, что крутится в обратную сторону, радиоприемник, настроенный исключительно на “Голос Америки”», – Екатерина Дёготь называет «вещами-товарищами» [Дёготь 2000]. Взаимодействие советского человека с такими предметами происходило в «режиме близости» (régime defamiliarité в терминологии Лорана Тевено). В результате подобных практик советская вещь, часто обреченная на долгую жизнь и полифункциональное использование, становилась (в нашей терминологии) «гиперосвоенной».
Недефицитные вещи, которые можно купить в магазине, легко становились гиперосвоенными: из покупных карамельных конфет делали игрушки на елку или карамель на торт. В отличие от этого, дефицитные западные вещи долго расставались со статусом чужого и гиперосвоенными становились с трудом:

Все детство я мечтала об импортном школьном пенале – с отделениями на молнии, c карандашами и ластиками, в котором было все. И вот, наконец, мне его привезли из Португалии. Счастью не было предела, однако я не смогла им пользоваться: я боялась лишний раз тронуть все те прекрасные вещи, которые в нем находились. Так я и носила с собой два пенала, один простой советский и второй импортный. А потом и носить перестала. Боялась, что украдут [ж., 1976, Москва].
В этом рассказе выше желанный импортный пенал не выполнял ту же утилитарную функцию, что его советский аналог: западная вещь, даже попадая в дом, оказывалась лишь символом обладания предмета, «знаком вещи», но не самой вещью (в концепции А.К. Байбурина) [Байбурин 1989].
Такие вещи, не прошедшие через «практики приручения» и тем самым оказавшиеся за пределами «своей» зоны, советские люди регулярно противопоставляют «своим», причем критерием для противопоставления становится идея опасности. Неопасные конфеты из «наших» магазинов находятся на другом полюсе по отношению к опасной жевательной резинке. Информант, отвечая на наш вопрос про опасные вещи, противопоставляет «наши конфеты» и «чужие жвачки»:
Конфеты – они же в магазинах продавались. Про конфеты речь не шла. Именно про жвачки говорили <…>, что иностранцы – почему-то негры – подзывали детей к себе и дарили жвачки, в которых внутри были отравленные иголки [м., 1971, Москва].
Таким же образом противопоставлена косметика из обычного магазина и из комиссионного, куда сдавали импортные товары:
Косметика также бывала отравлена, особенно купленная в комиссионке, а не в обычном универмаге [ж., 1975, Москва].
Судя по данным опросов и интервью, именно на противопоставлении «свои vs. чужие вещи» строилась символическая классификация мира вещей. Следствием идеи «чуждости» стали нарративы с описанием вреда, который они могут причинить советским людям. При этом вредоносность чужой вещи была связана с ее принадлежностью к сфере либо западного дефицита, либо власти, либо публичного пространства.
Во-первых, респонденты указывали на опасность, которая может исходить от объектов и атрибутов власти. Чаще всего в таком качестве выступала похищающая детей машина партийной номенклатуры или КГБ, которую описывали как «черную “Волгу” с номерами ССД – смерть советским детям. Если ее увидел – все, ты труп» [м., 1979, Санкт-Петербург].
Во-вторых, «опасными» становились импортные предметы престижного потребления, прежде всего одежда, косметика и еда. И в-третьих, опасным было публичное пространство, наполненное не подлежащими «одомашниванию» объектами общего пользования: автоматами с газировкой, поручнями транспорта и т.д.
Поскольку опасным вещам, исходящим от власти, посвящена отдельная статья в этой подборке[9], мы сосредоточимся на двух других типах опасных вещей – публичных и иностранных.
Опасные вещи в публичном пространстве
Публичное пространство, наполненное не подлежащими «одомашниванию» объектами общего пользования, несло угрозу советскому гражданину. В поручни эскалатора неизвестные вредители «иногда засовывают кусочки лезвий, можно порезать руку» [ж., 1981, Москва; Чебоксары], «нельзя держаться за поручни в подъезде, потому что в них иногда вставляют лезвия от бритвы» [ж., 1985, Тюмень]. Однако подавляющее количество городских легенд видело угрозу в автоматах с газировкой или других объектах общественного питания. Их заражали сифилисом и герпесом или «негры», или «венерические больные»:
Двоюродная сестра моя рассказывала, что перевозили группу венерических больных, автобус остановился у автоматов, и больные все стали пить из этих стаканов [ж., 1937, Москва].
В предолимпийской Москве распространялись панические слухи, будто бы «на одной из станций метро объявлялось по громкой связи, чтобы все, пившие воду из ближайшего автомата, срочно обратились в медпункт» [Афанасьев, с. 8, запись 1979 года]. Связь стакана для газировки и венерического заболевания в общественном сознании была настолько сильна, что этому предмету присваивали шутливые названия вроде «сифилизатор» или «сифилис за 3 копейки» [м., 1965, Санкт-Петербург].
Такое беспокойство по поводу мест общественного питания не случайно. Примерно с 1960-х годов советское пространство потребления еды резко изменилось – как количественно, так и качественно. 1 мая 1956 года ЦК КПСС и Совмин принимают постановление «О мероприятиях по улучшению общественного питания», а через три года – еще одно, о дальнейших мерах. Главный вопрос заключался в рационализации и деперсонализации общественного питания населения. Например, в Ленинграде резко (в десятки раз) выросло количество кафе – в начале 1960-х их было всего 13. Появляются кафе-автоматы, кафе самообслуживания (без автоматов и без персонала), автоматы по выдаче еды и напитков. Согласно этому плану, в 1958 году в Ленинграде появилось 295 автомата по продаже картофеля [Лебина 2015: 75, 90]. И наконец, по всей стране устанавливаются заимствованные из американской индустрии автоматы с газировкой[10] – в 1960-е годы их насчитывается 30 тыс.
Сфера производства напитков и еды в таких автоматах и автоматизированных кафе была выведена «за кулисы», поэтому подобная «макдональдизация» [Ритцер 2011] в потреблении продуктов питания вызывала сильное беспокойство. Автоматы с газировкой – самый распространенный советский пример деперсонифицированного потребления еды и напитков в публичном пространстве – стали источником массовых страхов. Похожим образом в западных странах источником скрытой опасности стали публичные места стандартизированного «индустриального» питания: сетевые кафе и закусочные «по франшизе».
Желанные и страшные западные вещи
Причиной опасности, заключенной в вещи, могло быть ее иностранное происхождение: «В иностранных жвачках либо яд, либо взрывчатка, либо вражий журналист сфотографирует и напишет, что мы голодаем и берем подачки» [м., 1971, Москва]. При этом «иностранное», если судить по набору опасных вещей из интервью и опросов, в полной мере относится только к странам Запада (Европа, Северная Америка, Япония). Болгарские консервы и польские джинсы могли быть объектом недовольства их качеством, но практически никогда – темой пугающих рассказов.
Причина этого – в особом статусе атрибутов западного мира. Начиная с 1960-х годов в советской культуре растет интерес «к фактам, знаниям и видам деятельности, которые создают ощущение удаленности от повседневного существования». Советские люди, обклеивая стены фотографиями «Битлз» или портретами Хемингуэя, называя спальные районы провинциального города Парижем, анонимное кафе – Сайгоном, а друга Мишу – Майком, помещали себя в «позицию вненаходимости» по отношению к авторитарному дискурсу[11] и создавали вокруг себя «воображаемый Запад» [Юрчак 2014: 314–315]. Для его создания в ход шли все средства: лингвистические, топонимические, фольклорные. Объекты действительности (от экзотических до потенциально опасных) описывались через экзонимы, отсылающие к чему-то «западному»: «американкой» называли вид блузы, оригинальные джинсы, тип спора, игру на бильярде, СИЗО КГБ в Минске, закусочную с высокими табуретками и вариант дворового футбола[12]. Пышным цветом расцветает любовь к дворовым филоэкзотическим балладам («Джон Грей, красавец…») о чужих странах, пиратских кораблях и иностранных красавцах [Неклюдов 2008].
Один из способов создать вокруг себя воображаемый Запад заключался в обладании западными вещами. Советские люди могли с гордостью ходить с полиэтиленовым пакетом, на котором написано «прачечная Нью-Йорка», – именно потому, что западные вещи в СССР лишались утилитарной функции и становились индексами, отсылающими к другому пространству [Юрчак 2014: 383–385].
Автор книги «Последнее советское поколение» подчеркивает, что создание вокруг себя пространства воображаемого Запада не вызывало у нормальных советских людей каких-либо противоречий – они спокойно читали речи на комсомольских собраниях днем, а вечером обменивались западными пластинками. Нам кажется, что этот тезис Юрчака нуждается в корректировке. Проникновение западных вещей – индексов воображаемого Запада – на территорию авторитетного дискурса преследовалось. Один информант рассказал, что его сосед по парте был наказан учительницей за перерисовывание значка мицубиси [м., 1973, Москва]. Другой пострадал, потому что «с некоторыми лейблами (на джинсах. – А.А., А.К., А.Т.) не пускали на общественные предметы в ВУЗе, где я учился, – чтобы не проникло “тлетворное влияние Запада”» [м., 1964, Воронеж].
Советский человек существовал в мире двойных стандартов по отношению к вещам. Официальный дискурс освобождения от «вещизма» плохо коррелировал c резким взрывом потребления в 1960-е [Гурова 2005: 20; Лебина 2015]. Потребительский бум в сочетании с по-прежнему негибкой системой торговли только усилил желание обладать вещами. Доступ к вещам «оттуда» был возможен через непривычные социальные транзакции, в результате контакт с «фарцовщиками» и «барыгами» оказывался источником рисков [Романов, Ярская-Смирнова 2005]. Слабый потребительский опыт и случайность контактов резко повышали вероятность получить в пользование некачественную – или, в пределе, опасную – вещь. А политический контроль для каждого мог обернуться санкциями от имени государства за обладание «неправильными» вещами или за предполагаемый ими контакт с «неправильными» людьми. Эта неоднозначность приводила к формированию «этики» стыдливого консюмеризма[13] – стремление к приобретению желанной вещи сдерживалось возможным осуждением со стороны референтной группы и / или авторитетного дискурса. Именно такая этика стыдливого консюмеризма не позволяла обитателям общежития, мечтающим об американских джинсах, купить их у фарцовщиков – даже при наличии необходимой суммы [Юрчак 2014: 395–399].
Страшные истории о желанных импортных жвачках и джинсах, массово появляющиеся в этот период, предупреждали потенциальных потребителей об опасностях, которые можно встретить на пути приобретения вещи. Возможно, за всплеском таких историй скрывается некий компенсаторный механизм, работающий по принципу «зелен виноград»: мы не можем достать импортные вещи, поэтому будем утверждать, что они совсем не так хороши, как все о них думают.
В некотором смысле мы имеем дело с разновидностью компенсаторного механизма, который Алан Дандес называет проективной инверсией[14]. Согласно Дандесу, социальная функция фольклорных форм заключается в том, что воспроизведение устойчивых анонимных нарративов дает возможность санкционированного выражения неодобряемых желаний через механизм проективной инверсии. В самом простом смысле он заключается в превращении жертвы в агрессора (группа, ущемленная и подавляемая в реальности, выступает в роли агрессора в фольклорном тексте). Например, во время борьбы за равенство прав во США 1960-х годов стали распространяться городские легенды о том, как чернокожие кастрировали белого мальчика в школьном туалете. На самом деле, говорит Дандес, белое население, рассказывавшее эту историю, боялось равенства прав с чернокожими и считало их опасными и гиперсексуальными. Но теперь сообщество белых в южных штатах не могло ни проявить агрессию к этой группе, ни даже выразить ее публично (боясь репутационных рисков). «Отдушиной», позволявшей выразить эти чувства социально приемлемым способом, стал такой нарратив [Дандес 2003: 95–97]. В нашем случае с «опасными вещами» нет замены жертвы агрессором, но есть другая черта проекции – мы заменяем желанную вещь на опасную. Мы не можем так просто купить заветные джинсы – это и небезопасно, и сомнительно с моральной точки зрения. Поэтому мы наделяем эту малодоступную нам вещь такими свойствами, которые в понятной форме объясняют, почему обладание ею невозможно, оправдывая тем самым нашу экономическую недееспособность (это не наш невысокий статус не позволяет нам купить джинсы, а исходящая от них опасность). Такое проективное восприятие приводит к импортированию (как из традиционных архаизированных нарративов, так и из идеологического дискурса) внешнего опасного агента – чужого, чаще всего иностранца, который, предлагая нам джинсы, отравляет их. Более подробный рассказ о нем см. ниже.
Страх перед чужим: опасное тело и опасный дар
Представление об опасности, исходящей от чужой вещи, выражалось в предостерегающих нарративах, объясняющих, почему именно не надо принимать ее в дар или покупать. Циркуляция таких текстов (которых особенно много было в городах, где советские люди могли контактировать с иностранцами) стала гораздо более интенсивной в преддверии Олимпиады, когда советский человек должен был столкнуться с наплывом иностранных гостей и множеством вещей, которые они с собою привезут. В них просматривается отчетливое функциональное разделение типов опасности и ее источников.
Архаичный по своей природе страх перед чужаком, особенно сильный в предолимпиадный период, облекался в тексты-предупреждения, основанные на этнокультурных стереотипах о «нечистоте» чужака [Дуглас 2000], согласно которым представитель чужого этноса отличается от «нас» на физиологическом уровне, например плохо пахнет или является носителем специфических болезней [Белова 2005: 58–61]. Нарративы этого типа наполнены наукообразными утверждениями с использованием медицинской терминологии и логики: рассказывали о «вирусах», «микробах», «инфекциях» и «страшных венерических заболеваниях» иностранцев. Здесь иностранная вещь не «считывалась» как политически опасная референция к вожделенному Западу, но была заразна по природе. Квазимедицинские тексты описывали чужие вещи или иностранцев как носителей имманентной (чаще всего инфекционной) опасности. При этом заразность желанной вещи была не результатом действия вредителя, а ее постоянным свойством.
Накануне Олимпиады-80 неясная тревога перед вторжением чужаков трансформировалась в убеждение, что что ожидаемые иностранные гости – носители невиданных инфекций. При этом такое убеждение было массовым: «про это говорили буквально все, от взрослых до детей» [ж., 1973, Москва].
Помню, как (перед Олимпиадой. – А.А., А.К., А.Т.) обсуждали на работе вопрос об усилении гигиены! Чаще мыть руки, не пить газировку из автоматов и т.д.» [ж., 1961, Москва].
Большим скоплением народа и неизвестными инфекциями часто мотивировалась необходимость вывезти детей из Москвы на время Олимпиады [ж., 1960, Москва].
Представление о тотальной заразности иностранцев привело к появлению в предолимпийской Москве слухов о мерах, которые предпринимает советское правительство для защиты граждан:
Продавцам в магазинах выдадут тонкие прозрачные перчатки, которые почти не видны на руках, чтобы не заразиться от иностранцев. Вещь, которую смотрел иностранец, надо будет после этого взять пинцетом и отложить [Афанасьев, с. 11].
Такие тексты являются одним из частных случаев квазинаучной рационализации страхов, которыми богат современный городской фольклор как в СССР, так и в западных странах. Например, во Франции в 1980-е годы подобное апеллирование к наукообразной терминологии способствовало тому, что информация об опасности пищевых добавок в так называемых «вильжуифских листовках» (распространяемых во Франции якобы от имени онкологической клиники) принималась на веру даже людьми с высоким уровнем образования. В листовках перечислялись пищевые добавки, которые будто бы вызывают рак [Kapferer 1989].
В советских слухах 1970–1980-х годов опасность вещей усиливалась псевдомедицинскими терминами:
Дама на каком-то занятии в школе по гигиене говорила, что от постоянного ношения джинсов бывает т<ак> н<азываемый> «джинсовый дерматит» [ж., 1975, Москва];
Собачий парвовирусный энтерит тоже завезли во время Олимпиады, эта болезнь так и называлась в обиходе – «олимпийка» [ж., 1970, Москва].
Подобные архаичные представления о страшном чужом, где опасность представляет он сам, поскольку он другой по природе, привели к формированию идеи о вредителе особого типа, заражающем своим телом. Именно поэтому постоянно отмечалась повышенная опасность чернокожих иностранцев: «Особенно опасны с точки зрения заразы негры» [ж., 1973, Москва]. И школьникам, и взрослым объясняли:
Не имей дела с африканскими неграми, у них всякие личинки под кожей чуть ли не национальная гордость [ж., 1956, Москва].
Москвичи опасались, что контакт с «неграми» чреват тяжелыми венерическими или кожными болезнями:
Представители третьего мира могут быть носителями заболеваний, чуть ли не проказы[15]. Ну и сифилиса, конечно [ж., 1956, Москва].
По этой причине именно чернокожие вредители обвинялись в намеренном заражении советских людей венерическими заболеваниями через предметы общественного пользования, например через автоматы с газированной водой:
Уже подростком слышал от якобы свидетелей, что они видели, как в стакане ранним утром (4–5 утра) мыл член негр [м., 1969, Москва].
Именно это представление эксплуатирует московский слух первых дней Олимпиады: «Около одного из автоматов газированной воды задержали негра, который копался в нем (внутри)» [Афанасьев, с. 9].
Аналогичные городские легенды ходили в США: там их героями становились сотрудники китайских или мексиканских ресторанов, которые будто бы заражают посетителей сифилисом / герпесом через свою сперму, маскируемую под соус к блюдам [Henken 2002: 262–264].
Опасность, исходящая от «западных» иностранцев, – совершенно другого типа. Если негр в большинстве сюжетов опасен сам по себе (опасность исходит от его «нечистого» тела), то человек из «мира капитала» вредит советским людям только через вещи, ставшие желанными «фетишами»[16]. Страх перед опасным телом трансформируется в страх перед опасным даром, который предлагает советским людям гость из стран первого мира, чаще всего – Америки и Европы:
Моя бабушка (из Миргорода, 1939. – А.А., А.К., А.Т.) рассказывала о том, что американцы прилетали на самолетах и сбрасывали на территорию Советского Союза зараженные игрушки. Потом дети находили их и болели [ж., 1989, Москва].
Среди опасных даров, которыми искушали такие иностранцы, на первом месте по упоминанию в нашем опросе находится отравленная жвачка (постоянный элемент товарно-обменной сети):
Ребята во дворе говорили, что нельзя брать жвачку у иностранцев, потому что внутри там лезвие бритвы или она отравленная [ж., 1973, Москва].
Следом идут импортные джинсы и косметика, в которых могут оказаться «микроиголка с ядом» [м., 1973, Москва] или паразиты:
Люди находили вшей или еще что-то в этом роде в швах импортных джинсов, купленных с рук у иностранцев [ж., 1963, Москва].
И, наконец, такие импортные вещи престижного потребления, как канцтовары или игрушки[17], могли привести к увечью или смерти:
Один иностранец подарил таксисту авторучку. Через некоторое время таксист достал ее из кармана, чтобы рассмотреть, а она взорвалась у него в руке. Остался без рук [Афанасьев, с. 9].
Шпионы и отравители: идеологизированный миф и его фольклорный двойник
Тексты-предупреждения об опасных (чаще всего иностранных) вещах и их дарителях реализовывались в нарративах, структуру которых определяли либо авторитетный дискурс, либо фольклорная модель – в зависимости от того, кто, кому и в какой ситуации сообщал про опасные вещи. Из книг, газет, брошюр, фильмов и песен советский человек знал, что под видом иностранных туристов в СССР часто проникают диверсанты и шпионы, которые вербуют советских граждан с помощью притягательных атрибутов западного образа жизни. Так формировался идеологический дискурс об опасных западных вещах. Он использовался (особенно часто – в пред- и постолимпийские годы) в учреждениях, на комсомольских и партийных собраниях и в профилактических беседах сотрудников КГБ с «несознательными» гражданами[18]. Кроме того, рассказы об опасных дарах распространялись и через горизонтальные связи, причем особенно часто респонденты указывают на бытование таких историй среди школьников. Однако их распространителями нередко бывали и взрослые, причем не только старшие родственники и соседи, но и наделенные институциональным авторитетом учителя, вожатые, лекторы и воспитатели. Такое «продвижение» фольклорных сюжетов по институциональным каналам наводит на мысль, что власть вполне осознанно пыталась говорить с детьми «на их языке»:
В нашей школе (номер 404 на Ждановской в Москве) проводили политинформации. Как правило, сами дети готовили под присмотром учителей и парт<ийно->комс<омольских> вождей. На них сообщали, что враждебный Запад планирует всякие диверсии, чтобы сорвать нашу чудесную Олимпиаду, что иностранцы будут специально раздавать детям жвачку, в которой скрыты железные лезвия, иголки и прочая дребедень [м., 1976, Москва].
К нам в класс приводили мальчика чуть старше (мы были в первом, он по виду лет 9–10), который рассказывал, что его иностранка в темных очках угостила на улице жвачкой, а его мама-химик проверила эту жвачку в лаборатории, и в ней оказался яд. Мы, конечно, всему этому поверили [ж., 1972, Москва].
Тексты, рассказываемые в двух разных нарративных системах, не были похожи своими морально-этическими установками, но при этом обладали структурным сходством и прагматическим различием, которые указывают на тесное сплетение этих дискурсов.
Большинство респондентов описывают контакт с опасной вещью и его последствия в довольно лаконичных рассказах, которые тем не менее подчиняются той же нарративной логике, что и сказка в концепции В.Я. Проппа. Такие истории независимо от того, рассказывались ли они в Первом отделе или в школьном коридоре, строятся по одной и той же структуре, состоящей максимально из четырех функций:
Запрет на контакт: не брать иностранную вещь / не заводить знакомства с иностранцем Нарушение запрета – протагонист принимает опасный дар[19] Протагонист терпит ущерб Последствия действий антагониста
При этом начальная функция запрет на контакт (с иностранцем или его вещью) может быть выражена эксплицитно или подразумеваться, а три остальные присутствуют почти всегда.
Так, например, в одной из пропагандистских брошюр [Лякин и др. 1963: 121–122] рассказывалась история «молодого сотрудника одного Ленинградского института» Рудакова, который завел знакомство с аспирантом из США (функция запрет на контакт: не заводить знакомства с иностранцем). Со временем аспирант стал «снабжать Рудакова различными западными книжонками, пикантными рассказами и картинками». Так реализуется вторая функция – протагонист нарушает запрет и принимает опасный дар. Что, естественно, приводит к третьей функции (протагонист терпит ущерб): Рудаков вынужден поставлять секретную информацию для ЦРУ, после чего он «попадает в поле зрения КГБ» (последствия действий антагониста).
Те же нарративные элементы (включая и тип уловки иностранца-вредителя – предлагать западную порнографическую литературу) могли воспроизводиться и устно в школе:
Приедут провокаторы, которые будут угощать отравленной жвачкой и вербовать тех, кто повзрослее, в ЦРУ. Раздавать «порнографию» и вербовать [м., 1973, Москва].
Несмотря на схожесть нарративной структуры, кое в чем рассказы, выдержанные в жанре идеологического наставления, отличались от собственно фольклорных. И разница эта в том же, в чем и между мифом и сказкой. Миф отстаивает коллективные ценности (герой спасает государство, защищает свою родину); в то время как сказка направлена на достижение личных успехов (герой хочет найти свою суженую или спасти побратима). Точно так же тексты, исполненные в модели идеологизированного мифа или фольклорно-сказочного текста, различаются качеством того вреда, который наносит вредитель.
Дар иностранца в идеологизированных версиях, во-первых, направлен на репутационный ущерб – враги хотят публично продемонстрировать тягу советского человека к вещам или его бедность:
Были предупреждения нам – переводчикам – не брать подарков – аргументация – это неприлично, нельзя показывать, что у нас этого нет [ж., 1958, Москва].
Про это постоянно говорили учителя: «Не брать ни в коем случае». Потому что «если возьмете, подумают про советских детей, что они попрошайки. Или начнут у них в обмен на жвачку что-нибудь выспрашивать» [ж., 1970, Москва].
Во-вторых, враги вынуждают героя предать родину, что и произошло с Рудаковым. Отравленный дар в некоторых историях – это расплата грехи, в частности за предательство родины, как следует из этого рассказа:
В нашем детстве жвачки были с иголками, а шоколадки с лезвиями. Иностранцы их впаривали гамщикам[20] в обмен на значки с Лениным у гостиницы «Космос». То есть продал Ленина, и немедленная расплата за предательство. Так завуч наша говорила[21].
В то же время в фольклорных текстах, близких сказочной логике, антагонист вредит конкретному советскому гражданину, наносит ущерб его здоровью: «Вот тот мальчик взял у иностранца жвачку, съел и умер – в ней были битые стекла» [ж., 1971, Москва]. В первом случае страдают государство и протагонист как его представитель, а во втором – только сам индивид.
Фольклорные сюжеты об опасных вещах были своего рода «переводом» предупреждений идеологического регистра на более понятный для аудитории (особенно детской) «язык». Удачная адаптация не только способствовала усвоению историй об опасных вещах, но и заставляла в дальнейшем вести себя в соответствии с такими слухами, другими словами, провоцировала остенсивное поведение[22]. Одна москвичка после того, как услышала, что негры заражают автоматы с газировкой, старалась всеми возможными способами избегать чернокожих, а жительница Воронежа вспоминает, как заставила братьев отказаться от лакомств под влиянием такого знания:
[Мне говорили:] не имей дела с африканскими неграми, у них всякие личинки под кожей чуть ли не национальная гордость. Я потом (после Олимпиады. – А.А., А.К., А.Т.) еще некоторое время на негров в Москве посматривала с опаской (а их на Универе и Юго-Западе[23], понятно, много было) [ж., 1956, Москва]. Мне было 5 лет, братьям – по 3 года, мы шли от нашей дачи к бабушкиному дому в деревне, и какой-то человек предложил нам жвачку (голубые подушечки, помню как сейчас). Я у братьев отобрала и выкинула в траву, сказав, что жвачка может быть отравленной [ж., 1986, Воронеж].
Заключение
Итак, вещи, которые вызывают подозрения и являются потенциальными источниками опасности, – это неодомашненные объекты. Они принадлежат трем сферам жизни советского человека: воображаемый Запад (иностранные вещи), публичное пространство (транспорт и общественное питание), властные институты («черная “Волга”» и изобретения КГБ). Нарративы, предостерегающие об архаической опасности чужого, в советской ситуации часто рассказывались в квазимедицинской логике, с использованием соответствующих терминов и провоцировали остенсивную реакцию – прямой или косвенный запрет на пользование такими дарами.

Представления о чужих отравленных вещах формировались в результате сложного сплетения нескольких факторов, как общих с западными странами, так и специфичных для позднего СССР.
Символическая классификация «своих–чужих» вещей и объектов по параметру «сделанные / переработанные своими руками – произведенные извне» аналогична различениям, на которых в Европе и США базируется «культура недоверия» к еде, произведенной либо в крупных корпорациях (бигмаки в McDonald’s), либо «чужими руками» (этнические рестораны) [24].
Оппозиция «свои вещи – объекты власти» характерна скорее для культур, где «культура недоверия» в результате постоянного социального напряжения направлена против власти. Это делает легенды такого типа типичными для соцстран.
Наконец, самая значимая оппозиция – «иностранные / дефицитные вещи – свои / отечественные» – является специфически советской опасностью, и связана она прежде всего с особым статусом Запада в жизни советского человека.
Такая сложная, иногда «гремучая» смесь из технического прогресса, изменений в образе жизни, социальных классификаций, острых эмоций, которые с ними связаны, и часто зыбких, но полных скрытой опасности политических отношений на микроуровне создавала те самые «чужие отравленные вещи», которые теперь служат для нас еще одним «окном» в повседневность позднего советского периода.
via
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


2019.09.07 10:12 3aJlynuLLLa Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

Как в СССР передвигали дома вместе со спящими жильцами В это тяжело поверить, но советские инженеры и строители действительно передвигали многоквартирные дома, весившие сотни тонн.
Сейчас мы часто можем увидеть фотографии и видео, на которых в Канаде и США тягачи перевозят 2-х этажные частные дома из штата в штат. У многих это вызывает недоумении, как такое возможно!
А теперь представьте, что еще в начале 19 века русский плотник Дмитрий Петров перенес деревянную церковь на 42 аршина (около 30 метров). В деревне решили построить новую каменную церковь, решено было строить на месте старой деревянной. Но так как она была еще очень хорошей и всем привычной, жители не хотели ее сносить. Тогда Петров предложил передвинуть ее в новое место и хотел за это 250 рублей. Со своими мастерами он подвел под церковь деревянные бревна, затем с помощью земляных насыпей приподнял ее и поставил на катки из бревен. Здание укрепили железными скобами и при помощи местных мужиков и канатов перетащили ее на новое место. Так произошел первый в мире перенос здания.
Перейдем к строительной истории СССР.
В 1935 году появился план капитальной реконструкции Москвы, согласно которому многие здания у проезжей части необходимо было снести, но часть из них решили сохранить. Для этого необходимо было передвинуть их подальше от дороги, вглубь квартала.

https://preview.redd.it/f667symzb5l31.jpg?width=1080&format=pjpg&auto=webp&s=b7dddd5ee6dc27fc90663719b370562858019bf6
Для таких работ создали специальное подразделение "Трест по перестройке и перемещению зданий". Его основу составляли метростроевцы. В качестве "тренировок" были передвинуты 6 небольших зданий - это позволило инженером понять, как наиболее эффективно и менее рискованно проводить работы.
Удивительно, но жизнь в переезжающем доме сохранялась на прежнем уровне. В домах была вода, было электричество и даже газ. Все блага подавались в дом благодаря гибким коммуникациям. Жители даже не всегда замечали начало движения, настолько плавным оно было. Просыпаешься с одним видом за окном, а просыпаешься уже с другим)

https://preview.redd.it/hxcxth3dc5l31.jpg?width=1080&format=pjpg&auto=webp&s=b513b1e8d1b1912422e406f8dbd30ac2a851f2d1
Стоит особенно отметить передвижение двух домов.
Дом №24 (бывшее Саввинское подворье), его хотели снести, но жители настойчиво просили включить его в список переноса, опираясь на его архитектурную значимость. Дом перенесли, но по другой причине. Его вес был 23 000 тонн, в то время как мировой рекорд принадлежал Америке ( 11 000 тонн). Вот его и перенесли, дабы уделать заклятых соперников. Кстати, жители очень боялись находится в доме во время движения и просили уведомить о нем заранее, но им специально сказали неправильную дату. Какого же было их удивление, когда они проснулись на новом месте)

https://preview.redd.it/y9h355xoc5l31.jpg?width=1080&format=pjpg&auto=webp&s=f10b687f8df30313a27824b14597d9342a168819
Вторым отметим дом №77 на улице Полины Осипенко (сейчас - Садовническая улица). После переноса, он начал проваливаться, это исправили, но это не помогло ему избавиться от плохой репутации, позже в нем произошел сильнейший взрыв.
submitted by 3aJlynuLLLa to Pikabu [link] [comments]


2019.08.23 04:49 Maru53cool Перепланировка комнаты с одним окном в две изолированные комнаты

Brave - Самый быстрый браузер Всем доброго времени суток! Сегодня хочу рассказать Вам про очень интересный браузер на который я же перешел со своего Google Chrome. Браузер называется Brave и на данный момент является самым быстрым. Более того в будущем при его использовании можно будет получать вознаграждения в токенах BAT за просмотр рекламы, которую будет рекомендовать сам браузер. Так, скачав браузер и используя его на протяжении месяца, вы получите 5$ в токенах BAT. Впрочем, обо всем по порядку.

https://preview.redd.it/hawuu29cp4i31.png?width=877&format=png&auto=webp&s=c3ea8d49341ae5accb7973409732b36691b99250
Для начала стоит отметить, что браузер выполнен на базе Chromium, а это значит, что разобраться в нем многочисленным пользователям Chrome будет несложно. При этом, загрузив Brave, можно получить ряд преимуществ. Первое это конечно же скорость работы, которая превосходит все остальные браузеры представленные на рынке. Прямое сравнение одних и тех же страниц с большим количеством информации и контента показало, что Brave оказывается явным лидером.
При этом блокируется вся реклама, но это не встроенный в браузер AdBlock, а вынужденная необходимость, которая в дальнейшем позволит браузеру интегрировать в него собственную рекламу, за просмотр которой пользователь будет получать справедливое вознаграждение в токенах BAT. Токены можно обменять на доллары и вывести на карту или на электронный кошелёк, с которого потом в свою очередь можно оплатить интернет. Токен можно обменять на 127 биржах, в число которых входит такая популярные биржа как Binance. Стоимость токена на данный момент составляет примерно 0,30$. Токен достаточно стабилен, что позволит управлять им как средством платежа в будущем и даже покупать, что-то в интернете. Но это не значит, что на его хранении нельзя заработать. Любая валюта волатильна и может как расти, так и просаживаться. На данный момент BAT находится на 31-32 месте в списке всех криптовалют, что говори о высокой капитализации и серьёзном уровне самого проекта.

https://preview.redd.it/yrthgt1ip4i31.png?width=877&format=png&auto=webp&s=09cbb02794ac6fe06aec92f5d11fb916bae28374
Ещё одним огромным плюсом браузера Brave является наличие встроенного Tor, окно которого можно открыть в отдельной вкладке. Практически все сейчас пользуются VPN, но это сказывается на скорости работы с сайтам локализированными под наш рынок. Активация VPN приводит к вылету из некоторых учетных записей и приносит много других неудобств, но поскольку мы живём в России скоро без сервиса обхода блокировок в интернете сидеть будет действительно невозможно. Решение с отельным окном с Tor несомненно поможет решить все проблемы разом.

https://preview.redd.it/rt7l1cwjp4i31.png?width=877&format=png&auto=webp&s=c30cdeeffbefc6bd5543218e0075c4c48fdb5a90
Приложение Brave доступно и для мобильных операционных систем. Более того браузеры установленный на ваших устройствах может синхронизироваться и безопасно передавать пароли, а также куки, которые в свою очередь будут выдавать вам тот контекст, который был интересен при последнем сёрфинге интернета.
Для того чтобы скачать браузер Brave необходимо нажать на кнопку. После «exe» файл скачается на ПК. Не стоит боятся всяких предупреждений от браузера, так как файл не представляет никакой опасности для ПК как и любой другой браузер, а вся информация будет хранится исключительно на вашем устройстве. Далее нажимаем на файл и устанавливает браузер. Вся процедура занимает буквально 2 минуты. После потихоньку переносим все инструменты со своего старого браузера. Лично я уже перешел на Brave с Google Chrome и ни чуть не жалею.
Скачать браузер Brave можно по ссылке https://brave.com/dbn071
submitted by Maru53cool to u/Maru53cool [link] [comments]


https://bit.ly/2AopN0R